Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

Встречи с Наталией Дмитриевной Спириной

Автор: Валл Маргарита



Теги статьи:  Наталия Спирина (о ней)

Маргарита ВАЛЛ, г. Вольфсбург, Германия 

Корр.: Расскажите, пожалуйста, о Ваших встречах с Наталией Дмитриевной Спириной. Что Вам запомнилось более всего?

У меня было несколько встреч с Наталией Дмитриевной, и первая произошла в Москве, когда я случайно (хотя случайностей не бывает) попала в состав сибирской группы, пришедшей на встречу со Святославом Николаевичем Рерихом. Мы собрались в гостиничном номере у Святослава Николаевича, где он обычно останавливался, и там я впервые увидела Наталию Дмитриевну и услышала её. Вела беседу, конечно, она, а всё наше внимание было сосредоточено в тот момент на Святославе Николаевиче.

Второй раз, примерно через год, я увидела её в Новосибирской картинной галерее, куда пришла на встречу с Дэниелом Энтиным, исполняющим обязанности директора Музея Николая Рериха в Нью-Йорке. Наталия Дмитриевна с группой людей тоже пришла на встречу с ним. Увидев меня, Наталия Дмитриевна спросила: «А чем вы занимаетесь? Почему вы здесь?» Я даже несколько оробела, но сказала, что меня очень интересует Юрий Николаевич Рерих, как лингвист, поскольку я тоже лингвист.

И в первый, и во второй раз я ощутила именно строгость и серьёзность её натуры. Было видно, какое серьёзное у неё отношение к тому, чем она занимается, и как предана этому делу. Эту преданность я почувствовала с первых мгновений знакомства с ней.

В 1989 году я уехала в Германию, и последующие встречи происходили уже во время моих приездов в Россию.

Следующая встреча состоялась у Наталии Дмитриевны дома. Я впервые оказалась в её квартире, мне всё было интересно. У неё огромное собрание книг, было видно, с какой любовью сделаны деревянные полки под книги, всё было так чудесно: и книги, и полки, и изделия из дерева, и другие предметы. Во всём этом чувствовалась совершенно особая, духовная атмосфера.

Наталия Дмитриевна сидела такая же серьёзная и строгая, на её плечи была накинута тёплая оренбургская шаль. Я рассказала ей, что являюсь членом Рериховского Общества Германии, о задачах Общества, чем оно занимается, что издаёт, и всё, что касалось этого Общества. Эта встреча была недолгой.

В следующий мой приезд в Новосибирск я привезла Наталии Дмитриевне журналы, которые издавало немецкое Рериховское Общество, репродукции и открытки, выпущенные швейцарским издательством, и другое. И вновь мы беседовали о Германии, Наталия Дмитриевна говорила о контактах между двумя нашими Обществами и о том, как это важно. Она была очень красивая, улыбалась, но я по-прежнему ощущала пронизывающую строгость и серьёзность.

В следующий приезд я наблюдала Наталию Дмитриевну в работе. Это было летом, я вновь пришла к ней домой; Наталия Дмитриевна была занята подбором изображений к статье об Ангелах. Я поразилась тому, как быстро она делает эту работу и как много знает о каждом Ангеле; рассказывая о них, она цитировала то стихи, то прозу и очень чётко выбирала именно то, что было нужно для журнала. Это меня тоже поразило. Потом была пауза, и мы немного посидели и поговорили. Наталия Дмитриевна тогда была очень озабочена общим положением в стране, чувствовалось её беспокойство — куда же мы идём?

Уходя от неё, я подумала: «Наверное, мы с Наталией Дмитриевной так никогда и не встретимся». Эта её строгость, серьёзность были какой-то границей, которую невозможно было перейти. Я думала: «У Наталии Дмитриевны столько забот, такое прекрасное дело она делает. Я её узнала с этой стороны». Но мне хотелось увидеть Наталию Дмитриевну ещё и другую.

И вот наступил тот прекрасный день, когда мы встретились с ней. Это был незабываемый день!

8 марта 2001 года она пригласила меня к себе домой. Был изумительный солнечный день: снег сиял вокруг — а мне так не хватает снега в Германии, — всё дышало снегом, солнцем, всю атмосферу пронизывала радость. Я купила букет роз, конфеты и с радостью шла к Наталии Дмитриевне. И когда я зашла к ней, всё откликнулось такой же радостью. Я никогда не видела её такой счастливой.

Был чудесный завтрак и чудесная беседа за столом, много смеха, радости. Говорили о многом: об Агни Йоге, о Германии, о России, о том, что происходит в музее. Была совершенно иная, спокойная, доверительная атмосфера. Такой Наталию Дмитриевну я никогда ещё не видела. В это утро я получила замечательные подарки: мне преподнесли репродукции картин Н.К. Рериха «Настасья Микулична» и «Сергий Радонежский», оформленные на дереве. Сейчас они хранятся у меня.

Настал момент, когда надо было уходить, а уходить так не хотелось! На прощание Наталия Дмитриевна обняла меня, и это было незабываемое объятие! Эта встреча оставила глубокое впечатление.

Потом было ещё несколько телефонных переговоров с Наталией Дмитриевной, но лично встретиться больше не пришлось. И поскольку я приезжала в Новосибирск ежегодно, то у меня никогда не было ощущения, что мы не видимся с ней, потому что я всё время встречалась с делами, вдохновителем которых она была, — это были как бы постоянные встречи с ней. У меня не было сильного желания: «Вот бы увидеть Наталию Дмитриевну!» — потому что я видела её везде. На моих глазах рос музей, ведь я отношусь к тем счастливым людям, которые наблюдали строительство с самого начала: я видела полную разруху этого здания и то, как оно преображалось, трансформировалось в этот чудесный духовный и культурный центр.

Меня очень впечатляет письменное творчество Наталии Дмитриевны — стихи, проза, а также и её выступления. Восхищает удивительно чёткий, очень глубокий по содержанию язык, передающий её мысли, необыкновенно мудрые, ясно и кратко выраженные. И конечно, поражает сила её голоса. Во всём этом чувствуется такая огненность!

Корр.: Как вы оцениваете Музей Н.К. Рериха — дело, которое начала Наталия Дмитриевна? 

Музей Н.К. Рериха — это что-то совершенно осо­бое. Он богат духовностью, он очень важен как трансформатор человеческих качеств в более высокие, более духовные. И конечно, как любой музей, это Храм Культуры — Культуры как объединителя народов. Я убеждена, что у музея — великое будущее, потому что человечеству суждено духовное возрождение, и Музею Н.К. Рериха принадлежит в этом ведущая роль.

2007 г.

Интервью взяла Татьяна Бугаева

Фото. Слева направо: Н.Д. Спирина, М.Н. Валл, Л.А. Андросова, С.Н. Рерих. Москва, 1984

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Н.Д. Спирина

Статьи по теме, смотреть список



Материалы чтений по теме, смотреть список


 

 

 
Мысли на каждый день

Что же чище омоет дух, нежели мысли о благе других?

Озарение, ч. 3, гл. 3, п. 10

Неслучайно-случайная
статья для Вас: