Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

«МЫ ИДЁМ К ТЕБЕ, БЕЛУХА...»

Авторы: Деменко Татьяна / Стройнова Юлия



Теги статьи: 


Бассейн реки Аккем


Аккемская стена


Река Аккем


Белуха на восходе


Красная щётка и альпийские маки


Озеро Аккем 


Белуха на закате


Цветущие аквилегии


Белуха с перевала Кара-­Тюрек


Пик Н.К. Рериха


Гора Белуха — одна из главных достопримечательностей Горного Алтая. Она находится в Усть-Коксинском районе, где сосредоточено 80 % всех ледников Республики Алтай, причём половина из них — на Белухе. Она не только высшая точка Катунского хребта, но и удивительно красивый и притягательный памятник природы, к подножию которого ежегодно стекаются тысячи туристов и альпинистов.

Две вершины Белухи — Восточная (4499 м) и Западная (4435 м) — по форме напоминают неправильные пирамиды, между ними находится так называемое «седло» высотой 4000 м.

Первым учёным, дошедшим в 1786 году до северных склонов Катунского хребта и описавшим красоту снежных вершин Белухи, был врач и натуралист Пётр Иванович Шангин.

Подойти же к самой Белухе впервые удалось в 1835 году известному на Алтае учёному и исследователю, врачу Колывано-Воскресенских заводов Фридриху Геблеру. Он подошёл к Белухе с юга и открыл Берельский и Катунский ледники. Через год была опубликована его большая работа «Обозрение Катунских гор с их величайшей вершиной Белухой в русском Алтае».

Первое восхождение на вершины Белухи совершили в 1914 году братья Михаил и Борис Троновы.

Активным исследователем Белухи долгие годы был сибирский учёный, профессор Томского университета Василий Васильевич Сапожников, который с 1895 по 1911 год неоднократно бывал у северной и южной стороны горы и открыл и описал её ледниковый массив. С помощью приборов он измерил высоту вершин Белухи.

В.В. Сапожников объясняет название горы обилием снежного покрова на её склонах. Среди коренного тюркоязычного населения — алтайцев — она именуется Кадын-Бажы (Вершина Катуни), Мус-Туу (Ледяная Гора), Уч-Айры (гора с тремя разветвлениями), а в связи с буддийскими веяниями — Уч-Сюмер.

Н.К. Рерих писал: «На Алтае гору Белуху называют Уч-Сюре. Уч-Орион. Сюре — жилище богов, соответствует монгольской Сумер и индийской Сумеру... На гору Уч-Сюре восходят по белому хадаку. Небесная птица на горе Уч-Сюре победила дракона. Цаган-убугун — белый старик — всегда близок к Большой Медведице»1. «Белуха стоит белоснежным свидетелем прошлого и поручителем будущего»2.

Н.К. Рерих также отмечал, что Белуха находится на равном расстоянии от четырёх океанов — Тихого, Атлантического, Индийского и Северного Ледовитого — и является центром Евразийского материка.

Район Белухи интересен для исследователей и как место древнего оледенения. К.Г. Тюменцев, работавший с экспедицией у южной стороны Белухи в 1933 году, выделял четыре фазы ледниковых эпох, совпадающие с аналогичными эпохами в Альпах. Древние ледники Катунского хребта, сползая с гор, образовали множество долин, заполнившихся водой при таянии ледников. Так образовались многие озёра, в частности озеро Аккем у подножия Белухи. На склонах массива Белухи и в речных долинах, связанных с ним, насчитывается 169 ледников общей площадью 150 км2. Учёные считают, что этот горный массив начал формироваться примерно 1,5 млн лет тому назад.

В названиях ледников Белухи увековечены имена её исследователей. На северо-востоке лежит ледник Сапожникова, или Иедыгемский (10,5 км). С севера спускается ледник Аккемский (7,8 км), или ледник В.И. Родзевича, названный Сапожниковым в честь сотоварища по экспедиции, с которым они вместе производили съёмки ледников. На юго-западе находятся ледник Геблера, или Катунский (8,5 км), и Малый Берельский (8 км), с юга — большой Берельский (10,4 км) и Чёрный (5 км) ледники, и на западе — ступенчатый ледопад ледника Братьев Троновых, или Мюшту-Айры (10,3 км).

Несмотря на то что Белуха относительно невысока, она до сих пор считается суровой и недоступной, что объясняется климатом этого района: здесь всегда холодно, дует пронзительный ветер; горный массив расположен на границе зон 7 – 8-балльной сейсмической активности, в связи с чем здесь очень часты микроземлетрясения, следствия которых — ломка ледяного панциря, интенсивный сход лавин и обвалы.

В 1978 году Белуха была объявлена памятником природы Горно-Алтайской автономной области. В 1996 году этот статус подтверждён Постановлением Правительства Республики Алтай. В 1998 году её включили в список объектов Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. В январе 2000 года Катунский заповедник получил статус биосферного, а прилегающая территория (около 357 000 га) стала национальным парком «Белуха».

У подножия Белухи мы оказались в первых числах августа. Наша группа состояла из восьми человек (сотрудников и друзей СибРО), большинство из которых давно мечтали побывать в столь заповедном и сокровенном месте. Достижению этой цели предшествовал трёхдневный путь вдоль правого притока Катуни — реки Аккем. Подойти к Белухе можно разными путями, в зависимости от этого путешественнику открываются разные виды самой горы. Наш маршрут, один из наиболее популярных и относительно несложных, вёл к Аккемскому озеру, откуда видны все вершины Белухи и так называемая Аккемская стена (ледник Родзевича). Эта белоснежная, почти вертикальная северная стена замыкает долину реки Аккем с юга. С востока, со стороны крупнейшего в этом районе ледника Сапожникова и долины реки Иедыгем лежат самые дикие и нехоженые места. Если же продвигаться к Белухе с запада — со стороны ледника Мюшту-Айры и долины реки Кучерлы, — можно увидеть только Западную, более низкую вершину. Совершенно иной вид открывается с юга, со стороны Казахстана, с ледника Геблера и долины реки Катунь. Именно эти очертания южного склона горы изобразил на своей картине «Победа» Н.К. Рерих, как и на этюде, написанном в 1926 году.

Вернёмся к нашему маршруту, пролегающему вдоль Аккема. Здесь тропа идёт в основном над рекой, сквозь густой лес, постепенно набирая высоту. Река же остаётся где-то далеко внизу, в узком горном ущелье, она не видна глазу и напоминает о себе лишь отдалённым шумом и гулом перекатов. В некоторых местах тропа спускается вниз к Аккему, и тогда уже не только слышен, но и виден его ревущий поток, набегающий на огромные валуны, разбросанные по руслу реки. Пенящиеся и бурлящие молочно-белые воды реки в августе приобретают кое-где голубовато-перламутровый отлив, они студёны из-за их ледникового происхождения.

На всём пути мы встречали множество туристов и альпинистов, которые либо уже возвращались из похода, либо, подобно нам, только шли на встречу с Белухой. Постепенно складывалось впечатление, что все, кого мы встречали, давно и хорошо нам знакомы: об этом говорили улыбки, доброжелательные приветствия, полезные советы, рассказы о том, что ждёт нас впереди, какая там погода и когда же наконец покажется Белуха. Вот к нашей команде прибилась большая белая собака, которая, как нам потом рассказали встречные туристы, долго провожает всех, кто её чем-нибудь угостит; а вот девочка одиннадцати лет с рюкзаком, маму которой мы повстречали двумя часами раньше: «Когда увидите девочку с двумя косичками, скажите, что мама ждёт её на стоянке "Три берёзы"». Девочка же долго пила с нами чай, ела кашу, а мы волновались: «Ведь твоя мама уже давно прошла здесь!» Но она спокойно сообщила, что уже не первый год ходит с мамой к Белухе и до темноты успеет дойти до стоянки. Вот бодро шагают по тропинке, обгоняя нас, две пожилые женщины и двое маленьких детей, которые тоже несут свои рюкзачки. А наш проводник, улыбаясь, говорит: «Если бы у нас был такой же лёгкий груз, как у них, мы бы тоже шагали бодро». Но наш груз не очень лёгок: кроме палаток и разных вещей, в рюкзаках фото- и видеоаппаратура, а также продукты, которых мы по неопытности взяли больше, чем нужно. Чтобы идти было легче, приходилось с ними расставаться: что-то мы оставляли на стоянках, а что-то раздавали тем, кто в этом нуждался.

В общем, тропа, по которой мы шли три дня, оказалась местом многолюдным, заблудиться тут невозможно, зато от встреченных можно почерпнуть полезную информацию и услышать много заботливых и добрых слов, здесь чувствуется особая и столь редкая в городах атмосфера общей доброжелательности и доверия. Что же заставляет людей так меняться и становиться в горах совсем другими, нежели в мегаполисах, где мы обычно проходим, даже не взглянув друг на друга? Может быть, именно сами горы? Или то сокровенное, сокрытое в недрах каждой человеческой души, что влечёт нас сюда? Наверное, в будущем, когда стремление к красоте станет естественным для большинства, люди будут так же просто, по-доброму и по-человечески вести себя не только в горах, но и на равнинах.

На всём протяжении пути к Белухе мы вспоминали о Рерихах и тех огромных трудностях, которые им приходилось преодолевать в Центрально-Азиатской экспедиции в течение нескольких лет. Трудности пути были и у нас, как в любом походе в горы на десятки километров: тяжёлые рюкзаки, опасность обвалов, крутые тропы по курумникам3 и сложный подъём на перевал, холодные ночи в палатках и дожди... Однако запомнились всё-таки не они. За свой недолгий путь мы испытали незабываемое состояние восторга, который окрылял даже в те моменты, когда приходилось идти из последних сил и казалось, что кроме физического отдыха ничто уже не может помочь. Но когда вдруг открывалась ранее не виданная величественная панорама гор или встречался сияющий яркими красками альпийский луг с цветущими жарками и аквилегиями и тут же рядом не тающий круглый год снег, или ниспадающие шумными каскадами водопады, или стоящие на вершине наперекор всем ветрам мощные кедры, — то одухотворённая, живая красота природы вливала в наши сердца бодрость и радость, и путь становился легче, и прибывали силы, которые, казалось, только что были на исходе. Вспоминались слова из книги «Рерих и Алтай»: «Трудная дорога не затмила красот Алтая».

Впервые увидев Белуху издалека, из-за деревьев, не сразу понимаешь, что это она сияет белизной своих ледников, а не солнце, играя в ветвях, слепит глаза. Показалась, сверкнула и опять надолго исчезла за тёмно-синими горами, которые стоят как суровые стражи и кажутся сейчас огромными, потому что к нам они гораздо ближе. Но за ними — Белуха, и мы спешим к ней. От места слияния Аккема с Катунью до подножия Белухи почти сорок километров, туда и лежит наш путь. Но сначала предстоит встреча с Аккемским озером и расположившимся на его берегах довольно многолюдным палаточным лагерем, где нам нужно выбрать место для стоянки и откуда мы будем совершать радиальные выходы, чтобы подойти ближе к Белухе. Когда мы приблизились наконец к Аккемскому озеру и впервые так близко увидели Белуху, нас охватило особенное ощущение: неужели это мы, все вместе, стоим на берегу озера и смотрим, замерев, на величественные белоснежные вершины?

Утром, когда ярко освещены только вершины и стена Белухи, а окаймляющие её с двух сторон горы находятся в тени и выглядят почти чёрными, своими очертаниями она напоминает огромную белоснежную чашу, отражающуюся в глади озера. Это незабываемое зрелище. Всегда — рано утром или вечером, на закате, — повторяется одна и та же картина: из всех палаток выходят люди на берег озера и стоят, обратив взоры к Белухе. Она всё время разная: в зависимости от освещения, прозрачности воздуха, облачности, времени суток гора меняет свои оттенки, на леднике можно увидеть разные силуэты, вычерченные игрой света и тени... Как писал Н.К. Рерих в «Листах дневника», сравнивая гору Гепанг с Белухой, «каждый день — новое освещение, новые небеса». Постоянным остаётся только притяжение, которое испытываешь, стоя перед ней. Грандиозная, окружённая соседними горами Белуха предстаёт таинственной полусферой — этот эффект усиливается зеркальной гладью озера, в котором чётко и ярко отражается гора. Возникает ощущение, что находишься внутри гигантского природного храма, сияющая Владычица которого словно завораживает, наполняя сердца присутствующих особой аурой. Чувство некоторой нереальности происходящего оставалось с нами ещё долго, полностью вытеснив из сознания состояние обыденности. Все пять дней нашего пребывания рядом с Белухой были предстоянием перед миром чистоты, торжественности и бесконечности.

Дважды мы преодолевали путь к подножию Белухи, где начинается ледник и рождается река Аккем. Хотя расстояние от палаточного лагеря до этого места небольшое, всего 5 км, но путь этот нелёгкий и занимает примерно полдня из-за сложности рельефа долины реки Аккем: приходилось без всякой тропы пробираться по серым нагромождённым друг на друга гранитным глыбам.

Эти последние часы и километры пути к Белухе для каждого из нас были особыми и значительными. Несмотря на гул и грохот молочно-белой реки, которая порой течёт совсем близко, прямо под ногами, и брызги долетают до лица, ощущается необыкновенная внутренняя тишина. Голубоватая глина или песок видны между валунами и камнями на берегу, и тут же рядом с бушующими потоками — тихая прозрачная вода, стоящая в каменных бухточках-углублениях. Желтеют солнечные островки альпийских маков, тянутся вверх небесно-синие акониты; насыщенно-розовые альпийские астры растут прямо на отвесных стенах гор, нежно-синие колокольчики стайками собираются около камней или просто на песке, слегка покачивая своими венчиками. Часто встречаются и другие яркие цветы — белые, жёлтые, розовые, непохожие на долинные; вдруг мы увидели прямо около тропы долгожданные эдельвейсы. Иногда пропищит какая-то зверушка, позволит посмотреть на себя издали и юркнет в норку меж валунами и карликовыми берёзками.

Бассейн реки Аккем теперь уже далеко внизу, потому что мы поднимаемся всё выше и выше. Разбившийся на множество переплетённых между собой рукавов — маленьких и больших, — Аккем своим причудливым узором создаёт впечатление целой речной страны; а где-то впереди, в самом центре горной страны, в клубящемся и постоянно движущемся тумане — Белуха. В обоих наших походах к её подножию Белуху в начале пути почти не было видно, она стояла где-то за густой белой пеленой, закрытая туманом и облаками, и казалось, что за этим туманом ничего больше и нет. Но как только мы приближались к леднику, сквозь эту пелену пробивались яркие солнечные лучи, начиналось активное движение облаков, туман вдруг растворялся и перед нами представало величественное зрелище — сияющая на ярко-голубом небе Гора, которую невозможно охватить одним взглядом: приходилось, высоко подняв голову, медленно поворачиваться вполоборота, чтобы увидеть её всю. Стоя перед ней, чувствуешь незримое присутствие чего-то большего, чем просто огромное количество льда и снега, это ощущение словно от соприкосновения с каким-то непостижимым живым Существом, которое видит нас, чувствует наши мысли и устремления, к которому можно обратиться, и оно услышит и поймёт... Это состояние сложно выразить словами, но некоторые из нас попытались это сделать, чтобы принести своеобразный привет от Белухи тем, кто нас ждал и мысленно был с нами в это время.

Сергей Деменко: «Что такое входить в сокровенную страну? Когда входишь — всё вокруг живёт, и ты не знаешь, откуда и кто на тебя смотрит, что он слышит и что видит. Всё необычно. И как мгновенно горы облаками закрываются, так же мгновенно они и открываются. Мы шли под дождём, и вдруг, когда подошли уже к леднику, открылось Солнце, и всё время, когда мы там стояли, была замечательная погода. Мы это все отметили и, конечно же, поблагодарили тех, кто нас там принял. Чувствовалось, что мы не сами по себе, за нами огромная сила. Пришли, приблизились, чтобы почерпнуть из сокровищницы природы мощь и красоту Белухи и передать это вам».

Людмила Константинова: «Уже восемь дней мы в пути и сегодня второй раз подошли к Белухе. Возникло ощущение, что мы прикоснулись к чему-то совершенно новому для нас. Мне даже кажется, будто нам приоткрылась какая-то частичка будущего. Те отношения, которые в нашей группе сложились, та помощь, которую каждый стремится друг другу оказать, преодолевая трудности пути, — это очень ценный опыт сотрудничества, который мы получили в горах. А сейчас, здесь, у Белухи, хочется помолчать, подумать о главном, послать мысли благодарности нашим Старшим, а также сотрудникам в двух музеях — в Новосибирске и на Алтае, — которые сейчас думают о нас. Силу, мощь, чистоту Белухи мы унесём в своём сердце, и это, несомненно, будет помогать нам в наших делах».

Юлия Цыганкова: «Здесь дни недели стираются, время тоже не важно — восход, закат. Как писал Н.К. Рерих, "там вы забудете числа дней и часы, там звёзды заблестят вам небесными рунами". Так и у нас, всё блестит и звучит совсем по-особенному, неожиданно. Я сейчас сидела на камне и читала по памяти стихи Н.Д. Спириной из сборника "Весть Красоты" по картинам Н.К. Рериха. Как они здесь звучат! Среди этой первозданной красоты, напитанной вековыми наслоениями, — как в стихотворении "Скалы":

Века для вас, как минуты,
Проходят грядою стройной;
События дней минуют
Величие ваших стен...

— всё это здесь ощущается. Спасибо всем нашим Старшим, семье Рерихов и Наталии Дмитриевне, что мы прикасаемся к этой Красоте, несмотря ни на какие трудности, препятствия и сложности. Ведь понимаешь, что к духу, к тому величию гор, которое питает наш дух, невозможно прийти по асфальтированной дороге, только на пределе сил можно достичь. Очень трудно подобрать слова, сложно выразить, что на сердце, но хочется благодарить наших Старших за то, что можно прийти сюда и почувствовать Несказуемое, за то, что есть друзья, которые всегда поддержат и придут на помощь, что есть СибРО, Музеи и Часовня...

Мы идём к тебе, Белуха,
Ты прими нас, не гони.
Мы идём к тебе, Белуха,
С чистым сердцем на пути.

Вознести хотим, Белуха,
Мысли светлые о том,
Чтобы мирно жили люди
И хранили общий дом,

Чтобы благо было общим
И Культура процвела,
Чтобы дети наши жили
В мире Света и Добра.

Мы идём к тебе, Белуха,
И несём любви огонь —
Возложить его к подножью
На алтарь великий Твой».

Татьяна Деменко: «Сегодня мы второй раз поднимались сюда, к подножию Белухи, это был достаточно сложный подъём. Я шла и думала, на какой вопрос хотела бы получить ответ здесь, перед ликом Белухи. И почувствовала, что таких вопросов нет, что мне не хочется получить никаких особенных ответов, всё внутри как-то ясно, понятно. Конечно, хочется, чтобы мир становился лучше, чтобы мы могли служить миру и все свои силы направить на общее благо. Чувствуется, что мы получили здесь какой-то особый духовный заряд, и теперь важно сохранить его не только для себя, и вообще хочется, чтобы всё это было не для себя».

Нам ещё предстоял достаточно трудный обратный путь через перевал Кара-Тюрек, находящийся на высоте 3120 м. С него открывается ещё более величественный вид горного массива Белухи, справа от которой уже виден и пик Н.К. Рериха. Вспоминаются полные особого смысла слова Николая Константиновича: «Белы снега и бело серебро самой Белухи-матери»4. «Владычица Алтая, белоснежная гора Белуха, питающая все реки и поля, готова дать свои сокровища»5.


1 Рерих Н.К. Алтай – Гималаи. Рига, 1992. С. 100.

2 Рерих Н.К. Держава Света. Священный Дозор. Рига, 1992. С. 225.

3 Курумники — каменистые россыпи, нагромождения острых камней.

4 Рерих Н.К. Твердыня Пламенная. Рига. 1991. С. 227.

5 Рерих Н.К. Сердце Азии. Новосибирск, 2008. С. 50.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Вести с Алтая




 

 

 
Мысли на каждый день

Живая Этика должна прежде всего выражаться в Этике явленных действий каждого дня.

Рерих Е.И. Письмо от 31.05.1934

Неслучайно-случайная
статья для Вас: