Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

УСТРЕМЛЁННЫЙ К ЗВЁЗДАМ

Автор:



Теги статьи:  наука, космос, Королёв, Гагарин


Сергей Павлович Королёв


Первый искусственный спутник Земли


С.П. Королёв на заседании Государственной комиссии 10 апреля 1961 г.


Юрий Алексеевич Гагарин и Сергей Павлович Королёв

Елена Вагина, г. Екатеринбург

Поверх всяких красот есть одна красота, ведущая к познанию космоса.

Н.К. Рерих

Родина наша — колыбель героев огненной горы, где плавятся простые души, становясь крепкими, как алмаз, как сталь.

А.Н. Толстой

«Велика заслуга тех, кто может устремлять сознание людей к Дальним Мирам. Очередная и спешная задача эволюции — вывести человеческую мысль за пределы Земли на космический простор. Пусть те немногие, кто может, послужат великому делу просвещения человечества», — сказано в «Гранях Агни Йоги»1.

Одним из таких немногих был Сергей Павлович Королёв — советский учёный, академик, дважды Герой Социалистического Труда, конструктор в области ракетостроения и космонавтики. Под его руководством были созданы первые искусственные спутники Земли и космические корабли, на которых впервые в истории совершены полёт человека в космос и выход в космическое пространство.

Сделанное С.П. Королёвым позволяет называть его отцом практической космонавтики. Это определение ставит его рядом с К.Э. Циолковским — отцом космонавтики теоретической. Королёв явился достойным преемником идей Циолковского. Два этих человека накрепко связаны ими же рождённой новой эрой в истории земной цивилизации.

Невозможно в краткой статье рассказать обо всех творческих замыслах и открытиях учёного: пройдя через суровые жизненные испытания, застенки НКВД, ссылку, он всё же смог выстоять и посвятить жизнь науке, направленной на благо человечества. «Быть впереди своего века» — этому девизу Циолковского Сергей Павлович следовал всю свою жизнь.

Говорить о мужестве — значит сказать о лучших людях планеты. «...Подвиг и мужество. Оба понятия должны быть воспитаны через утверждение примеров героев. Следует напомнить о героях, преодолевавших самые нечеловеческие задания. Нужно понять всю сложность условий, их окружавших. (...) Люди полагают, что героические деяния могут зарождаться внезапно, без длительной подготовки, но на деле видим, что много мыслей сложилось, прежде чем образовалось решение самоотверженного деяния»2.

У С.П. Королёва обычная, как у многих, биография и необыкновенная, легендарная судьба...

Сергей Павлович родился 12 января 1907 года на Украине, в г. Житомире, в семье учителя русской словесности. В 1909 году семья переехала в Киев. Когда маленькому Серёже исполнилось три года, родители расстались. В раннем детстве Серёжа воспитывался у бабушки и деда — родителей матери, Марии Николаевны; они жили в маленьком провинциальном городке Нежине под Киевом. В 1916 году мать выходит замуж за инженера-строителя Г.М. Баланина, и семья переезжает в Одессу, где Григорий Михайлович получил работу. На протяжении всей жизни Королёв с благодарностью вспоминал отчима. Именно он заметил способности мальчика к точным наукам и поддержал его желание связать свою жизнь с авиационной техникой. Начальное образование Сергей получил дома под руководством матери-учительницы и отчима.

Шло время. В Одессе, как и по всей стране, стали открываться различные профессионально-технические школы. Новая власть считала нужным вместе с общим средним образованием дать юношам и девушкам профессию. Так, школе №1, со строительным уклоном, поручалось готовить кровельщиков, плотников, черепичников. В конце 1922 года в эту школу пришёл учиться и пятнадцатилетний Сергей Королёв.

Отчим записал его в модельный кружок портового клуба, и Сергей занимался в нём с увлечением, читал статьи по авиации, авиамоделированию и конструированию. Бесконечная жажда знаний двигала Сергеем Королёвым. Как-то раз в библиотеке он наткнулся на книги и журналы, рассказывающие о зарождении авиации и планеризма. Неожиданно для себя Сергей понял, что планер — самый доступный путь в небо, и загорелся желанием построить его. Осуществлению мечты о полётах помогли выработанные им такие замечательные качества, как воля, целеустремлённость, трудолюбие, самостоятельность.

В семнадцать лет Королёв создал свой первый проект летательного аппарата оригинальной конструкции — безмоторного самолёта «К-5». Работа юного конструктора получила одобрение специалистов. Поступив в 1924 году в Киевский политехнический институт по профилю авиационной техники, Королёв за два года освоил общие инженерные дисциплины и стал спортсменом-планеристом. Осенью 1926 года он переводится в Московское высшее техническое училище (МВТУ).

За время учёбы в МВТУ С.П. Королёв получил известность как способный авиаконструктор и опытный планерист. Спроектированные им летательные аппараты «Коктебель», «Красная звезда» и лёгкий самолёт «СК-4» показали его незаурядные способности как авиационного конструктора.

Руководителем дипломного проекта студента Королёва был Андрей Николаевич Туполев. В дальнейшем учителя и ученика связывали взаимное уважение и огромная любовь к Родине и науке. Поздравляя молодого инженера после успешной защиты дипломного проекта, А.Н. Туполев сказал: «В авиации нет лёгких путей. Если не боитесь трудностей, дорога к нам для вас открыта».

Для Королёва авиация значит очень многое, но в сердце живёт ещё одна мечта — строить ракеты и летать на них. «Пробиться к звёздам» становится целью его жизни.

В сентябре 1931 года Сергей Павлович Королёв и талантливый учёный-изобретатель Фридрих Артурович Цандер добиваются создания в Москве группы изучения реактивного движения (ГИРД). В дальнейшем эта группа по существу становится государственной научно-конструкторской лабораторией по разработке ракетных летательных аппаратов, в которой создаются и запускаются первые отечественные жидкостные баллистические ракеты «ГИРД-09» и «ГИРД-10». Эти две ракеты действительно стали историческими: с них начинается летопись советских жидкостных ракет.

Победы ГИРД были не просто техническими. Успешные старты в подмосковном посёлке Нахабине во многом изменили отношение к ракетной технике вообще. Они укрепили убеждённость тех, кто верил в ракету, и поколебали скептицизм тех, кто в неё не верил.

В 1936 году Королёву удалось довести до испытаний крылатые ракеты, зенитную и дальнобойную. Он говорил: «С самого начала, с первой ракеты мы опирались на коллегиальность. Ни одного решения, объекта, графика без обсуждения! В совете КБ десятки человек. Нередко обсуждали противоречащие друг другу предложения. Не раз жизнь опрокидывала наши намётки».

Крепло, набиралось сил Советское государство, народному энтузиазму не было предела. Создавалась прочная научно-техническая база для работ, связанных с испытанием и доработкой ракетного планера с жидкостным реактивным двигателем. Это были первые шаги в развитии реактивной авиации. Но в эти же годы ощущалось приближение войны. В Европе уже было неспокойно...

Внимание учёных всё больше и больше сосредоточивалось на вопросах обороны. Они понимали, что их исследования в области реактивных двигателей будут полезны для обороны страны. Но нашлись влиятельные люди, которые отмахнулись от их предложений, кое-кто обвинил учёных в том, что они мешают оборонным мероприятиям. Понятно, что значило такое обвинение в 30-е годы!..

27 июня 1938 года С.П. Королёв был арестован. Человек дела, мыслящий конкретно, он требовал от следствия фактов, доказательств. Ему становилось всё очевиднее, что обвинение сфабриковано. Королёв защищался, приводя веские доводы и аргументы, но его не слушали. В сентябре 1938 года «правосудие» сказало своё слово: десять лет заключения в исправительно-трудовых лагерях с поражением в правах на пять лет. Место ссылки — печально знаменитая Колыма.

В марте 1940 года Королёв был отправлен в Москву, где спустя четыре месяца судим вторично и направлен на новое место заключения — в московскую спецтюрьму НКВД. В 1942 году переведён в конструкторское бюро тюремного типа при Казанском авиазаводе.

В годы войны заключённый инженер-аэромеханик Сергей Павлович Королёв участвовал в доработке бомбардировщика «ТУ-2» конструкции А.Н. Туполева, сделал расчёты управляемой аэроторпеды, завершил предэскизный проект истребителя-перехватчика, разработал авиационный ракетный ускоритель для боевых самолётов, сам испытал его в полёте. Закончил эскизные проработки крылатой и баллистической ракет.

Легко представить себе, как изменился бы ход войны, если бы реактивные самолёты и артиллерийские установки были запущены в производство за два, три года до начала фашистского нашествия на нашу Родину. Но некоторые высокие государственные деятели не видели пользы в замене винтового двигателя ракетным.

В 1945 году закончилась война, Королёв получил долгожданную свободу. Но что с ней делать? Кто примет на работу вчерашнего заключённого, не реабилитированного, но лишь прощённого? Сергей Павлович пишет докладную записку в правительство, в которой перечисляет сделанное им за годы войны, рассказывает обо всех своих работах довоенных лет. Королёв хочет получить не только юридическую, но и творческую свободу.

Из докладной записки: «Было выполнено несколько сот экспериментальных пусков ракет... В настоящее время было бы своевременным и целесообразным создать конструкторское бюро на одной из производственных баз в системе Главного управления НКВД по реактивной технике... Наибольший интерес представляет тема: одномоторный истребитель с бензиновым мотором и реактивной установкой по специальной схеме. Несомненно, что особое значение представляет разработка реактивных автоматических управляемых торпед для поражения весьма удалённых площадей, по типу немецких боевых ракет...» Королёв готов остаться в системе НКВД?! Да, готов! Во имя дела. Дело было важнее свободы.

Поразительный человек! Вчерашний заключённый требует конструкторское бюро! Усталый, больной — с ним не раз случались сердечные приступы, нищий — стеклянная банка и чайная ложка были всем его имуществом — печётся о судьбе целого направления науки. У него нет канцелярской скрепки, чтобы соединить странички докладной записки, он прокалывает их сапожным гвоздиком, — а ему нужен стратосферный самолёт! Но он нужен не ему лично, этот самолёт нужен для обороны Родины.

Лишь после 1953 года учёным создали необходимые условия для настоящей интенсивной работы. Ракеты надёжно встали на защиту страны. Знаменитый девиз Королёва «Ракеты — это оборона и наука!», с которым Сергей Павлович пришёл в реактивную технику, постепенно начал осуществляться в жизни.

Рождалась межконтинентальная ракета: шла наземная отработка её систем и двигателей. С этой ракетой были связаны давние научные мечты Королёва. Ему уже виделись спутники, запуски животных, полёт человека по околоземной орбите, старты ракет к Луне, Марсу, Венере...

В «Искрах Света» сказано: «В эту эпоху дана людям мысль устремиться к дальним мирам. Но, чтобы это имело основание, посылаются изобретения для космических полётов. Важно, чтобы мысль потекла в этом направлении, и конструкции создаваемые этому помогают»3.

«Науке суждено возглавлять движение к свету и свет утверждать, познание мира и космическое пространство. Чудесные открытия ждут мысли учёных, к ним устремлённой. Дары эволюции ждут, но переданы будут в чистые руки, которые не применят их во зло. Сияюща участь великой страны, мир миру несущей. Спутники — начало новых открытий»4.

«Неразрывными узами связано человечество с Космосом»5, — сказано в книге «Беспредельность». И этот закон должны подтвердить герои науки.

Королёв чувствовал, что он не одинок в своих научных замыслах. Совместно с группой единомышленников он готовит специальную докладную «Об искусственном спутнике Земли» и 26 мая 1954 года посылает её в ЦК КПСС и Совет Министров СССР. В сопроводительной записке он напоминает, что «проводящаяся в настоящее время разработка нового изделия с конечной скоростью около 7000 м/с позволяет говорить о возможности создания в ближайшие годы искусственного спутника Земли». «Мне кажется, что в настоящее время была бы своевременной и целесообразной организация научно-исследовательского отдела для проведения первых поисковых работ по спутнику и более детальной разработки комплекса вопросов, связанных с этой проблемой».

Предложение С.П. Королёва получило поддержку главы правительства страны Н.С. Хрущёва. Впоследствии учёный говорил: «То, что казалось несбыточным на протяжении веков, что ещё вчера было лишь дерзновенной мечтой, сегодня становится реальной задачей, завтра — свершением. Нет предела человеческой мысли».

В небо стартуют ракеты с собаками и другими животными на борту. Все полёты проходят успешно. Но это пока лишь прыжки в небо, а Королёву нужен орбитальный полёт. Человек в космосе — вот его мечта, и ради неё главный конструктор готов был преодолеть все препятствия и доказать всем необходимость и возможность такого полёта.

Много сил отдавал Королёв науке, но никогда не забывал об оборонном деле — все эти годы оно оставалось в его планах. Наземные ракеты разного назначения стояли на страже Родины, шли испытания межконтинентальной баллистической ракеты. Более чем успешный полёт «Р-514» окончательно укрепил авторитет ракетного ОКБ и его руководителя и главного конструктора в глазах высшей власти, в научных и военных кругах. Теперь Королёва ждала «Р-7». Мирное предназначение «семёрочки», как её ласково называли, он предусмотрел давно, с самого начала она готовилась для первого искусственного спутника Земли.

Сергей Павлович делает всё возможное, чтобы открыть человеку путь в космос. Он был согласен с утверждением Циолковского, что познание околоземного космоса сулит многие блага.

Первому спутнику дали название «ПС-1». Когда рождался проект космического первенца, среди инженеров и конструкторов-разработчиков шли споры: каким ему быть по форме? Выслушав доводы всех сторон, Сергей Павлович категорически заявил: «Шар и только шар!» — и, не дожидаясь вопросов, объяснил свой замысел: «Шар, его форма, условия его обитания с точки зрения аэродинамики досконально изучены. Известны его плюсы и минусы. И это имеет немаловажное значение. Поймите — ПЕРВЫЙ! Когда человечество увидит искусственный спутник, он должен вызвать у него добрые чувства. Что может быть выразительнее шара? Он близок к форме естественных небесных тел нашей Солнечной системы. Люди воспримут спутник как некий образ, как символ космической эры! На борту его считаю нужным установить такие передатчики, чтобы их позывные могли принимать радиолюбители на всех континентах. Орбитальный полёт спутника так рассчитать, чтобы, используя простейшие оптические приборы, каждый с Земли мог видеть полёт советского спутника».

Утром 3 октября 1957 года у монтажно-испытательного корпуса собрались учёные, конструкторы, члены Государственной комиссии — все, кто был связан со стартом. Ждали вывоза двухступенчатой ракетно-космической системы «Спутник» на стартовую площадку. Открылись металлические ворота. Мотовоз как бы вытолкнул размещённую на специальной платформе ракету. Сергей Павлович, устанавливая новую традицию, снял шляпу. Его примеру высокой уважительности к труду, создавшему это чудо техники, последовали и другие. Королёв сделал несколько шагов за ракетой, остановился и по старому русскому обычаю произнёс: «Ну, с Богом!».

До начала космической эры оставались считанные часы. Что ожидало Королёва и его соратников? Будет ли 4 октября тем победным днём, о котором мечтал он многие годы? Небо, в ту ночь усеянное звёздами, казалось, стало ближе к Земле. И все, кто присутствовал на стартовой площадке, невольно смотрели на Королёва. О чём думал он, глядя в тёмное небо, мерцающее мириадами близких и далёких звёзд? Может быть, ему вспоминались слова Константина Эдуардовича Циолковского: «Первый великий шаг человечества состоит в том, чтобы вылететь за атмосферу и сделаться спутником Земли»?

Последнее перед стартом заседание Государственной комиссии. До начала эксперимента оставался час с небольшим. Слово предоставили С.П. Королёву, все ждали подробного доклада, но главный конструктор был краток: «Ракета-носитель и спутник прошли стартовые испытания. Предлагаю осуществить запуск ракетно-космического комплекса в назначенное время, сегодня в 22 часа 28 минут».

И вот долгожданный пуск!

Набирая скорость, ракета уверенно уходила ввысь. На стартовой площадке собрались все, кто был причастен к запуску спутника. Нервное возбуждение не ослабевало. Все ждали, когда спутник облетит Землю и появится над космодромом. «Есть сигнал», — раздался по громкой связи голос оператора.

В ту же секунду из динамика полился над степью звонкий, уверенный голос спутника. Все дружно зааплодировали. Кто-то закричал «Ура!», победный клич подхватили остальные. Крепкие рукопожатия, объятия. Воцарилась атмосфера счастья... Королёв оглянулся: Рябинин, Келдыш, Глушко, Кузнецов, Нестеренко, Бушуев, Пилюгин, Рязанский, Тихонравов. Все здесь, все рядом — «могучая кучка в науке и технике», приверженцы идей Циолковского.

Казалось, всеобщее ликование собравшихся в эти минуты на стартовой площадке невозможно унять. Но вот на импровизированную трибуну поднялся Королёв. Воцарилась тишина. Он не скрывал своей радости: глаза его блестели, лицо, обычно строгое, светилось.

«Сегодня свершилось то, о чём мечтали лучшие сыны человечества и среди них наш знаменитый учёный Константин Эдуардович Циолковский. Он гениально предсказал, что человечество не останется вечно на Земле. Спутник — первое подтверждение его пророчества. Штурм космоса начался. Мы можем гордиться, что его начала наша Родина. Всем — большое русское спасибо!»

Приведём отзывы из зарубежной прессы.

Итальянский учёный Бениамино Сегре, узнав о спутнике, сказал: «Как человек и как учёный я горжусь триумфом человеческого разума, подчёркивающим высокий уровень социалистической науки».

Отзыв «Нью-Йорк Таймс»: «Ус­пех СССР прежде всего показывает, что это величайший подвиг советской науки и техники. Такой подвиг мог быть совершён лишь страной, располагающей первоклассными условиями в очень широкой области науки и техники».

Любопытно заявление немецкого ракетчика Германа Оберта: «Решить успешно такую сложную задачу, как запуск первого спутника Земли, могла только страна, обладающая огромным научно-техническим потенциалом. Надо было располагать также немалым числом специалистов. И их Советский Союз имеет. Я восхищаюсь талантом советских учёных».

Самую глубокую оценку свершившемуся дал учёный-физик, лауреат Нобелевской премии Фредерик Жолио-Кюри: «Это великая победа человека, которая является поворотным пунктом в истории цивилизации. Человек больше не прикован к своей планете».

На всех языках мира в этот день звучало: «космос», «спутник», «СССР», «русские учёные».

В 1958 году С.П. Королёв выступает с докладом «О программе исследования Луны», руководит запуском геофизической ракеты с исследовательской аппаратурой и двумя собаками в спусковом аппарате, участвует в организации полёта третьего искусственного спутника Земли — первой научной станции. И ещё очень много другой научной работы было сделано под его руководством.

И наконец триумф науки — 12 апреля 1961 года. Сергей Павлович Королёв — руководитель исторического полёта человека в космос. Этот день стал событием в истории человечества: человек впервые победил земное тяготение и устремился в космическое пространство... Тогда требовались настоящие отвага и мужество, чтобы сесть в «космический шарик», как иногда называли корабль «Восток», и, не думая о собственной судьбе, унестись в безграничное звёздное пространство.

Накануне Королёв выступил перед членами Государственной комиссии: «Дорогие товарищи! Не прошло и четырёх лет с момента запуска первого искусственного спутника Земли, а мы уже готовы к первому полёту человека в космос. Здесь присутствует группа космонавтов, каждый из них готов совершить полёт. Решено, что первым полетит Юрий Гагарин. За ним в недалёком будущем полетят другие. На очереди у нас новые полёты, которые будут интересны для науки и для блага человечества».

Из бортового дневника Ю.А. Гагарина: «...вышел из тени Земли. Через "Взор" видно, как появилось Солнце. ...Лучи его просвечивают через атмосферу, горизонт стал ярко-оранжевым, постепенно переходящим во все цвета радуги: к голубому, синему, фиолетовому, чёрному. Неописуемая цветовая гамма! Как на полотнах художника Рериха!»

Следующим стал старт космического корабля 6 августа этого же года с космонавтом Германом Титовым на борту. Эпоха деятельности человека в свободном космосе началась, когда Алексей Леонов шагнул в открытое пространство и свободно поплыл в нём.

Остался незаконченным марсианский проект Королёва. Придут новые, те, кто продолжит этот проект и поведёт свои корабли по Млечному Пути к дальним планетам, к дальним мирам...

Сергей Павлович говорил: «Ещё малоизученные пространства космоса, несомненно, представляют большой практический интерес для решения целого ряда прикладных задач народнохозяйственного и научного значения. Можно ожидать в ближайший период времени создания системы спутников-станций для целей связи и ретрансляции радио- и телевизионных передач, для обеспечения навигации судов и самолётов, для систематического наблюдения за погодой, а в будущем, быть может, и для некоторого активного воздействия на формирование погоды. С помощью спутников и пилотируемых орбитальных аппаратов будут проводиться научные исследования Земли как планеты Солнечной системы, будут изучаться прилегающие к земной атмосфере области космического пространства и явления, связанные с деятельностью Солнца. С берега Вселенной, которым стала священная земля нашей Родины, не раз уйдут в ещё неизведанные космические дали советские корабли. Всё сказанное — увлекательные планы исследования Вселенной, это шаги в будущее. Это будущее, хотя и не столь близкое, но реальное, поскольку оно опирается на уже достигнутое».

В Записях Б.Н. Абрамова говорится: «Так перед наукой Поставлена Нами Задача проникнуть самой и ввести человечество в область Космических Тайн, в область Сокровенного Знания. (...) Наука будущего будет свободна от всех ограничений мёртвой официальной науки старого мира и авторитетов учёных невежд. Революция в области науки будет полной и увенчается победой новой, свободной от цепей прошлого науки, вышедшей на простор не ограниченного ничем Космического Знания. Основой науки будет положение — возможно всё, и нет и не может быть пределов достижениям духа в области беспредельного Космического Знания. И человек, венец Космоса, является тем, для кого всё возможно»6.

Пошлём благие мысли всем героям науки, устремившим человеческую мысль за пределы Земли.

Древнегреческий поэт Семонид Кеосский сказал: «Для полного счастья человеку необходимо иметь славное Отечество».

От себя можно добавить, что славу Отечеству приносят и будут приносить герои науки, жизнью своею запечатлевшие Знание.

Над нами те ж, как древле, небеса,

И так же льют нам благ своих потоки,

И в наши дни творятся чудеса,

И в наши дни являются пророки...

(В.Г. Бенедиктов)

Литература

Асташенков П.Т. Главный конструктор. М., 1975.

Голованов Я. Королёв: факты и мифы. М.: Наука, 1994.


1 Грани Агни Йоги. III. 96.

2 Надземное. 98.

3 Искры Света. Вып. 4. Новосибирск, 2008. С. 8.

4 Там же. С. 41.

5 Беспредельность. 23.

6 Грани Агни Йоги. 1958. 789.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Имена, вошедшие в историю эволюции человечества




 

 

 
Мысли на каждый день

Там, где нет величавой простоты, там нет и красоты, значит, нет и Высшего Присутствия.

Рерих Е.И. Письмо от 01.08.1934
Неслучайно-случайная
статья для Вас: