Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Каждая разбитая иллюзия есть ступень знания.

Рерих Е.И. Письмо от 24.09.1935
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально

Подписаться

Музей:         
Книги:         

«ЗОВ ПРЕПОДОБНОГО»

Авторы: Горская Елена / Цесюлевич Л.Р.



Теги статьи:  Алтай, другие художники, выставки, Преподобный Сергий, Цесюлевич

Л.Р. Цесюлевич. ЗОВ ПРЕПОДОБНОГО. 1996 – 2014

Г.Д. Щербакова открывает выставку

Л.Р. Цесюлевич в мастерской у своей картины


10 мая в Музее Н.К. Рериха состоялось открытие выставки картины заслуженного художника Российской Федерации Леопольда Романовича Цесюлевича — его новой работы «Зов Преподобного», посвящённой Святому Сергию Радонежскому. Эта картина — дар художника музею.

Галина Дмитриевна Щербакова, открывшая выставку, напомнила о том, что два года назад в этом же зале с большим успехом прошла персональная выставка Л.Р. Цесюлевича, а сейчас в нашей экспозиции находятся работы, написанные художником специально для музея, — они посвящены жизненному по­двигу Елены Ивановны и Николая Константиновича Рерихов. Галина Дмитриевна отметила, что именно по совету Юрия Николаевича Рериха Леопольд Романович переехал на Алтай, который стал для него второй родиной. Здесь он не только занимается живописью, но и активно участвует в общественной жизни. Нельзя переоценить и заслуги Леопольда Романовича в обнаружении в селе Верхний Уймон дома Атамановых, в котором останавливались Рерихи во время Цент­рально-Азиатской экспедиции. Исследователи алтайского периода экспедиции Н.К. Рериха опираются именно на те материалы, которые собраны Л.Р. Цесюлевичем. Ему же принадлежит заслуга в установке на доме В.С. Атаманова мемориальной доски, посвящённой пребыванию здесь великого художника. И до настоящего времени Леопольд Романович остаётся одним из самых глубоких исследователей творчества семьи Рерихов, пишет статьи и выступает с сообщениями на эту тему.

Представляя новую картину мастера, Г.Д. Щербакова сказала: «Сегодня мы знакомим наших зрителей с работой художника, посвящённой Сергию Радонежскому. Картина очень необычная, и, я уверена, она впечатлила многих из вас. Мы привыкли видеть иконописное изображение Преподобного Сергия. Здесь же автор предлагает совершенно другое решение. Мы видим Сергия живым человеком, зовущим за собой на подвиг. Никто не может лучше самого художника рассказать о своей картине. Поэтому предлагаем вашему вниманию видеозапись рассказа Леопольда Романовича о замысле картины и его чувствах во время её создания».

Л.Р. Цесюлевич: «О самом Сергии Радонежском вы хорошо знаете. Если есть что-либо сущее, то у него есть и свой создатель. Без создателя ничто не существует. С пустого места ничего не начинается. И России изначально было суждено стать мостом в будущее. Значит, народ должен быть готов к этому. Впереди предстояли очень многие испытания, очень тяжёлое время. Мост в будущее необходимо было проложить. И кто-то должен был воспитать в народе героический дух — жертвенный, патриотический, готовый побеждать, и не во имя своё, а во имя Общего Блага. Такой народ надо было подготовить, и это удалось сделать. Этому народу Святой Сергий позднее скажет: "Помоги Земле Русской!" И все напасти в конце концов побеждались. Это и есть тот русский дух, о котором ещё Ф. Тютчев сказал:

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

Иноземцы не могут понять — что же это такое, русский дух? Пытаются сломить его, но он есть, он остаётся. Откуда он пошёл? От многих, и особенно — от Сергия Радонежского.

Здесь, на картине, Он изображён ранним утром, зимой, среди заснеженного елового леса. Он идёт на гору Маковец. Оглядывается, зовёт за собой. Он пришёл в самую гущу народа и зовёт за собой. Там, в глубине, ещё ночь, там — глубины Руси, не темнота, не тьма, но сумерки. Русь ещё не проснулась, её надо разбудить. Появился первый луч солнца.

Как родилась эта картина? Не так, как "Встреча в пустыне", о которой я уже рассказывал, и не так, как картина "Урусвати". Это нечто такое, что я помнил с очень давних времён. Этот эпизод жизни я помнил и ребёнком, помнил, когда стал старше. И вот однажды, в 1996 году, сидя на заседании в городской администрации, я подумал: "Почему же я до сих пор это не нарисовал? Надо нарисовать". И тогда же сделал набросок в блокноте. Потом завёл папку и почти каждый день открывал её, и каждый раз рождались мысли — что надо изменить, что сделать по-другому. Набралась масса эскизов. И так длилось восемна­дцать лет. В конце концов приблизилось 700-летие Сергия, дальше тянуть было уже нельзя.

Что же мне помнилось? В памяти осталось раннее утро, между елями только-только встаёт солнце. Я иду по заснеженному лесу, но иду не один. Со мной рядом такой же молодой человек, как и я, мой очень добрый друг, с которым я всегда беседую обо всех духовных вопросах. Идём одни по лесу, и вдруг видим, что дорогу нам пересекает высокий монах. Остановились, затихли — мы знаем, что если монах идёт по лесу, то он никогда не идёт просто так, он молится. А молитве мешать нельзя. Затихли, замолкли, стоим. Он заметил нас, повернулся, и мы увидели — Сам Сергий Радонежский... Он глянул в глаза, и этот взгляд запечатлелся навсегда. Его правая рука поднялась для привычного благословения... Рука только поднялась, благословения ещё не произошло... Что было дальше — память не сохранила, но эта картина осталась жить во мне. И восемнадцать лет я искал, как это убедительно запечатлеть на полотне.

На Сергии был чёрный плащ из сукна и клобук — головной убор — тоже чёрный. Так тогда одевались монахи. Но в памяти осталось, что в тот момент, когда Он глянул, Он был Светом. Я тогда не видел ни чёрного плаща, ни чёрного клобука. Я видел Свет — значит, я должен его изобразить. Что может быть в природе светлее белого снега? Тем не менее Сергий был светлее снега. Как же это сочетать, как отобразить? Восемнадцать лет шли поиски. В конце концов я решил так: изобразительное искусство — это не наглядное пособие по оптике, это выражение не очевидности, а духа, сути явления. Если бы мы увидели на картине чёрное сукно, посох, мы видели бы только это, но не видели бы, кем Он является и что несёт в себе.

В оптике есть закон: свет поглощает цвет. Представим, что мы идём по ночной улице, впереди — двое людей, один в синей куртке, другой в красной. Внезапно появляется автомобиль, мощной фарой освещает эту пару и нас. И что мы видим в первый момент? Белые силуэты людей. Мы не видим цвета. Я использовал этот закон и выбрал такое решение: первый луч солнца внезапно вырывается из-за высоких елей и всё освещает. Фигура Сергия — самая светлая в картине. За ним — большая освещённая ель, которая даёт мощные тёплые рефлексы на Его одежду. Так я попытался выразить то впечатление, которое было тогда, много лет назад.

Сергий был очень сильным человеком. Это мы знаем по описанию, знаем по житию, по делам, которые Он совершал. По легенде, медведь помогал Ему носить брёвна. Но ведь мы понимаем, что сам медведь погрузить лесину себе на спину не может. Это человек должен поднять срубленную сосну и положить медведю на спину, а потом взять другой её конец и нести, как это изображено на картине Н.К. Рериха.

Сергий был очень сильным, прямым, очень решительным, в Нём был синтез качеств, полная симфония. Абсолютный разум и совершенное сердце. Очень чуткий, внимательный, бережный к братии, к людям, ко всей природе. Сострадательный и доброжелательный, но одновременно решительный, абсолютно непреклонный и духовно столь сильный, что мог то, что другим было не под силу, — помирить князей, которые воевали между собой, постоять за будущее, за дух народа. И поэтому я изобразил Его прямым, крепким, широкоплечим. Его руки — это руки рабочего человека. Он был игуменом, но не признавал никаких знаков отличия. Он отказался от сана митрополита, пребывая в простоте, вере, Истине.

Руки человека по традиции выражают его духовный мир. Левая рука Сергия очень крепко держит простой посох, с такими ходили крестьяне. Посох был необходим, особенно в путешествиях. Правая рука привычно поднимается для благословения. Кроме того, Он показывает на вершину горы, где стоит церквица, которую сам построил. Сергий как бы зовёт в этот скит, в пустынь. На самом деле Он зовёт идти верхним путём, зовёт следовать Высшей Воле. Одновременно Он смотрит, кто идёт рядом, зовёт за собой. В Его глазах — боль за то зло, которого так много вокруг, но при этом есть и непреклонность. Его рука указывает и на небо. А небо грозное, и там зреет пламенная заря. До поворотного времени осталось 700 лет.

Когда жил Христос, оставалось две тысячи лет. По космическим меркам это не много. Уже тогда Христос пытался донести до человечества мысль: "Возлюби ближнего", то есть зажги огонь сердца и овладей пространственным огнём. Во времена Сергия ещё ближе приблизилась эпоха огненных энергий, когда невозможно будет жить, не овладев ими. И Сергий на это указывает.

Конечно, в картине можно найти целый ряд и других идей. По мысли Платона, художник иногда выражает то, что он сам и не думал выражать, потому что он следовал высшему вдохновению.

Теперь относительно сходства. Прижизненных портретов Сергия нет, хотя в то время личные портреты уже появились — так называемые парсуны. Таких изображений Сергия мы не знаем, они не найдены. Я думаю, Он не хотел сохранять для будущего черты своего лица, — это было для Него не главное. Главным было — чтобы то, чем Он сам живёт, жило в народе. Именно так Он воспитывал братию. Сохранился покров для мощей, вышитый приблизительно через 30 лет после Его ухода. Многие склонны считать, что создавал его тот, кто видел Святого уже в преклонном возрасте, потому что на нём явно выражены характерные черты лица. Вот на этом я и пытался основываться. Во-вторых, есть фотография с иконы, которая была прислана Еленой Ивановной Рерих Рихарду Яковлевичу Рудзитису в 1930-е годы, на ней очень чёткие черты лица. Если Елена Ивановна прислала, значит, на этом можно основываться. Я опирался на эту фотографию, которую переснял 33 года назад. И третий источник — это то, что я знаю, кем был Сергий Радонежский, какая эта Величайшая Личность, для чего и как Он жил».

В выставочном зале музея не было человека, которого не впечатлил бы рассказ художника. Люди долго не расходились, продолжая стоять возле картины, погружённые в размышления.

На днях мы получили письмо из Омска, в котором Ирина Михайловна Солуянова, не знакомая с пояснениями Леопольда Романовича, делится своими мыслями о его новой работе. Обращаясь к художнику, она пишет: «Уважаемый Леопольд Романович! Мне посчастливилось увидеть Вашу необыкновенную работу, которую Вы посвятили Святому Сергию Радонежскому. Эта символичная картина оставила глубокий след в моём сердце. Очень много ассоциаций возникло в сознании, когда я смотрела на неё, хотелось бы поделиться некоторыми из них. Может быть, они далеки от тех мыслей, которые Вы хотели вложить в своё произведение, но, думаю, Вам тоже интересны впечатления зрителей, впервые увидевших картину.

Образ Сергия, такой близкий для сердца каждого русского человека, в Вашем исполнении очень необычен. Чудесный Свет, который исходит от Сергия, — тёплый, всепроникающий, — не могут скрыть никакие земные одежды, он сияет разными необыкновенно нежными красками. Эта светящаяся одежда только подчёркивает, какая мощь Света заключена в Солнцеподобном Облике. Глубоко волнует и взгляд Сергия — живой, очень пронзительный и испытующий. В нём заключены и Зов к Свету, и знание Пути, и надежда, что Его Зов будет услышан, и ободрение, и предупреждение тем, кто за Ним последует, о трудностях предстоящего Пути.

Дремучий, тёмный, холодный лес, который предстоит пройти, наверное, может символизировать состояние сознания человечества. Очень символичны натруженные руки Сергия. В одной он держит посох (как символ Учения Живой Этики)... Другой рукой Он как бы благословляет тех, кто следует за Ним. В то же время эти два перста могут означать и символ Победы (буква "V" — "Виктория"). Ведь мы знаем, что, только следуя за Владыкой, опираясь на Учение Живой Этики, можно пройти победным путём к завещанному Храму, в Обитель Света.

Спасибо огромное за Вашу картину, которая рождает светлые чувства и так о многом говорит...»

Н.К. Рерих в статье «Свет Неугасимый» писал: «Уже есть указания на то, что Преподобный Сергий начал новое служение своему народу. Уже идёт по... всем весям нашей Родины народная молва о всё чаще и чаще повторяющихся явлениях Преподобного Сергия разным русским лицам. Эта молва уже гудит по России... О, если бы мы могли все поверить этой радостной вести, мы знали бы, что час восхода Солнца земли нашей — близок».

Материал подготовила Елена Горская


Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Обитель всех Муз. События Музея Н.К.Рериха в Новосибирске

Статьи по теме, смотреть список



Материалы чтений по теме, смотреть список