Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально


Подписаться
Другие сайты СибРО


 

«СЕРДЦЕ ОТДАЮ ДЕТЯМ». К 95-летию со дня рождения В.А. Сухомлинского

Автор: Резванцева Антонина



В этом году, юбилейном для великого педагога В.А. Сухомлинского, в Музее Н.К. Рериха в рамках педагогической секции СибРО состоялось две встречи, посвящённые этому выдающемуся человеку и его наследию. Предлагаем вашему вниманию часть выступлений, прозвучавших на этих встречах (приводятся в сокращении).

А.А. Резванцева

Педагогическая система В.А. Сухомлинского

Василий Александрович Сухомлинский. 1968Фото: Василий Александрович Сухомлинский. 1968

Наши мысли, наши представления о школе будущего очень важны. Именно в этом ключе, через призму школы будущего, мы и будем рассматривать педагогический опыт Василия Александровича Сухомлинского. И как знаменательно, что мы собрались 28 сентября — в день его 95-летия.

В.А. Сухомлинский родился в 1918 году на Украине, в селе Васильевка Херсонской губернии. В 17 лет, ещё не имея специального образования, он стал учителем начальной школы, и только в 30-летнем возрасте заочно закончил филологический факультет педагогического института. В годы Великой Отечественной войны воевал и был тяжело ранен. Осколки от снаряда остались в его груди навсегда, что стало причиной его раннего ухода. Василий Александрович прожил всего 52 года, но сколько было им сделано!

О Сухомлинском говорили: «Он проживал в один день три дня и в один год — три года». Так самоза­бвенно, с полной отдачей трудился всю свою жизнь этот необыкновенный человек.

Вернувшись в 1947 году в родные края после ранения и длительного лечения, он стал директором Павлышской средней школы. «Ни с чем не сравнимым счастьем» были для него годы работы в школе. А девизом всей его жизни и деятельности могут служить слова «Сердце отдаю детям» — так назвал он одну из своих книг.

Василий Александрович написал 38 книг и десятки статей, многие из которых до сих пор не опубликованы. Защитил кандидатскую диссертацию, был членом-корреспондентом Академии педагогических наук и оставил ярчайший след в педагогике.

Последние годы его жизни были омрачены нападками на него в центральных газетах. Его обвиняли в недостаточной партийности, в скатывании на позиции бесклассового воспитания. Может быть, это тоже стало одной из причин его раннего ухода.

Что же составляло основу педагогической системы Сухомлинского?

Самым важным в работе с детьми он считал воспитание. Всё было направлено на то, чтобы ребёнок хотел идти в школу, учился с радостью, чтобы в школе царила атмосфера труда, поддерживались ровные, спокойные отношения, отсутствовала суета и раздражительность.

Сделать ребёнка счастливым, сохранить его здоровье, вооружить его мировоззрением, воспитать тонкость чувств и заложить высокую нравственность — эти задачи ставил Сухомлинский и решал их вместе с коллективом единомышленников.

Особо хочется сказать о том, как он создавал педагогический коллектив. Ведь в одиночку даже самый гениальный человек ничего не сможет сделать. Василий Александрович подбирал этот особенный коллектив из самых обычных людей, не всегда даже имеющих педагогическое образование, при том, что его требования к учителю были очень высокими.

Первое: не может быть учителем тот, в ком нет любви к ребёнку и веры в него. Обратим внимание, что веру в ребёнка он ставит на один уровень с любовью к нему.

Второе: учитель должен отлично знать свой предмет. Школьная программа для учителя — это азбука его кругозора. Но только когда его кругозор неизмеримо шире школьной программы, он подлинный мастер, художник, поэт педагогического процесса. Сухомлинский считал, что учитель должен ориентироваться в самых сложных вопросах науки, основы которой он преподаёт в школе, а также ориентироваться в вопросах, представляющих собой передний край научной мысли.

Третье: обязательное знание души ребёнка, особенностей его мышления и восприятия окружающего мира.

Четвёртое: высочайшая речевая культура учителя. Посещая уроки, Василий Александрович заметил, что когда учитель говорит очень чётко, его речь логична и последовательна — дети не устают. И наоборот, «ко­гда я сидел у учителя, речь которого была хаотичной, нелогичной, дети выходили с урока буквально "выжатыми"». Сухомлинский говорил: «У учителя должна быть идеальная ясность мысли».

В свою школу он принимал только тех педагогов, кто горел любовью к детям, кто был талантлив и любил своё дело. Кто же не соответствовал этим требованиям, уходили сами. Об одном из таких учителей он сказал: «Он был ни горячим, ни холодным, а лишь тёпленьким, поэтому не смог работать с детьми».

Как директор, он делал всё для того, чтобы у преподавателей было время читать, работать над собой и заниматься здоровьем. Он сумел так чётко организовать их труд, что в рабочее время они успевали сделать очень многое. После уроков учителя были заняты только один раз в неделю, в остальные дни это время было свободным и неприкосновенным. Все дни каникул учителя должны были отдыхать. До минимума была сведена бумажная работа. И, конечно, всё это давало результат.

Вся школьная обстановка, окружавшая детей, была продумана до мелочей. Сухомлинский считал, что ребёнок должен расти в атмосфере красоты и творчества. В школе на 560 детей работало 80 кружков. Преподаватели выпускали с детьми журналы самых разных направлений: литературный, математический и многие другие. Развитие творчества детей было задачей номер один.

Василий Александрович считал, что здание школы должно быть окружено «фабрикой кислорода». Рядом с Павлышской школой располагался большой приусадебный участок, который буквально утопал
в зелени: росли яблони, груши, сливы, абрикосы, вишня, орех, рябина, ель, кедр, сосна, берёза и огромное количество цветов. В саду было множество всевозможных беседок, аллей, лужаек. И вся эта огромная территория обихаживалась руками детей. За 20 лет 40 гектаров неплодородной земли ученики и педагоги превратили в цветущие сады.

В помещении школы были «зелёные» комнаты, зимний сад, цветы. Кроме того, имелись небольшие уголки, где дети могли уединиться, музыкальная комната, комнаты живописи, сказок, комната мысли и другие. В школе был культ книги, в каждой комнате имелись книги, которые мог взять любой ребёнок.

У Сухомлинского был свой взгляд на отдых: «Отдых мы усматриваем в разумном чередовании видов деятельности, — говорил он. — Мастерство воспитания мы видим в том, чтобы часы, свободные от учения и физического труда, были наполнены живой волнующей мыслью, глубокими нравственными, интеллектуальными, эстетическими чувствами».

В результате исследований и наблюдений Сухо­млинский пришёл к выводу, что причина плохой учёбы в 85 % случаев заключается в скрытых недомоганиях, которые ребёнок ещё не ощущает, поэтому в школе уделялось большое внимание здоровью детей. Летом все ребята обязательно ходили в походы. Около половины всех уроков в начальной школе проходило на свежем воздухе, для чего на лужайках были оборудованы беседки. Когда ребёнок приходил в 1-й класс, его обследовали и разрабатывали индивидуальную программу отдыха, питания и лечения, которая выполнялась как дома, так и в школе.

Работала и «родительская» школа, в которой было семь групп — от молодожёнов до родителей выпускников, отдельная группа для родителей детей с отклонениями в развитии. Эту школу отцы и матери посещали до конца обучения своих детей. Для них читались лекции о том, как прививать любовь к труду и учению, как развивать способности и речь, как предотвращать нервные заболевания, укреплять здоровье, воспитывать чувство красоты, и о многом другом.

Каждый понедельник на совещании кто-нибудь из учителей рассказывал о духовной жизни своего детского коллектива: о радостях, огорчениях, пробле­мах и стремлениях. Подробно останавливались на тех детях, с которыми возникли какие-то трудности; другие учителя тоже высказывались. Обозначалась проблема, и намечались пути решения. За трудными детьми закреплялись наставники, и начиналась длительная целенаправленная работа всего коллектива. Ни один ребёнок не выпадал из поля зрения взрослых.

Очень важной задачей Сухомлинский считал развитие в детях чувствительности к окружающему миру, тонкости чувств. В первую очередь он связывал это с тонкостью понимания слова, считая, что тонкость чувств и мышления зависит от умения пользоваться словом, различать его оттенки и значение. Чтобы научить этому детей, Сухомлинский начал сам наблюдать за природой и в результате написал тысячу сочинений-миниатюр, которые потом читал детям. Каждое его сочинение было посвящено какому-нибудь явлению природы и вызванному им чувству. И когда он понял, как много это даёт детям, он повёл их в сад, в лес, в поле, к реке, и они стали учиться писать о том, что увидели и пережили. Учителя с энтузиазмом подхватили это начинание. В результате в школе было собрано 45 томов детских работ: сказок, миниатюр и др. Практически все дети писали стихи.

В школе установились свои традиции и праздники. Проводился День матери, День героя, праздник песни, праздник снежного городка, неделя сада (весной и осенью), праздник хлеба. Одна из традиций школы — у каждого ребёнка обязательно был друг старшего возраста. Ещё одна традиция: каждый класс в конце года дарил школе какой-нибудь полезный предмет, сделанный своими руками.

Правила школы гласили: «Увидел на школьной усадьбе надломленную ветку — подвяжи, смажь рану. Не можешь сейчас сделать — сделай вечером. Не можешь сам — сообщи старшему. Если увидел засохшую землю вокруг розы — разрыхли, а вечером полей. Увидел бумажку во дворе, в классе, в коридоре — подними и отнеси в урну. Книгу в библиотеку возврати в лучшем состоянии, чем взял. Сдавая после работы инструмент, наточи его». Это значило: не жди, когда это сделает кто-то другой, предъявляй требования к себе и не разбирайся, кто сломал ветку или бросил бумажку.

В воспитательной работе одной из главных была тема подвига. В школьном музее собирались материалы о жизни и деяниях героев, среди которых имена Томмазо Кампанеллы, Джордано Бруно, С.В. Ковалевской, С.П. Королёва, Галилео Галилея, Николая Коперника, К.Э. Циолковского и других.

«Воспитание в широком понимании, — писал Сухомлинский, — это многогранный процесс постоянного духовного обогащения одновременно тех, кто воспитывает, и тех, кого воспитывают». Практика показывала, что прочная, незыблемая основа нравственных убеждений закладывается в детстве и раннем отрочестве, и этому возрасту уделялось особое внимание.

В своей работе педагоги добивались, чтобы добро, честь и справедливость приносили ребёнку личную радость, а зло, бесчестие и несправедливость вызывали тревогу, огорчение, желание это изменить. В школе стремились, чтобы жизнь учеников проходила в атмосфере высоконравственных поступков. О плохом с детьми старались говорить наедине, чтобы не задевать их человеческое достоинство.

Сухомлинский говорил: «Самый лучший учитель для ребёнка тот, кто, духовно общаясь с ним, забывает, что он учитель, и видит в своём ученике друга и единомышленника».

Л. Ф. Кашеутова

Коллективный труд — это сила

В.А. Сухомлинский с учениками в школьном винограднике. 1960­е гг.Фото: В.А. Сухомлинский с учениками в школьном винограднике. 1960­-е гг.

Самое основное условие будет труд, как мысленный, так и физический. В этом движении собираются энергии из пространства. (...) Так труд всякий есть благодать...

Сердце, 79

При подготовке к выступлению я использовала книгу В.А. Сухомлинского «Мудрая власть коллектива». В его системе труд — это одна из важнейших основ воспитания. О труде очень много говорится и в книгах Учения Живой Этики, в письмах Е.И. Рерих, трудах Н.К. Рериха.

Перед В.А. Сухомлинским стояла задача — воспитание человека нового времени, защитника Родины, гражданина своей страны. Что же было сделано этим замечательным педагогом и как решал он эту задачу?

Он считал, что «вся школа должна быть трудовым коллективом, идея труда для людей, общества, народа должна вдохновлять коллективную мысль, коллективные устремления. Нет трудового коллектива — ученики не поймут на собственном опыте необходимость дисциплины, подчинения требованиям старших и своих же товарищей, избранных или уполномоченных руководить».

Труд для каждого ребёнка — это не только обязанность, но и удовлетворение своей потребности в другом человеке. «В основе трудовой жизни ученического коллектива лежит радость труда. Только переживание радости труда в коллективе рождает потребность в труде».

Многие из нас помнят школьные субботники, этот воодушевляющий совместный труд; тимуровские команды, которые тайно помогали пожилым людям. Общее дело сближало с товарищами, укрепляло дружбу. Конечно, радость труда приходит не сразу, «радость труда — это очень нежный цветок, расцветает он только тогда, когда пролито много пота и приобретён почётный знак трудолюбия — трудовые мозоли», — говорил Василий Александрович.

«Радость труда ни с чем не сравнима. Её не поставишь в ряд с радостью, которую дают человеку экскурсии, спорт, игры, художественная литература, музыка. (...) Радость труда — это прежде всего радость преодоления трудностей... (...) Не бойтесь омрачить солнце золотого детства тем, что ребёнку будет тяжело, что он, напрягая свои усилия, сделает больше, чем, казалось бы, позволяют его маленькие силы. (...) Сделав больше, чем, казалось бы, возможно, ребёнок впервые переживает гордость за себя, как будто открывает себя, видит себя глазами других людей».

В труде ребёнок познаёт, что такое коллективное объединение, взаимопомощь, дисциплина, как усталость преодолевается не только напряжением мускулов, но и упорством, стойкостью, узнаёт, что такое совесть и как не подвести товарища. «Единство, достигнутое трудом, — наикрепчайшее единство».

В.А. Сухомлинский говорит: «Я усматриваю очень важную воспитательную задачу в том, чтобы привести каждого ребёнка к неисчерпаемым источникам мысли... Этими источниками я считаю природу, труд, моральную красоту человеческого поведения, книгу и творчество». Василий Александрович водил детей на природу, чтобы там «пробудить в их сознании мысль, которая была бы искрой для костра мышления на всю жизнь. (...) Природа раскрывает им тайны, которые убеждают детей: познавать — это прекрасно!» Всё это — труд души.

Е.И. Рерих писала: «...главное, нужно развивать, начиная от детского возраста, способность мышления. Именно, как Сказано: "Нужно в школах установить науку о мышлении, не как отвлечённую психологию, но как практические основы памяти, внимания, сосредоточенности, наблюдательности"». «Лишь умственный труд даёт нам расширение сознания, и тем приобщает к дальним мирам, ко всему Космосу, и устремляет к радости беспредельного совершенствования».

У Сухомлинского находим созвучные высказывания: «Мы познаём человека труда и самый труд как высшую мудрость жизни. Труд учит быть по-настоящему мыслящим...»

Н.К. Рерих говорил: «Творческий труд — это по­двиг, которому должна быть посвящена вся жизнь», понятие творческого труда он относил к любой профессии, будь то строитель или земледелец, педагог или врач, кузнец или учёный. Сухомлинский называет «творчество самой сутью жизни в мире знаний и красоты. Творчество — это деятельность, в которой раскрывается духовный мир личности, это своеобразный магнит, который притягивает человека к человеку».

Василий Александрович так говорит о детском творчестве: «Пусть маленький ребёнок повторяет то, что было уже сделано, создано другими людьми, но если это деяние — плод его собственных умственных усилий, он — творец, а его умственная деятельность — творчество. Миллионы учеников выращивают миллионы деревьев. Но не всегда эта простая и неприметная на первый взгляд работа — творчество. Творчеством она становится только тогда, когда человек в тончайших, незаметных чёрточках труда, в его результатах замечает то своё, особенное, что отличает его творение от творения других людей».

В своей книге Сухомлинский проводит такую мысль: «Сегодня особенно важно, чтобы наши воспитанники на собственном опыте убедились, что приобретение знаний — это работа, и работа нелёгкая. (...) Мы всячески поддерживаем, углубляем и превращаем в убеждение мысль: чем тяжелее учиться, тем почётнее быть победителем в преодолении трудностей». И как здесь не вспомнить крылатую фразу А.В. Суворова: «Тяжело в учении — легко в бою».

«Ежедневно, на каждом уроке ученик должен что-то добывать собственными усилиями». Умственный труд в школе — «это творение таких взаимоотношений, при которых знания не превращаются в мёртвый, неподвижный груз», а становятся «средством общения и познания человека», заботой «о духовном богатстве другого...»

В книге «Надземное» сказано: «...понятие учительства должно быть развиваемо в людях от ранних лет. Каждый человек может кого-то чему-то научить, и он должен уметь это сделать. Мы одобряем, когда школьники преподают своим младшим собратьям. (...) Так пусть не личная корысть ведёт к учительству, но служение благу. Такое познание служения не приходит внезапно, его нужно воспитать. Так пусть каждый школьник уже почует себя учителем по отношению к младшим. Пусть будут уроки, руководимые старшими учениками, чтобы каждый мог поделиться своим познанием.

Не следует смотреть на такое служение как на скучную тягость, наоборот, пусть каждый научится радостной отдаче, только в таком давании рождается истинная радость.

Мыслитель учил: "Каждый может служить ближнему, каждый может отдавать, если даже у него нет ни единой вещи. Как славно даяние, которое не может истощиться!"»

В своей книге Сухомлинский приводит очень интересный пример. Учительницу математики спросили: «Как вы воспитываете математикой?» Она ответила: «Математика — это прежде всего труд. Я стремлюсь к тому, чтобы воспитанники видели во мне прежде всего труженицу и сами зажигались желанием стать тружениками. Работай до самозабвенья, отдавай любимой работе все свои силы, относись с ненавистью к безделью, лени, легкомыслию — вот принципы, которые я несу своим воспитанникам».

Хочется сказать о том, что В.А. Сухомлинский считает основой, объединяющей коллектив. «Коллектив — сложная духовная общность людей, которые стоят на разных ступенях интеллектуального, идейного, морального, общественного, трудового, эстетического развития, людей с разными потребностями и интересами. Здесь необходимы такие основы, на которые опирался бы и первоклассник, и выпускник-десятиклассник, и учитель с большим педагогическим стажем.

Каковы же эти основы? Как создать духовное единение всех воспитанников и воспитателей? Какова главная сила, объединяющая людей в коллективе?

Эта сила — забота человека о человеке. Ответственность человека за человека. (...) ...Чтобы вся деятельность коллектива была проникнута духом ответственности и заботы о ровеснике, о младшем товарище, о старом и немощном человеке, о всех тех, кто нуждается в помощи». Нужно стремиться «к тому, чтобы в годы отрочества и ранней юности человек как можно больше сил отдавал другим людям». Сухомлинский также говорит, что «духовное благородство невозможно утвердить одними только мыслями, намерениями, какими бы красивыми они ни были. Качество это — чрезвычайно тонкая вещь, и утверждается оно в юном сердце только в соединении с трудовыми усилиями, трудовым напряжением».

В Учении Живой Этики сказано: «Мочь помочь — счастье» (Зов. 15.10.1921 г.). Если помощь оказана с чистым сердцем, то другое сердце отзовётся немедленно. И можно предположить, какая благодарность вспыхнет в сердце человека и наполнит пространство благодатью. Совершится действо не для себя, а для Мира. 

Л.А. Толстихина

Человек — высшая ценность

В.А. Сухомлинский с детьми на природеФото: В.А. Сухомлинский с детьми на природе

Книга В.А. Сухомлинского «Как воспитать настоящего человека» — это цикл бесед, которые проводил с детьми сам Сухомлинский и которые он предлагает для учителей. В книге также есть пояснения автора к этим беседам.

Например: что нужно для того, чтобы наши слова доходили до сердца детей? Вот что об этом говорит Сухомлинский: «Слово учителя я считаю самым необходимым и самым тонким прикосновением человека, убеждённого в правоте и красоте своих взглядов, своего мировоззрения, к сердцу человека, жаждущего быть хорошим. Заметьте — прикосновение убеждённости к жажде быть хорошим, к стремлению стать сегодня лучше, чем был вчера. Только при соприкосновении этих двух понятий возможно настоящее воспитание. Воспитание словом становится возможным лишь там, где перед вами — воспитуемый человек. Творить человеческую воспитуемость — ответственная задача этического воспитания.

Воспитуемым ребёнка делают... радость, счастье, жизнерадостное мировосприятие. Истинная гуманность педагогики заключается в том, чтобы беречь радость, счастье, на которые имеет право ребёнок.

Воспитание не обладает столь магической силой, чтобы делать человека счастливым независимо от обстоятельств, в которых он живёт, но воспитание обязано беречь это огромное духовное богатство маленького сердца — радость, счастье. И если в детскую душу пришло горе, мы должны помнить, что перед нами маленький человек, с которого прежде всего надо снять страдание, смятение, огорчение, дать ему мир и покой, а потом принести радость бытия. Если ваш ребёнок видит мир жизнерадостными глазами, если каждое явление окружающей жизни поворачивается к нему той стороной, которая озарена красотой, тонкостью, хрупкостью, нежностью, — он легче поддаётся воспитанию. (...) Я знаю детей, которые не могли постигнуть ни умом, ни сердцем нравственной красоты лишь потому, что были глубоко несчастны. Иногда событие, кажущееся нам, взрослым, совершенно незначительным, приносит ребёнку огромное страдание. Одна пятилетняя девочка ночь не спала — молча, без слов и без слёз страдала, узнав, что куклу её маленькой подружки оставили под открытым небом и она вымокла на дожде. Если своё маленькое горе ребёнок пережил в одиночестве, без сочувствия и сострадания, его сердце может надолго покрыться ледяной корой равнодушия».

«Чем меньше ребёнок и чем больше у него радостей, предоставляемых в готовом виде старшими, тем важнее, чтобы главной радостью коллектива и личности было творение радости для других людей... Очень важной задачей воспитателя является пробуждение эмоциональной зоркости, внимательности, тонкости чувств. (...) Именно в этот период [начального школьного обучения] надо воспитывать щедрость души во имя счастья других людей...»

«...Человека делает воспитуемым его глубокая вера в другого человека. (...) ...Он [ребёнок] должен, образно говоря, чувствовать свою руку в руке того, кому безгранично доверяет, кем дорожит, кем восхищается и одухотворяется как образцом нравственности. Диву даёшься, когда видишь иной раз, как воспитатель беспомощно разводит руками, удивляясь: ничего не сделаешь с этим мальчишкой, никакие средства на него не влияют. А удивляться нечему как раз потому, что рядом с этим непутёвым мальчишкой нет человека, слово которого было бы для него, малыша, откровением и вместе с тем утверждением истины, поступки которого изумляли бы, восхищали бы его, как яркая человеческая красота. (...)

Рядом с каждым питомцем должна стоять яркая человеческая личность, — тридцать пять лет мучительных поисков секретов воспитания убедили меня в том, что как раз благодаря этому слово воспитателя становится могучим и тонким инструментом в его руках. (...)

Добрая половина всех наших забот — это заботы о том, чтобы каждый наш питомец верил в яркую человеческую личность...

Если ребёнок потерял веру в человека или совсем не знал её, в его душе происходит надлом, а нередко и трагедия. Он перестаёт верить в правду, истину, становится или озлобленным, ожесточённым, или безвольным и лицемерным, двуличным и лживым — какими бы пороками ни взошли семена безверия, человек становится нравственно толстокожим, этические ценности для него не существуют. Он очень зорко подмечает малейшие проявления безнравственности в окружающем его мире, зло как бы притягивает его, он как будто бы мстит кому-то, поступая не так, как его наставляют, а так, как учат его заразительные примеры зла. Надо обладать большой человеческой чуткостью, чтобы заметить эту опасность и предотвратить её. Надо заметить человека, который падает, и не дать ему упасть. Мудрость настоящего воспитания заключается в том, что воспитатель сам является опорой и светочем для тех, кто не знает веры в человека или теряет опору и путеводный огонёк».

«Человек не может быть воспитуемым, если в годы детства он не восторгался красотой духа человеческого. Изумление человеком — вот что должно быть красной нитью всего школьного воспитания. Я считаю, что школа лишь тогда школа, когда главный предмет в ней — человековедение, когда познание мира начинается с познания человеческой души...

В сущности, воспитание настоящего человека есть одухотворение красотой человеческого духа, — столь глубокое одухотворение, что маленький человек задумывается: кто я? для чего я живу на свете? Великое это искусство и великая педагогическая мудрость: уметь говорить маленьким своим питомцам... о красоте человеческого духа».

«...Воспитание является длительной, многолетней подготовкой маленького человека к осознанию истины: Человек — высшая ценность».

Продолжение следует

Литература

Учение Живой Этики.

Рерих Е.И. Письма. Т. 3. М., 2001. Т. 6. М., 2006.

Смирнов-Русецкий Б.А. Творческий труд. СПб., 1992.

Сухомлинский В.А. Мудрая власть коллектива. М., 1975.

Сухомлинский В.А. Как воспитать настоящего человека. Минск, 1978.

Сухомлинский В.А. Павлышская средняя школа. М., 1979.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Дети и Живая Этика

Статьи по теме, смотреть список


Новости по теме, смотреть список



 

 

 
Мысли на каждый день

«Величайший человек тот, кто велик в терпении».

Рерих Е.И. Письмо от 17.08.1934
Неслучайно-случайная
статья для Вас: