Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

Литературное наследие Н.К. Рериха. Часть 1

Автор: Кочергина Наталья

Журнал: № 4 (228), Апрель, 2013
Другие части статьи:Поэзия Н.К. Рериха


Теги статьи:  Николай Рерих, книги


По трудам великих философов, писателей и поэтов можем судить о мощи слова выкристаллизованной мысли. Только при помощи слов можно увековечить и рекордировать в физической форме пространственную мысль. (...) Слово начертанное можно назвать вехами пути, дающими и указывающими направление.

Грани Агни Йоги. 1953. 1. 52


 Н.К. Рерих. Индия, Наггар. 1931 – 1933


«Рерих — представитель синтетического мышления; этому строю мысли присущи необъятность, неограниченность ничем...»1 — говорит Наталия Дмитриевна Спирина. Плоды его творчества — великий дар человечеству, и с чувством глубокой признательности мы принимаем этот дар, осознавая, как много нам дано и как многое нужно ещё открыть и постичь.

Особая и далеко ещё не изученная часть богатейшего наследия Н.К. Рериха — его литературные труды. Поражает объём созданного: десятки книг, сотни статей, очерков, писем, воззваний. При жизни художника вышло около 30 его книг — на русском, английском, французском, японском, испанском языках. Не все сборники, подготовленные автором к публикации, увидели свет — в силу разных обстоятельств они остались в рукописях. В наши дни основные труды Н.К. Рериха уже обнародованы, но работа по сбору и публикации литературного наследия художника продолжается.

Составлением первой, наиболее полной библиографии произведений Рериха на русском языке мы обязаны известному рериховеду Павлу Фёдоровичу Беликову2.

Ему также принадлежит статья «О литературном наследстве Н.К. Рериха», в которой он говорит о необычайной спаянности живописи и литературных произведений Рериха, что обусловлено единством стиля и мировосприятия. Будучи художником и писателем, Николай Константинович нередко воплощает свои творческие замыслы в обоих видах искусства, когда один и тот же образ или сюжет становится основой для создания и литературного, и живописного произведений, и часто — с тем же названием. Многие картины воспроизводят описание пейзажей или исторические зарисовки в книгах Рериха. При этом, утверждает Беликов, литературные произведения Рериха имеют глубоко самобытное, самостоятельное значение: «Рерих-писатель не был ''пересказчиком'' своих картин, так же как Рерих-художник иллюстратором своих литературных произведений»3. Затрагивая вопрос о том, как соотносятся между собой художественное и литературное творчество мастера, П.Ф. Беликов высказывает, на наш взгляд, очень важную мысль: «Картины Рериха — это монолитные синтетические ''мыслеобразы'', обязательно ''увиденные'' через приз­му духа. Их можно принимать... только в нерушимой законченности, к которой нечего прибавить или убавить»4, тогда как литературные труды помогают нам заглянуть в творческую лабораторию художника, понять, как рождались и формировались те или иные образы и идеи. «Думается, что только в литературной форме Рерих мог детально и последовательно раскрыть сложный процесс становления своих идей единства культурных, философских, этических, исторических и художественных задач, решение которых в его живописи подчинялось той ''несказуемой'' формуле ''прекрасного'', расчленение которой грозит гибелью самому произведению искусства»5.

Сегодня скажем определённо: Рерих-писатель столь же велик, как и Рерих-художник. Он владел даром облекать свою чёткую мысль в кристально ясную форму СЛОВА и мощью вложенного огня устремлять сознание людей к Наивысшему.

«...Все его писания проникнуты величайшим гуманизмом...»6 — говорит Н.Д. Спирина. «Его книги — это призывы к свету, мудрые и вещие. Одни названия их говорят за себя: ''Пути Благословения'', ''Твердыня Пламенная'', ''Держава Света'', ''Священный Дозор'', ''Сердце Азии''. В них Николай Рерих касается самых основных граней жизни, высветляет их, даёт правильную точку зрения на всё происходящее в нашу сложнейшую эпоху. Нет той сферы, которой бы не коснулась его возвышенная и возвышающая мысль»7.

Княгиня М.К. Тенишева, известная деятельница и покровительница искусств, писала Н.К. Рериху: «Как Вы ярко и глубоко умеете рисовать словами, что ни слово, то картина, всё видишь и переживаешь, — чудно!..»8

А вот слова о Рерихе индийского писателя Генголи: «Его лёгкое, не требующее усилий перо, соперничая иногда с его кистью, беспрестанно исторгает жемчужины очерков, статей и духовных воззваний»9.

По словам Р.Я. Рудзитиса, одной из самых характерных черт юного Рериха было «желание всё познать, ко всему осязаемо прикоснуться и изучить, собрать в сокровищнице сознания самое лучшее... Неутолимой жажде знания сопутствует сокровенное желание делиться знанием с другими. Так уже в школьные годы Рерих начал писать в журналах о наблюдениях в области русской старины, и этот бескорыстный импульс служения просвещению впоследствии становится сущностью жизни»10.

Рерих увлечён историей и своё ощущение прошлого пробует выразить в литературных опытах: тетради заполняются стихотворениями и былинами, явно навеянными историческими балладами А.К. Толстого. С 14 лет он начинает писать рассказы, основанные на наблюдениях охотника и натуралиста. В этих ранних произведениях особенно впечатляет чуткое восприятие природы, задушевности и неяркой красоты её переходных состояний. Сочиняя «Зимние картины», юный автор хочет ввести читателя в зимний лес. Он замечает такие оттенки, которые увидит далеко не каждый: «Деревья, ярко-белые на свету и такие синеватые в тенях, мягко выделяются на фоне неба... Дорога серой чертой вьётся, извивается по белой равнине. Снежная пыль летит из-под копыт. Бойко бегут мохнатые лошадёнки... Господи! Как хорошо в такую минуту!»11

В петербургской и московской периодике начинают регулярно появляться охотничьи рассказы и очерки Рериха; начало их публикаций приходится на 1890 год, когда автору было 16 лет.

С 1897 года — Рерих в то время уже был студентом университета и Академии художеств — начинают печататься его статьи, освещающие вопросы русской и европейской художественной жизни. Н.К. Рерих заводит знакомства в редакциях столичных журналов, предлагает для публикаций свои очерки и рисунки. Он пробует себя и в других литературных жанрах: создаёт небольшие рассказы, аллегорические сказки, стихи.

«Пытливый интеллект Николая Константиновича
не знал покоя. Мир, открывавшийся перед ним, просился на полотна и в то же время требовал досконального изучения. Обязательные программы академии и университета не могли утолить страстную жажду знаний. Диапазон интересов Рериха, кажется, был безграничен. Он изучал книги о персидских захоронениях... классиков Эллады, читал сочинения Бальзака, А. Франса, Толстого, труды по юриспруденции, общей истории, истории искусств, музыковедению, литературоведению»12.

В статьях, очерках, записных листках Рериха отражается всё расширяющийся круг его интересов. Состояние памятников старины, вопросы культуры и искусства, археология и впечатления от поездок по городам и весям Руси — всё находит отражение в его работах. Он публикуется практически во всех ведущих периодических изданиях своего времени, среди которых журналы «Искусство и художественная промышленность», «Золотое руно», «Искусство», «Весы», «Аполлон», «Старые годы», газеты «Русь», «Слово» и многие другие.

Вскоре литературное творчество Рериха становится заметным явлением не только в русской культуре, но привлекает внимание и западных деятелей искусства. Переводы его публицистических статей, сказок и притч появляются в английских, итальянских, чешских, юго­славских журналах.

Отдельными брошюрами выходят труды Н.К. Рериха, связанные с его археологической деятельностью и написанные после поездок по России («Некоторые древности пятин Деревской и Бежецкой», СПб., 1903; «По старине», СПб., 1904; «Каменный век на озере Пирос», СПб., 1905, и др.). Кроме публикаций в прессе Николай Константинович даёт свои материалы в различные сборники, иногда участвуя в них и в качестве редактора. Среди последних назовём богато иллюстрированное художественное издание «Талашкино. Изделия мастерских княгини М.К. Тенишевой» (Изд-во «Содружество», СПб., 1905) с предисловием и под общей редакцией Н.К. Рериха. «Воспоминания о Талашкине Рериха... — писала критик Ольга Базанкур, — знакомят читателя с душой Талашкина, с его заветными думами и мечтами. Оригинальный слог — яркий, образный... — как-то неуловимо гармонирует "в стиле", в "тоне" своём — с картинами этого художника»13.

Как писатель Рерих внёс свою лепту и в сборники «Артист — солдату», «Париж перед войной», вышедшие во время Первой мировой войны (1915), — в них, наряду с произведениями А. Куприна, А. Ремизова, А. Толстого, М. Волошина и других русских писателей, мы найдём очерки Н. Рериха. В 1910-е годы появился ещё ряд монографий и сборников, в которые вошли отдельные работы Н.К. Рериха. Отметим, в частности, большую иллюстрированную монографию «Рерих», подготовленную к 25-летию художественной и литературной деятельности Николая Константиновича издательством «Свободное искусство» (Петроград, 1916). Помимо статей А. Бенуа, Ю. Балтрушайтиса, С. Яремича, А. Ремизова и других авторов, посвящённых творчеству Рериха, здесь были опубликованы десять сказок и притч самого художника.

Ещё в 1908 году издательство «Шиповник» планировало выпустить сборник произведений Н.К. Рериха, который мог бы всесторонне представить его литературное творчество. Однако издание не состоялось, и большая часть статей вошла затем в первый том сочинений Н.К. Рериха, выпущенный накануне 1914 года в известном книгоиздательстве И.Д. Сытина. В предисловии к нему было сказано: «Теперь много говорят о старине: в ней ищут новых путей для искусства. Сбываются предсказания тех немногих, влюблённых в нашу древнюю красоту, которые одиноко верили, что стариной мы помолодеем. Из этих провидцев, быть может, значительнейшим надо признать художника Н.К. Рериха. Один из наиболее крупных современных русских художников, Рерих много сделал для проведения своих взглядов на искусство в литературе... Своевременно свести воедино плоды этой 24-летней работы, рассеянной по разным журналам и газетам».

Следом за первым планировалось издать ещё два тома, однако их выходу в свет помешала война.

Первый том собрания сочинений Рериха необычайно разнообразен по жанрам. Он включает в себя стихи, близкие по духу к народному творчеству («Лют Великан», «Вождь», «Заклятие»), новеллы, свидетельствующие о прекрасном знании исторического материала («Иконный терем», «Старинный совет»), биографический очерк («Дедушка»), воспоминания о художниках, особенно близких автору («Врубель», «Куинджи», «Серов»), статьи, посвящённые искусству и охране памятников старины («Радость искусству», «Спас Нередицкий», «Голгофа искусства» и др.). Значительное место в книге занимают путевые очерки, приобщающие читателя к одухотворённой красоте нашей истории («По старине», «По пути из Варяг в Греки»). И наконец, сказки. Увидевшие свет на страницах русской периодики, они впервые собраны вместе, составив отдельный раздел книги.

Выход первого сборника трудов Н.К. Рериха сразу был отмечен критиками и литераторами. «Влюблённый в старину, глубоко чувствующий её захватывающую красоту и с большой силой умеющий передать своё настроение, Н.К. Рерих одинаково привлекателен и интересен, рассказывает ли он об археологических раскопках и изысканиях, делится ли своими впечатлениями от поездок в места седой старины, уцелевшей до наших дней, или когда увлекается красотой таких памятников, как Спасо-Нередицкий собор...»14 — писал И. Лазаревский в газете «Вечернее время» (16/29 дек. 1913 г.).

А вот фрагменты из статьи другого известного критика, С. Яремича (газета «Речь», 4/17 янв. 1914 г.): «...Как-то непривычно среди всеобщего стенанья
услыхать простой и здоровый голос, зовущий к радости труда, убеждающий отбросить, как ненужный балласт, всякое раздвоение... личности. Что-то стихийное слышится в этом зове — в нём древний смысл, оживлённый современной интонацией»; «Редко кому удавалось выразить с большей силой чувство красоты родной природы, при всей её видимой скудости и однообразии, как это находим у Рериха... В более праздничном наряде никому не рисовался наш ''Север-чародей''»15 (об очерке «Подземная Русь»).

А. Ростиславов писал в журнале «Русская мысль» (№ 4, 1914): «Когда читаешь одну из наиболее интересных статей книги "Радость искусству", где воспевается такой гимн каменному веку, почти ощущаешь не увлекающегося ретроспективиста, а очевидца. Таинственными путями наследия он подходит к непосредственному переживанию радости жизни, разлитой в свободном каменном веке, когда ни один предмет не делался без украшений»16.

Итак, лейтмотивом публицистической прозы Рериха в период до 1918 года стала пламенная пропаганда и защита русской национальной культуры, вдохновенные призывы к изучению и осмыслению родной истории. Что касается собственно художественного литературного творчества в эти годы, то к нему относятся сказки, притчи, стихи, повесть «Пламя», пьеса «Милосердие».

«Н.К. Рерих. Сказки. Легенды. Притчи» — под таким названием в издательстве «Россазия» Сибирского Рериховского Общества в начале этого года вышла книга, иллюстрированная рисунками Л.П. Лазаревой. Её появлению предшествовала большая работа по отбору материала, в которой приняли участие как сотрудники издательства СибРО, так и помощники из других Рериховских обществ. В результате были собраны не только все когда-либо публиковавшиеся сказки Н.К. Рериха, но и рассеянные в его очерках и книгах легенды, притчи, сказания, апокрифы, поучительные истории, рассказы. Весь собранный материал лёг в основу этого издания, целью которого было наиболее полно представить эту сторону литературного творчества Николая Константиновича Рериха.

Нужно отметить, что легенда, сказка, предание играли огромную роль во всём творчестве Николая Константиновича. Немало тонких и мудрых замечаний о народной сказке найдём мы на страницах его писаний: «Множества трудящихся бедняков черпали силы и надежду в сказке-правде. Кто узнал сказку, тот умел постоять и за правду. ...В каждом человеке живёт мечта о тридесятом царстве, о Стране Прекрасной. И разве не будет правдою сказать о просторах, в которых каждый побывать может»17. «...В сказке, как в кладе захороненном, сокрыта вера и стремления народа»18.

Сокровища народной мудрости вдохновили Николая Константиновича на создание собственных сказок и притч, и со временем этот жанр стал для него одним из любимых. Как и всё творчество мастера, эти произведения неповторимо самобытны. Благодаря яркой образности и своеобразию языка, окрашенного народным колоритом, сказки Рериха глубоко западают в сознание, заставляют ещё и ещё раз перечитывать их, вдумываясь в смысл.

Открывает книгу «Детская сказка», созданная Николаем Константиновичем в 19-летнем возрасте. При дворе старого царя собираются принцы и знатные гости — претенденты на руку и сердце юной царевны. Разное предлагают ей женихи — кто богатство, кто родовитость... Но вот подходит очередь никому не известного певца, и он предлагает царевне обрести веру в себя. Что значит твоя вера в себя? — спрашивает царь. В ответ звучат вдохновенные песни. Они завораживают всех, заставляют то плакать, то смеяться.

В этом образе, в словах Певца автор раскрывает своё представление о назначении творца, который верит в своё высокое предназначение и свободно творит, принося радость людям. Рерих, как и герой сказки, твёрдо знает, что этот путь для него — единственно верный, и здесь его ждут бесчисленные открытия.

Сказка заканчивается словами: «Хочу веры в себя; хочу идти далеко; хочу с высокой горы смотреть на восход!.. — сказала царевна. И дивились все. И шумел за окном ветер, и гнул деревья, и гнал на сухую землю дожденосные тучи — он верил в себя».

Другое произведение, «Гримр-Викинг», свидетельствует об интересе Рериха к эпохе викингов, истории и эпосу скандинавских стран. Не только имена героев сказки и географические названия заимствованы им из исландского эпоса, но и по композиции она представляет собой как бы фрагмент саги. Всё действие сказки происходит во время пира, а в исландских сагах пиры — обязательный ритуал общественной жизни, на котором конунг узнавал все важные новости и принимал решения.

Героя сказки Рерих наделяет чертами исключительной доблести: «Гримр, викинг... был лучшим вождём, и о нём знали даже в дальних странах».

Обратившись к собравшимся на пир, Гримр неожиданно для всех сообщает, что у него нет друзей: в те моменты, когда он был счастлив, его товарищей одолевали совсем не дружеские чувства. «Когда несчастье бывает, я, убогий, держусь за друзей. Но при счастье я стою один, как будто на высокой горе. Человек во время счастья бывает очень высоко, а наши сердца открыты только вниз. (...) Ещё скажу я, что в счастье нет друга...» — к такому горькому выводу приходит герой сказки.

Эти последние слова мудрого Гримра заставляют нас задуматься. Оказывается, умение радоваться счастью других гораздо более труднодостижимо, чем способность проявить сочувствие оказавшемуся в беде. Гримр не произносит слово «зависть», но он имеет в виду именно это разрушительное свойство, способное погубить самые лучшие дружеские чувства.

Предание о Люте Великане было услышано и записано Рерихом в Валдайском уезде, где он находился в археологической экспедиции. Судя по всему, перед нами образец подлинно народного творчества — Николай Константинович лишь незначительно обработал этот текст.

На роге Крикуне под красным бором,
На озере жил Лют Великан,
Очень сильный, очень большой, только добрый.
Лютый зверьё гонял,
Борода у Люта —
      На семь концов.
Шапка на Люте —
      Во сто песцов.
Кафтан на Люте —
      Серых волков.
Топор у Люта —
      Красный кремень.
Копьё у Люта —
      Белый кремень.

Сказ заканчивается так:

Помнят великанов плёсы озёрные.
Знают великанов пенья дубовые.
Великаны снесли камни на мо'гилы.
Как ушли великаны, помнит народ.

Так поэтично выразил народ свои представления о происхождении так называемых великановых могил — древних захоронений, которыми и занимался Рерих-археолог.

К произведениям, написанным в народном ключе, можно отнести и миниатюру «Жальник». Автор использует здесь старинные заговоры и заклинания, в ритмике которых слышится что-то таинственно-колдовское.

Особо стоит сказать о поэме «Вождь», посвящённой Чингиз-хану. Она была написана в 1904 году, то есть задолго до того, как Рерих побывал в Монголии. Именно на эту поэму указывает Юрий Николаевич Рерих не только как на первое обращение отца к Востоку, но и как на свидетельство его глубоких познаний в области кочевого мира и его культуры.

«Вождь» — оригинальное и совершенно самобытное сочинение Рериха, но оно настолько проникнуто духом восточной поэтики, что воспринимается как яркий образец народного стиля. Поэма, написанная белым стихом, имеет интересную композицию: она состоит из строф-семистрочий; в заключительной строке каждой строфы на разные лады прославляется Чингиз-хан. Рерих показывает монгольского вождя не только как великого объединителя и воина, но и как мудрого правителя.

Скоро имя Чингиза везде возвеличилось.
Боялись Чингиза все князья.
Как никогда богатела Большая Орда.
Завели ордынцы себе много жён.
В шёлковые одежды оделись.
Стали сладко есть и пить.
Всегда молодец был Чингиз-хан.
Далеко видит Чингиз-хан.
Приказал друзьям: разорвать шёлковую ткань
И прикинуться больными от сладкой еды.
Пусть народ по-старому пьёт молоко,
Пусть носят одежду из кож,
Чтобы Большая Орда не разнежилась.
У нас молодец был Чингиз-хан!

Рерих рано начал мечтать о сказочной Индии: «Через Византию грезилась нам Индия», — писал он. В начале XX века Николай Константинович создаёт сказки «Девассари Абунту», «Лаухми Победительница», «Заповедь Гайятри», которые отразили его глубокое проникновение в культуру и философию этой древней страны.

Лаухми (в другой транскрипции Лакшми) — самая почитаемая в Индии богиня, Мать всего сущего, творческое начало жизни.

«На восток от горы Зент-Лхамо, в светлом саду живёт благая Лаухми, богиня Счастья. В вечной работе она украшает свои семь покрывал успокоения, — это знают все люди. Все они чтут богиню Лаухми».

Светлой богине в сказке противопоставлена Сива Тандава — разрушительное, злое начало мира. В этих образах писатель отразил миропонимание, свойственное сознанию индуистов: в мире действуют созидательные и разрушительные силы, но силы добра и созидания всегда берут верх над силами зла.

«Безумствуя, ждёт... Сива Тандава долгого разрушения временем. В безмерном гневе иногда потрясает она землю, и тогда погибают толпы народов. Но успевает всегда Лаухми набросить свои покрывала покоя, и на телах погибших опять собираются люди. Сходятся в маленьких торжественных шествиях. Добрая Лаухми украшает свои покрывала новыми священными знаками».

Образ «покрывал покоя», которые ткёт благая Лаухми, близок христианскому образу Покрова Богородицы — символу Высшей Защиты и Покровительства — и напоминает о единстве наших культур.

Сказка «Девассари Абунту», как и картины на эту тему, навеяна фресками монастырей Аджанты, которыми Рерих был восхищён. В сказке повествуется о мудрой Девассари. Учение Будды открывает ей знание законов жизни, и это помогает Девассари Абунту пережить страшную разрушительную катастрофу, постигшую землю. «Люди не пришли больше в те места. Звери не все вернулись. Одни птицы прилетели к старым гнёздам. Научилась понимать птиц Девассари Абунту. (...) Утром к старому храму собирались к ней птицы и говорили ей разное... И знала Абунту многое занимательное, завершённое смертью, незнаемое людьми. (...) И вот, слушайте изумительное, Абунту не изменилась телом, и нрав её оставался всё тот же. В ней гнева не было; она жила и не разрушалась».

Ни смерть, ни разрушение не страшны Девассари, ибо она прозрела тайну бессмертия.

Необычна сказка «Заповедь Гайятри». В ней также ощущается влияние индийской культуры, а при более глубоком изучении открывается родство с духовными песнопениями Шри Рамакришны. Как писала Е.И. Рерих, труды этого подвижника наряду с книгами Вивекананды были «первыми земными учителями» Николая Константиновича и Елены Ивановны. Насколько Рериху были близки идеи Рамакришны, видно уже из того, что он использует в сказке (а впоследствии и в стихах) целые фрагменты из его песнопений.

В основу притчи о Гайятри легло древнее пророчество о последней битве сил Добра и Зла. Рерих передаёт своё видение этого великого действа преодоления Зла — путём внесения Света в мрак разрушения и невежества. Только Светом можно отразить воинствующее Зло — такова основная идея сказки. Не случайно первоначально она была названа «Отражение» — отражение зла.

Герою сказки, мудрецу и праведнику Гайятри, даётся указ Свыше идти на борьбу со злом без копья и меча. И происходит чудо: враги повержены собственными злодеяниями, обратившимися на них самих.

«Идёт Гайятри. Идёт белый и тихий. Без копья и меча. Без зла и угрозы.

Что случилось?

Пустили враги в Гайятри стрелы, натёртые ядом. И стрелы их самих поразили. Другие метнули копья в Гайятри и упали пронзёнными... Полчища гибнут своею рукою. Режут и душат. Сами себя...

Погибли безумные. Силой врагов прошёл Гайятри царство старой земли».

Эта сказка послужила отправной точкой для со­здания пьесы-мистерии «Милосердие», написанной в 1917 году. Но если пьеса вполне реалистична, будучи откликом художника на события тех страшных лет, то «Заповедь Гайятри» воспринимается как древняя восточная легенда, чему во многом способствует язык, звучащий и архаично, и таинственно, как, например, имена Нагаим, Заадотот или слова-заклинания «альм», «алюксер» и другие. Однако это вовсе не произвольный набор букв — эти необычные слова мы найдём в старинных книгах по астрологии, и обозначают они вполне определённые сочетания планет. Зная, что ничего случайного в творчестве Николая Константиновича нет, мы понимаем, что отражение Зла — великое действо космического масштаба, и оно свершится в нужные сроки и при участии всех Сил Космоса.

Сказка и пьеса выражают несломимую веру художника в конечное торжество Разума и Справедли­вости.

Среди произведений Рериха выделяется поэма в прозе о красоте Русской земли и о любви к этой земле — «Неотпитая чаша». «Приходят враги разорять нашу землю, и становится каждый бугор, каждый ручей, сосенка каждая ещё милее и дороже. И, отстаивая внешне и внутренне каждую пядь земли, народ защищает её не только потому, что она своя, но потому что она красива и превосходна и, поистине, полна скрытых, великих значений». Николай Рерих создаёт образ России как целебной чаши, наполненной сказочной силой. Необыкновенно значимо звучат слова великого патриота и провидца о нашей Родине.

Со временем сказка в творчестве писателя уступает место очерку и «листам дневника», но в свои литературные труды он включает легенды, мифы и сказания разных стран и народов. Это, а также особый поэтический строй становятся неотъемлемыми чертами стиля Рериха.

Во вторую часть книги «Сказки. Легенды. Притчи» вошли отдельные очерки и «листы дневника», написанные либо в характере притчи, либо на основе народных преданий. Некоторые очерки Рерих облекает в форму притчи, в других — языком мифов и легенд говорит о важнейших понятиях бытия, синтезируя древние знания и современную научную мысль. Отдельные страницы представляют собой вдохновенные поэмы, написанные подлинным мастером слова.

В самостоятельный раздел книги выделены легенды о Святой Стране — самом священном понятии всех народов. Рассеянные по многим литературным произведениям Рериха, они отобраны составителями и впервые представлены как нечто цельное. Путешествуя по миру, с чуткостью подлинного художника Рерих проник в священные мечты народов, расслышал в их душе тоску по Новому Миру, по лучшей эре, которая принесёт и социальную справедливость, и духовное пробуждение. Он проделал уникальную работу: собрал легенды, мифы и предания, казалось бы, не связанные друг с другом, но по сути объединённые понятием Святой Страны — Шамбалы. Это легенды о белом коне Эрдени Мори, о священном Камне блага — Сокровище Мира, о великом Братстве Мудрых, называемых также Держателями, Махатмами, которые в вечных трудах направляют жизнь человечества.

Книга завершается разделом, включившим в себя краткие притчи, апокрифы, сказания, поучительные истории, эпизоды из жизни самого художника, а также фрагменты или пересказ других литературных источников, в которых затрагиваются вечные вопросы жизни, важнейшие нравственные проблемы. Записывая эти «жемчужины мудрости» и вплетая их в ткань своего повествования, Николай Константинович как бы стремится заострить на них внимание читателя, призывает глубже вдуматься в их смысл.

«Художественное кредо Рериха, — писал Р.Я. Рудзитис в книге ''Космические струны в творчестве Николая Рериха'', — преобразить очевидную действительность в красоту, в каждой вещи найти и пробудить лучшие качества, извлечь из глубин человеческой души героические, благородные... звуки. Это и есть... ''чудо'', которое может преобразить человека и весь мир...»



Н.К. Рерих. Сказки, легенды, притчи. — 296 с. — Новосибирск, издательский центр РОССАЗИЯ Сибирского Рериховского Общества, 2013.

Мягкий переплёт. Формат 125 х 165.

Сборник включает в себя сказки, «листы дневника», а также выбранные из произведений Н.К. Рериха легенды, притчи, апокрифы, поучительные истории. В отдельный раздел вошли легенды о Шамбале.

* Перейти в интернет-магазин *
(больше иллюстраций из книги)


1 Спирина Н.Д. «Небесный камень» // Полное собрание трудов. Т. 1. Новосибирск, 2007. С. 509.

2 Опубликована в «Учёных записках» Тартуского государственного университета. Вып. 217. Тарту, 1968. С. 265 – 282.

3 Непрерывное восхождение. Т. 1. М., 2001. С. 394.

4 Там же. С. 395.

5 Там же. С. 394 – 395.

6 Спирина Н.Д. Семь недель с Рерихом // Полное собрание трудов. Т. 1. С. 437.

7 Спирина Н.Д. «Небесный камень» // Там же. С. 507 – 508.

8 Цит. по: Кулакова Н.И. Содружество // Восход. 2008. № 10. С. 15.

9 Цит. по: Врата в будущее: сб. М., 1990. С. 9 (Роман-газета для юношества).

10 Рудзитис Р. Космические струны в творчестве Николая Рериха. Минск, 2009. С. 33.

11 Цит. по: Полякова Е.И. Николай Рерих. М., 1973. С. 16.

12 Беликов П.Ф., Князева В.П. Рерих. Новосибирск, 2009. С. 37.

13 Николай Рерих в русской периодике. 1891 – 1918. Вып. 2. СПб., 2005. С. 472.

14 Там же. Вып. 5. СПб., 2008. С. 178.

15 Там же. С. 196, 197.

16 Там же. С. 237.

17 Рерих Н.К. «Тридесятое царство» // Листы дневника. Т. 2. М., 1995. С. 355 – 356.

18 Рерих Н.К. Древние источники // Там же. Т. 1. М., 1995. С. 102.


Литература

1. Беликов П.Ф. Библиография произведений Н.К. Рериха. Таллинн, 1991.

2. Николай Рерих в русской периодике. 1891 – 1918. Вып. 1 – 5. СПб., 2004 – 2008.

3. Попов Д.Н. Литературное наследие Н.К. Рериха
(с каталогом) // Держава Рериха. М., 1994.

4. Рерих Н.К. Сказки. Л., 1991.

5. Сидоров В.М. Предисловие // Рерих Н.К. Глаз добрый. М., 1991.

6. Сойни Е. Северный лик Николая Рериха. Самара, 2001.
Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Книжная полка

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Спросят: «Кто дал вам право дерзать?» Скажите: «Дерзаем по праву эволюции». Право эволюции начертано пламенем в сердцах наших.

Знаки Агни Йоги, 49
Неслучайно-случайная
статья для Вас: