Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

«СЕРДЦЕ ОТДАЮ ДЕТЯМ». К 95-летию со дня рождения В.А. Сухомлинского. Часть 2

Авторы: Цыганкова Ю.В. / Резванцева Антонина



Теги статьи:  работа с детьми

А. А. Резванцева

В.А. СухомлинскийНаучить детей чувствовать красоту бытия

В.А. Сухомлинский оставил большое литературное наследие. В книге «Рождение гражданина» отразился опыт тридцатилетней деятельности выдающегося педагога. Василий Александрович делится здесь своими мыслями о том, как воспитать у ребёнка интерес к знанию и стремление к красоте, как научить его трудиться с радостью и вызвать желание стать высоконравственным человеком.

Педагога волновала проблема детской преступности. Он изучил дела 460 подростков, совершивших преступления. Чтобы понять причины произошедшего, он познакомился с семьями и школьными коллективами, в которых воспитывались эти дети, и обнаружил, что чем тяжелее совершённое ребёнком преступление, тем беднее были интеллектуальные, эстетические, моральные интересы и потребности семьи, в которой он рос. Ни в одной из этих семей не было домашней библиотеки, на 460 семей было 780 книжек. Дети не могли назвать ни одного имени композитора, ни одного музыкального произведения. Когда им дали послушать «Танец маленьких лебедей» из балета Чайковского «Лебединое озеро» и «Танец эльфов» Грига, то «ни один из этих подростков не мог сказать, какие картины создал композитор музыкальными образами», «ни у кого из них музыкальная мелодия не пробуждала никаких чувств, не вызывала никаких воспоминаний»1. Сухомлинский решил проанализировать, были ли у этих детей «взаимоотношения, сутью и содержанием которых является отдача духовных сил»2, радость от творения добра, и выяснилось, что ни в семьях, ни
в школах этого не было, причём отношения взрослых и детей совершенно не зависели от материальной обеспеченности. В результате этого глубокого исследования Сухомлинский пришёл к выводу, что «моральное лицо подростка зависит от того, как воспитывался человек в годы детства, что заложено в его душу от рождения до 10 – 11 лет»3.

Проделанная работа помогла ему определить основные задачи воспитания, которые он поставил перед собой и перед коллективом педагогов школы. Из множества этих задач я коснусь эстетического воспитания, которому Василий Александрович придавал огромное значение. Он считал, что очень важно развивать в детях высокую мыслительную и эмоциональную культуру, воспитывать в них желание делать что-то для других и при этом чувствовать себя счастливым, научить их радоваться встречам с красотой. Главным для него было развитие у детей высоких мыслей, чувств и переживаний.

Сухомлинский считал, что тонкие движения детской души надо воспитывать, мы не можем рассчитывать на то, что в ребёнке сама собой появится чуткость к окружающим и он сам научится видеть, что кому-то нужна помощь. «Моральное, эмоциональное, эстетическое воспитание подростка немыслимо без развития в нём способности ощущать оттенки мысли и чувств людей»4. Он полагал, что в первую очередь нужно воспитывать «чувствительность к слову» — «это одна из предпосылок гармонического развития личности»5. Слово педагога, наставника является важным средством воспитания такой утончённости.

Как же он сам это осуществлял? В школе Сухо­млинского уроки в начальных классах часто проходили на природе, кроме того, педагоги с детьми совершали прогулки. Именно здесь дети учились видеть и выражать в словах красоту природы. Василий Александрович начинал с того, что приводил примеры слов, передающих оттенки красок и звуков, например, на закате или на восходе солнца, и учил детей находить соответствующие слова. «Каждое слово, найденное подростком в сокровищнице родного языка, требовало большого напряжения интеллектуальных и эмоциональных сил. Слово выражало большую внутреннюю работу подростка по самовоспитанию чувств»6. Сухомлинский считал, что человек, который чувствует красоту слова, научится ощущать и красоту бытия.

Эти приёмы педагога мы можем использовать и в нашей работе. Беседуя с детьми о картинах, мы обращаем внимание на оттенки цвета, использованные художником. Когда ребёнок подбирает слова, в его сознании идёт интенсивная работа, пробуждающая чуткость к слову. По мнению Сухомлинского, это возможно только тогда, когда сам воспитатель умеет найти точные, выразительные слова. Педагог должен давать детям пример не только своим поведением, обликом, но и своей речью, богатством своего языка. Сухомлинский с горечью говорит: «Духовные отношения между воспитателями и воспитанниками во многих школах я назвал бы педагогическим косноязычием. Большая беда в том, что воспитатель не умеет выбирать из сокровищницы языка как раз те слова, которые необходимы, чтобы найти путь к единственному, не похожему на другие, человеческому сердцу. Педагогическое косноязычие ограничивается случайными — такими, которые пришли на память воспитателю, — словами. Они отскакивают от сознания воспитанников, как горох от стенки. Ученик не слышит слов воспитателя, его душа остаётся глухой к словам»7.

Сухомлинский, по образованию филолог, был очень творческим человеком, писал рассказы, стихи. Его отличала огромная требовательность к себе. Готовясь к занятиям с детьми, он разрабатывал несколько вариантов беседы, стараясь выбирать самые нужные, точные и выразительные слова, которые затронут струны детского сердца.

На духовное развитие ребёнка мощное влияние оказывают музыка и живопись. «Музыка и пение, — утверждал Сухомлинский, — это могучее средство воспитания». В его школе дети могли в «Комнате сказки», в «Уголке мечты» посидеть и послушать музыку.
«В детстве мои воспитанники любили слушать музыку цветущего сада и цветущего поля гречихи, весенних лугов и осеннего дождя. Они ощущали, переживали красоту окружающего мира, и это облагораживало их душу»8. Подрастая, многие дети сами учились играть на музыкальных инструментах. В школе проходили музыкальные вечера, на которых проводились беседы о музыке, звучали народные песни и произведения классической музыки. Эта работа приводила к тому, что слушание музыки становилось духовной потребностью детей.

Живопись, по мнению Сухомлинского, «утверждает в юной душе чувство величия и красоты человека, поднимает человека в его собственных глазах»9, пробуждает внимание к миру природы. Но к восприятию произведений искусства ребёнка надо готовить. «Уже в детские годы каждый должен учиться открывать красоту природы, чтобы духовная жизнь ребёнка и природа словно бы связывались интеллектуальными, эмоциональными, эстетическими, творческими нитями. (...) Долгие месяцы приходилось ждать, пока ребёнок остановится от удивления перед каким-нибудь неприметным на первый взгляд степным островком или полянкой в лесу, перед украшенным янтарными ягодами кустом шиповника или укрытой лёгкой дымкой степной могилой, — остановится, одухотворённый красотой. Это открытие красоты говорило мне много, и прежде всего о том, что у ребёнка появилось в природе что-то своё, личное. Чем раньше поднялся ребёнок на эту ступеньку эстетического и эмоционального развития, тем больше он подготовлен к рассматриванию произведений живописи»10.

Беседы о живописи проводились систематически и целенаправленно, в результате у детей появлялся интерес к искусству. «Уже в годы обучения в третьем и особенно в четвёртом классах мальчики и девочки стали создавать свои маленькие картинные галереи: сохраняли репродукции картин. Меня радовало, что им хотелось рассматривать картины»11.

Педагог считал, что нужно очень продуманно подходить к экспонированию картин: «Если картины висят на стене несколько месяцев, ученики перестают обращать на них внимание, произведения искусства утрачивают значительную часть своего эмоционального и эстетического влияния»12. Исключительно сильным средством эстетического воспитания Сухомлинский считал портретную живопись. «В системе воспитательной работы нашего педагогического коллектива, — пишет Василий Александрович, — большое место занимает воспитание способности чувствовать человека — чувствовать сердцем тончайшие движения души, уметь увидеть в глазах горе, обиду, страдание, смятение, одиночество. А самое главное — нужно уметь видеть и чувствовать в глазах своего ближнего потребность в человеческом сочувствии, помощи. (...) Зеркалом мысли и чувств являются глаза. Какую бы картину мы ни рассматривали, я всегда обращал внимание подростков на глаза человека, образ которого воплотил в своём произведении художник. (...) Глаза — это сложнейший мир мыслей, чувств, переживаний»13.

Сухомлинский рассказывает в книге о беседах с детьми по картине Леонардо да Винчи «Тайная вечеря». К таким картинам он возвращался неоднократно, проводил по нескольку бесед. «Я обратил внимание на то, что сложнейшие переживания, вызванные словами Христа: "Один из вас предаст меня", нашли своё отражение прежде всего в глазах апостолов»14. Вглядываясь вместе с детьми в глаза святых, в глаза Христа, педагог учит ребят понимать сложный мир человеческих чувств, «столкновение добра и зла, благородства и морального падения — предательства»15. В сознании детей, вдумчиво и внимательно изучающих картину, идёт большая духовная работа. Они учатся не только понимать эти чувства, но и находить слова, передающие состояние души героев картины, они учатся всё глубже понимать человека.

Центром картины Рафаэля «Сикстинская мадонна» являются глаза матери. «В образе божественной девы, которая несёт миру как жертву для спасения людей частицу самой себя — своего сына, мои воспитанники увидели наивысшую красоту мира — силу материнской любви. В глазах матери не только тревога и предчувствие страданий; в уголках её дрожащих губ не только покорная неизбежность, но и твёрдая решимость. Нет в мире другого произведения искусства, которое в человеческих глазах передавало бы такую могучую силу материнства»16.

Эта многолетняя тонкая и кропотливая работа со словом, музыкой, живописью давала удивительные результаты. Жизнь детей была одухотворена красотой. В школе царила атмосфера взаимоуважения и доброжелательства, творческого отношения к любой работе.

Много размышлял Сухомлинский над вопросом, который волнует и нас: «Почему у детей пропадает желание учиться?» В 1 – 4-м классах они ещё стараются, потому что у них есть стимул — родители похвалят, учительница отметит. А потом желание учиться постепенно исчезает. У некоторых детей ломается психика, и в их жизни происходят драмы и трагедии.

Опыт многолетних наблюдений приводит педагога к выводу: «Одна из главнейших причин этого явления — отсутствие или убогость творческого начала в духовной жизни. Подростку уже маловато тех стимулов, которых было достаточно для младшего школьника: выполнения воли и желания дорогого человека, похвалы, поощрения. Подросток стремится выразить себя, и выразить не только в результатах своей учёбы, но и во внутреннем духовном мире. Ему уже не хочется быть только пассивным потребителем духовных благ и ценностей. Он хочет быть творцом. Творческое вдохновение трудом, создающим какие-то духовные ценности, является важнейшим условием полноты его духовной жизни»17. «Творческое вдохновение — человеческая потребность, в которой личность находит счастье»18.

Первыми попытками творчества воспитанников Сухомлинского было сочинение сказок, небольших художественных рассказов, пейзажных зарисовок. «В детстве каждый мой воспитанник сложил от два­дцати до пятидесяти сказок»19. Большинство детей в отроческий период писали стихи, причём строгая рифма не была обязательным требованием, многие писали белым стихом. В своих книгах Сухомлинский приводит примеры школьных работ, в которых отражается детская мудрость, проявляющаяся в том, как наблюдательны дети, как тонко подмечают всё, что происходит в природе, как видят порой незаметную её красоту. Творчество в школе Сухомлинского проявлялось также в «Театре сказки» и в кукольном театре, в изобретении детьми различных станков и оборудования для кабинетов и в выращивании цветов, в изготовлении подарков школе от каждого класса и многом другом.

«Творчество — это основа эволюционности»20, — говорит Учение Живой Этики. В «Гранях Агни Йоги» сказано: «Творчество есть удел человека. Потому следовать путями Учителя значит следовать путями развития творческой мощи. Молодость, сила и ценность народа уявляются в его творчестве. Народное творчество, растущее явно, есть признак путей иерархических, Ведущим Иерархом указуемых. Путь творчества есть путь эволюции и нахождений. Застой Нами осуждён. В школах с самых малых лет, с детских садов, с игрушек надо приучать сознание к творчеству. Пусть творчество станет естественным выражением энергий микрокосма. Пусть мысль научится творить. Важен самый процесс. Пусть строят, и создают, и творят, что хотят, но пусть творят. Школа поставит на правильные рельсы. Творчество надо понять широко: и инженер, и полководец, и учёный, и новатор, и учитель народной школы — все творцы в своей сфере. Конечно, искусство превыше других областей творчества, ибо вводит сознание в мир безграничных возможностей. Но надо иметь в виду и то, что границ совершенствованию и улучшению жизни не имеется. Только область искусства ближе всего подводит через красоту к миру несказуемого. Потому пути творчества Утверждаем. Пути творческие Называем путями жизни. Даём новое понимание искусства, Утверждаем творчество всенародное как новую ступень эволюции. Утверждаем творчество для всех»21.

В.А. СухомлинскийЮ.В. Цыганкова

Самое главное — любовь к детям

Книга В.А. Сухомлинского «Сердце отдаю детям» — это его итоговый труд, осмысление всей его деятельности. Тем, кто работает с детьми, я советовала бы прочесть эту книгу целиком, потому что здесь много конкретных примеров, очень подробно описаны действия педагога в сложных ситуациях. А таких ситуаций в нашей практике достаточно, и эта книга может очень помочь в их разрешении. Мне хочется сопоставить некоторые мысли Сухомлинского с фрагментами из Учения Живой Этики, а также педагогическими взглядами Наталии Дмитриевны Спириной, которая преподавала фортепиано детям. В те годы, когда работал Сухомлинский, в Советском Союзе Учение не было известно, но можно с уверенностью сказать, что жизнь и принципы воспитания Сухомлинского были созвучны Живой Этике. Перейдём к конкретным примерам.

В предисловии к книге Василий Александрович пишет: «Что самое главное было в моей жизни? Без раздумий отвечаю: л ю б о в ь   к    д е т я м»22.

В своём выступлении «Шаги Нового Века», как «самые необходимые для продвижения по путям познавания и претворения основ Живой Этики», Н.Д. Спирина подчеркнула два качества, которые сама она проявляла всю жизнь. Это Любовь и Радость. У Наталии Дмитриевны был совершенно новый и для многих необычный подход к детям — абсолютная заинтересованность в каждом ребёнке и любовь к нему. «Огромное значение придаёт Учение чувству радости. "Мыслитель указывал, что радость по силе равна любви"»23.

В главе «Ты живёшь среди людей, мой сын» В.А. Сухомлинский пишет: «Дети не могут жить без радостей. (...) Но радости не должны быть беззаботными. Когда малыш, срывая плоды радости с дерева, заботливо выращенного старшими, не думает о том, что останется людям, он теряет важнейшую человеческую черту — совесть. ...Он должен научиться платить добром за добро, создавать своими руками счастье и радость для людей. (...) Кое-кто из родителей (к сожалению, и отдельные педагоги) считает, что в разговоре с детьми надо всегда придерживаться какого-то детского тона; в этом тоне чуткое ухо ребёнка улавливает сюсюканье. (...) Я все­гда остерегался опасности сбиться на этот тон и, ни на мгновенье не забывая, что передо мной дети, видел в маленьком человеке будущего взрослого гражданина. Мне казалось исключительно важным такое обращение тогда, когда речь шла о труде для людей. Самое плохое, что нередко сопровождает труд детей, это мысль, что они делают большое одолжение взрослым и поэтому заслуживают большой похвалы, награды»24.

В книге «Община» сказано: «То воспитание будет лучшим, которое сможет возвеличить привлекательность блага. При этом не надо калечить прекрасные Образы, как бы во имя детского неразумения, не унижайте детей. Твёрдо помните, что истинная наука всегда призывна, кратка, точна и прекрасна. (...) Тоже необходимо, чтобы слово выражало точную мысль. Изгоняется ложь, грубость и насмешка. Предательство даже в зачатке недопустимо. Работа "как большие" поощряется. Только сознание до трёх лет вместит легко общину. Как ошибочно думать, что ребёнку нужно дать его вещи, ибо ребёнок легко поймёт, как могут быть вещи общими»25. В книге «Сердце» есть такие слова: «С первых лет устанавливается труд, как единственная основа жизни, как совершенствование»26. Ребёнок должен понимать, что труд — это основа, без которой нет жизни, и мы должны его научить этому.

«...Если ребёнок не умеет видеть в глазах другого человека, что у него на сердце, — он никогда не станет настоящим человеком. (...) Учить чувствовать — это самое трудное, что есть в воспитании, — пишет Сухомлинский. — Школа сердечности, чуткости, отзывчивости, участливости — это дружба, товарищество, братство. (...) Любовь маленького ребёнка к матери, отцу, бабушке, дедушке, если она не одухотворена творением добра, превращается в эгоистическое чувство: ребёнок любит маму постольку, поскольку мама является источником его радостей, нужна ему для радостей. А надо воспитывать в детском сердце подлинно человеческую любовь, тревогу, волнения, заботы, переживания за судьбу другого человека. Подлинная любовь рождается только в сердце, пережившем заботы о судьбе другого человека»27. Творчество семьи Рерихов и их последователей пронизано высокими подлинными чувствами. И мы с вами именно этим и занимаемся, когда идём к детям: мы учим их чувствовать, сопереживать, любить.

О сердечном воспитании в книге «Сердце» сказано: «Этот предмет нужно проходить и в семье, и в школе. Нужно придать ему не вид опыта, но твёрдо вести развитие памяти, внимания, терпения, доброжелательства и после обратить наблюдательность за ощущениями сердца. Так будет заложена торжественность и любовь к Прекрасному»28.

По словам учеников Наталии Дмитриевны, она обладала редчайшим качеством — умением сопереживать. Наталия Дмитриевна говорила: «Дети очень чувствительны к справедливости. Когда живёшь по Живой Этике, то ко всему отношение совсем иное. Это не были просто казённые ученики, которых я обязана учить, это были дети, близкие мне. Потому что Живая Этика — это близость всех во всём, всё едино. "Я — вы, вы — Я — частицы Божественного Я". Это были мои детишки, я их жалела, понимала, что им очень трудно». Своим примером Наталия Дмитриевна учила их поступать таким же образом, уметь чувствовать другого человека.

В главе «Дайте ребёнку радость умственного труда, радость успеха в учении» В.А. Сухомлинский пишет: «Одна из важнейших воспитательных задач состоит в том, чтобы в процессе овладения знаниями каждый ребёнок переживал человеческое достоинство, чувство гордости. (...) Обучение происходит в коллективе, но каждый свой шаг на пути познания дети делают самостоятельно; умственный труд — это глубоко индивидуальный процесс, зависящий не только от способностей, но и от характера ребёнка и от многих других условий, часто не всегда заметных. Дети приходят в школу с открытой душой, с искренним желанием хорошо учиться»29.

Как сказано в Учении, «туман мысли лишь от неуважения к сознанию. Нужно эти слова написать в каждой школе»30. Напрашивается вывод, что если не воспитать у ребёнка уважения к собственному сознанию, если он не почувствует радость от умственного труда, тогда у него и будет туман в голове.

Сухомлинский писал: «В наших школах не должно быть несчастных детей — детей, душу которых гложет мысль, что они ни на что не способны. Успех в учении — единственный источник внутренних сил ребёнка, рождающих энергию для преодоления трудностей, желание учиться»31.

В связи с этим вспоминаются слова из Учения: «Каждая мать, подходя к колыбели ребёнка, скажет первую формулу образования — ты всё можешь. (...) Сознание "всё могу" не есть хвастовство, но лишь осознание аппарата. Самый убогий может найти провод к Беспредельности, ибо каждый труд в качестве своём открывает затворы»32. А вот слова Наталии Дмитриевны Спириной: «...принести детям радость и научить и их радоваться. Эта двойная задача должна быть решена и в духе, и на практике всей жизни. (...) Для этого требуется, прежде всего, преодоление себя и обстоятельств жизни, отнюдь не способствующих радости». И только «найдя и утвердив радость в себе, мы принесём её детям. (...) Наша задача — научить их вмещать красоту жизни, открывая им глаза, уча их видеть красоты и мироздания, и произведений искусства и литературы; научить слышать созвучия в музыке и стихах и получать от всего этого радость»33.

«Учение будет самым приятным часом, когда учитель оценит способности учащихся. Только распознание способностей позволит справедливо относиться к будущим работникам. Часто сами учащиеся не понимают своего назначения. Учитель, как друг, напутствует их по лучшему направлению. Никакое насилие не применимо в школах. Только убеждение может приличествовать познанию. Больше опытов, больше бесед, столько радости в приложении своих сил. Малые любят работу "больших"»34.

В своей книге В.А. Сухомлинский приводит слова Л.Н. Толстого: «Если учитель имеет любовь к делу, он будет хороший учитель. Если учитель имеет только любовь к ученику, как отец, мать, он будет лучше того учителя, который прочёл все книги, но не имеет любви ни к делу, ни к ученикам. Но если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам, он — совершенный учитель»35.

Наталия Дмитриевна пишет: «Научить любить тот предмет, который учитель преподаёт, он может, только сам пламенно любя этот предмет. (...) Увлечённость заражает; доброта вызывает ответную реакцию; крайняя заинтересованность учителя в преподаваемом предмете непременно заинтересует в нём и учеников. (...) Закон взаимности действует: взаимоуважение, взаимная любовь, взаимопонимание, со-чувствие, то есть умение сострадать и сорадоваться, — всё это привлечёт детей и сделает предмет преподавания более доступным для понимания, более усвояемым»36.

В.А. Сухомлинский: «Учитель должен знать и чувствовать, что на его совести — судьба каждого ребёнка, что от его духовной культуры и идейного богатства зависит разум, здоровье, счастье человека, которого воспитывает школа»37.

В книге Сухомлинского есть глава, которая называется «Комната сказки». Вот как создавалась эта комната: «Через 3 месяца после начала работы "школы радости" мы оборудовали Комнату сказки. С помощью старших школьников создали обстановку, в которой дети чувствовали себя в мире сказочных образов. Много пришлось потрудиться, чтобы всё вокруг навевало ребятам воспоминания о сказке, которую мама рассказывала в раннем детстве, о вечерних сумерках, о весёлом огоньке в печке. Вот жилище злой Бабы-Яги — сказочная избушка на курьих ножках, окружённая высокими деревьями и пнями, рядом с избушкой — фигурки сказочных персонажей: Хитрая лиса, Серый волк, Умная сова. В другом углу — хатка дедушки и бабушки, в небе — гуси-лебеди, уносящие на своих крыльях маленького мальчика... В третьем углу — синее море-океан, на берегу которого — ветхое жилище доброго старика и злой старухи, у порога — старое корыто, на завалинке сидят старик со старухой, а в море плавает золотая рыбка. В четвёртом углу — зимний лес, сугробы, среди которых пробирается, утопая в снегу, маленькая девочка, — мачеха послала её в зимнюю стужу за ягодами... Из окна избушки выглядывает козлик. А вот большая рукавичка, в которой живёт мышка, к ней приходят нежданные гости. Из фанеры сделан большой пенёк, на нём куклы — девочка-малютка, серый зайчик, лисичка-сестричка, медведь, волк, козлик, соломенный бычок, Красная Шапочка.

Всё это постепенно мы сделали сами. Я вырезал, рисовал, клеил, дети помогали мне. Я придавал очень большое значение эстетическому характеру обстановки, в которой дети будут слушать сказку. (...) Даже освещение в Комнате сказки играло очень большую роль. Когда рассказывали сказку о Царевне-Лягушке, в лесной чаще зажигались маленькие лампочки, в комнате царил зелёный сумрак, хорошо передающий обстановку, в которой развёртываются события (...) Раз в 2 – 3 месяца мы обновляли обстановку в каждом уголке Комнаты сказки — вырезали из фанеры новые фигурки, деревья, кусты, строили теремки»38.

«Ребёнок прекрасно знает, что в мире нет ни Бабы-Яги, ни Царевны-Лягушки, ни Кащея Бессмертного, но он воплощает в эти образы добро и зло, и каждый раз, рассказывая одну и ту же сказку, выражает своё личное отношение к плохому и хорошему. Сказка неотделима от красоты, способствует развитию эстетических чувств, без которых немыслимо благородство души, сердечная чуткость к человеческому несчастью, горю, страданию. Благодаря сказке ребёнок познаёт мир не только умом, но и сердцем»39.

«В Комнату сказки я веду детей не часто — раз в неделю, а то и в 2 недели. Эстетическая потребность никогда не должна удовлетворять до пресыщения. Там, где есть пресыщение, начинается снобизм, мещанская разочарованность, скука и поиски средств "убить" свободное время»40.

Сказка обязательно должна присутствовать в ра­боте с маленькими детьми, она способствует развитию воображения. В книге «Сердце» сказано: «Воображение есть следствие накопления опыта. (...) ...Может быть огромное накопление, и всё-таки вместо воображения проявится лишь похоть и раздражение. Утверждайте, что не может образоваться воображение без сердца. (...) Так можно говорить всем детям во всех школах, чтоб ни одно положение Учения не было отвлечённо»41.

Продолжать подобные сравнения можно до бесконечности. В завершение приведу слова В.А. Сухомлинского из предисловия к книге «Сердце отдаю детям»: «Имея доступ в сказочный дворец, имя которому — Д е т с т в о, я всегда считал необходимым стать в какой-то мере ребёнком. Только при этом условии дети не будут смотреть на вас как на человека, случайно проникшего за ворота их сказочного мира, как на сторожа, охраняющего этот мир, сторожа, которому безразлично, что делается внутри этого мира»42.


* Окончание. Начало в № 11, 2013.

1 Сухомлинский В.А. Рождение гражданина. М., 1971. С. 10.

2 Там же.

3 Там же. С. 11.

4 Там же. С. 254.

5 Там же.

6 Там же.

7 Там же. С. 253.

8 Там же. С. 304.

9 Там же. С. 307.

10 Там же.

11 Там же. С. 309.

12 Там же.

13 Сухомлинский В.А. Рождение гражданина. С. 311 – 312.

14 Там же. С. 312.

15 Там же.

16 Там же. С. 314.

17 Там же. 316.

18 Там же.

19 Там же.

20 Община. 163.

21 Грани Агни Йоги. 1953. Ч. 2. 362.

22 Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям. Киев, 1973. С. 3.

23 Спирина. Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 2. Новосибирск, 2008. С. 49 – 54.

24 Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям. С. 73 – 74.

25 Община. 102.

26 Сердце. 411.

27 Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям. С. 75 – 76.

28 Сердце. 498.

29 Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям. С. 141.

30 Сердце. 507.

31 Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям. С. 142.

32 Община. 102.

33 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 2. С. 52 – 53.

34 Община. 105.

35 Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям. С. 145.

36 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 1. Новосибирск, 2007. С. 477.

37 Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям. С. 145.

38 Там же. С. 154 – 155, 159.

39 Там же. С. 153.

40 Там же. С. 155.

41 Сердце. 196.

42 Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям. С. 4.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Дети и Живая Этика

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Пусть соберете вокруг себя столько Света, чтобы не было места тьме.

Мир Огненный, ч.1, 504
Неслучайно-случайная
статья для Вас: