Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально


Подписаться
Другие сайты СибРО


 

«БУДЬТЕ КАК ЗВЁЗДЫ»

Автор: Черкасова О.А.



Ольга ЧЕРКАСОВА
директор Музея-усадьбы Н.К.Рериха в Изваре

В августе 1957 года Юрий Николаевич Рерих вернулся в Россию.

Высокая цель, стоявшая перед ним, была грандиозна и многопланова. Рерихи считали важным принять участие в мощном культурном строительстве, происходившем в России, способствовать созиданию «Новой страны», идущей «новыми путями». Сдвиг сознания, произошедший в массах, особенно «молодое мышление», было необходимо напитать из неискажённых источников мудрости Востока, прежде всего духовной культуры Индии и Тибета. Для этого требовалось создать необходимые условия, благоприятствующие движению этого «молодого мышления» к «светлым путям будущего».

Эта задача включала в себя работу по восстановлению классической востоковедческой традиции в России, призванной очистить понимание основ индийской философии. Эта работа, естественно, предполагала создание своей школы, то есть педагогический аспект, подготовку широко образованных специалистов, которые могли бы продолжить эту линию изучения культуры и религии Востока в будущем. Этой же эволюционной задаче «доброжелательно направить молодое мышление к светлым путям будущего»1 должны были, безусловно, служить картины и книги Н.К.Рериха, которые Юрий Николаевич привёз с собой на Родину. По этим взаимосвязанным направлениям и осуществлялась деятельность Юрия Николаевича на Родине.

12 апреля 1958 года, в день православной Пасхи открылась первая выставка картин Николая Константиновича Рериха в новой России. Значение организации первых после революции выставок картин Н.К.Рериха в России трудно переоценить. То, о чём мечтал Николай Константинович, наконец осуществилось. Преодолевший многие осложнения и преграды Юрий Николаевич мог сказать, наконец: «В дни, когда в московских выставочных залах экспонировались картины, я смотрел на людей разных возрастов, заполнивших выставку, слушал их интересные суждения и испытывал за своего отца огромную радость»2.

Выставки картин Николая Константиновича прошли во многих городах Советского Союза. Успех их был очевиден. Сила воздействия искусства Николая Константиновича благой вестью с Гималаев касалась сознания и чувств многих и многих зрителей. «Уехал с очарованною душою. Волна небывалая чего-то самого прекрасного, чудного, самого дорогого больше не умолкнет в сердце»3 — эти слова Р.Я.Рудзитиса передают то неповторимое переживание встречи с прекрасным, которое донесли картины Николая Константиновича. «Правы, прекрасная Истина в Красоте. Космос утверждает на этой формуле эволюцию»4.

Так начался в России трудный, но непреложный и плодотворный процесс возвращения на Родину творчества Н.К.Рериха, заповедавшего на все времена потомкам: «Любите Родину. Любите народ русский. Любите все народы на всех необъятностях нашей Родины. Пусть эта любовь научит полюбить и всё человечество. Чтобы полюбить Родину, надо познать её. Пусть познавание чужих стран лишь приведёт к Родине, ко всем её несказуемым сокровищам. Русскому народу, всем народам, которые с ним, даны дары необычные. Сокровища Азийские доверены этим многим народам для дружного преуспеяния»5. (Курсив мой. — О.Ч.). Обратим внимание на это многозначительное напутствие, ибо с этой работой по открытию «сокровищ Азийских» была связана основная часть миссии Юрия Николаевича в России как выдающегося учёного-востоковеда. Поэтому эта сфера его деятельности заслуживает особого внимания. Обратимся к высказываниям Николая Константиновича по этому поводу. В листе дневника «Русь — Индия» (1944), говоря о глубоких исторических, культурных и духовных связях России и Индии, Н.К.Рерих писал: «Нужно, неотложно нужно исследовать эти связи. Ведь не об этнографии, не о филологии думается, но о чём-то глубочайшем и многозначительном. В языке русском столько санскритских корней! Кое-какие ответы на такие запросы имеются, но ведь они разрозненны и случайны и забыты в пыли неведомых полок библиотечных. Пора русским учёным заглянуть в эти глубины и дать ответ на пытливые вопросы»6.

Не те же ли призывы к насущной необходимости изучения общих корней культуры России и Индии звучали в статьях Николая Константиновича и много лет назад, ещё в России: «Ясно, если нам углубляться в наши основы, то действительное изучение Индии даст единственный материал. И мы должны спешить изучать эти народные сокровища...» Близость «к нашим истокам», «единство начального пути» волновало Николая Константиновича с самых ранних лет: «Через Византию грезилась нам Индия; вот к ней мы и направляемся»7, — писал он в 1913 году.

В листе дневника «Четверть века» Н.К.Рерих подчёркивал: «Именно русские могут идти по нашим азийским тропам»8. Изучение культуры стран Азии он считал необходимым и естественным условием развития его любимой России: «Да, наша Родина пойдёт по новым путям, вооружённая новым знанием». Это казалось для Николая Константиновича тем более естественным, что «самая большая часть России находится в Азии! "От Востока свет"!»9

В этой связи работа Юрия Николаевича по возвращении на Родину как востоковеда самого широкого диапазона представляется закономерным и необходимым этапом общей работы семьи Рерихов, подводящей, или скорее передающей, итоги многолетних научных, художественных и философских мировоззренческих изысканий и накоплений.

Началась необыкновенно насыщенная научная, организационная и педагогическая плодотворная деятельность Юрия Николаевича в Институте востоковедения Академии наук СССР...

Возрождение востоковедческой школы в России, конечно, было возможно при необыкновенно высоком уровне Юрия Николаевича как учёного-педагога. О том, что это было именно так, достаточно много свидетельств выдающихся востоковедов мира. Остановимся на одном из них, мнении индийского учёного, профессора Рам Рахула, в течение многих лет стоявшего во главе Департамента исследований Университета Дж.Неру в Дели, возглавлявшего также Сиккимский научно-исследовательский институт тибетологии в Гангтоке: «Я всегда восхищался работоспособностью Юрия Рериха, преданностью делу, которое он избрал. Он был великим ориенталистом, именно ориенталистом, востоковедом в самом широком плане, обладавшим гигантским арсеналом знаний. Но случилось так, что он стал величайшим в мире тибетологом. Как ориенталист, он сочетал в себе первоклассных филолога, санскритолога, историка, археолога, этнографа. И как ориенталист, он избрал базовую область: центральноазиатский буддизм, что вело его к глубокому изучению и развитию тибетологии. В то же время он был великим монголоведом. А после приезда в Москву он все свои силы и знания посвятил подготовке советских востоковедов. Среди его учеников были доктор Ш.Бира — крупнейший монгольский учёный, Г.Бонгард-Левин, видный советский ориенталист... Он столько работал, что сгорел на работе! На мой взгляд, изучение буддизма русскими учёными придало буддологии совершенно новый облик. И в этом большая заслуга Юрия Рериха, великолепного продолжателя традиций русской востоковедной профессуры, их последовательного носителя»10.

Итак, базовая область научных интересов Юрия Николаевича — центральноазиатский буддизм, тесно связанный с историей культуры Тибета. Проявлялся ли в этом исключительно научный интерес Юрия Николаевича? Безусловно нет. Вспомним у Николая Константиновича: «...Не об этнографии, не о филологии думается, но о чём-то глубочайшем и многозначительном».

О каком буддизме шла речь? Что под этим понимали сами Рерихи? В программной статье Юрия Николаевича «Культурная Общность Азии» (1956) мы находим ответы на эти вопросы: «Буддизм в своём распространении на Азиатском континенте обладал двойственной притягательной силой — огромным воздействием его философской мысли и доступностью учения для всех людей. Буддизм, если он правильно интерпретируется, обнаруживает удивительное родство с современной мыслью. В сфере чисто философской мысли — утверждение единства сознания и материи, или энергии и материи, выраженное в формуле "нама-рупа". В сфере социально-этической — служение человечеству в целом и духовный подъём масс. (...)

В нашем мире раздоров и столкновений мудро помнить о великом объединяющем воздействии, которое проявляется в учении Гаутамы Будды. Во время пробуждения трудящихся масс, стремящихся добиться улучшений в области культуры и условиях социальной жизни, уместно вспомнить Гаутаму Будду, первого известного "ганапати", или вождя трудящихся масс, чьё пламенное послание было адресовано народным массам, который стремился возвысить их и устранить социальные и духовные преграды, вселяя в них неустрашимую жажду стремления к свободе мысли, утверждая знание и осуждая слепую веру»11.

Нельзя не вспомнить и замечательную работу Е.И.Рерих «Основы буддизма», дополняющую именно эту позицию понимания буддизма в его неискажённом, действительно прогрессивном значении, прежде всего как этической системы. «Великий Готама дал миру законченное учение коммунизма. Всякая попытка сделать из великого революционера бога приводит к нелепости. Конечно, до Готамы был целый ряд подвижников общего блага, но учение их распылилось сотнями веков. Потому учение Готамы должно быть принято как первое учение знания законов великой материи и эволюции мира. Закон бесстрашия, закон отказа от собственности, закон ценности труда, закон достоинства человеческой личности вне классов и внешних отличий, закон реального знания, закон любви на основе самосознания делают заветы Учителей непрерывной радугой радости человечества. (...) Будда положил основание общине, предвидя торжество Общины Мира. (...) Согласно Палийским Сутрам, Будда никогда не утверждал своё всезнание, которым наделили его ученики и последователи»12.

О том, что подобное отношение к учению Будды и значению философских накоплений Востока для западной культуры было одним из мировоззренческих принципов Рерихов, в практическом осуществлении которых они видели свою миссию, говорят и такие слова Юрия Николаевича, сказанные в связи с обнародованием программы деятельности института «Урусвати» в 1928 году. Говоря о сердце Индии — Гималаях, он писал: «В горах скрыта забытая цивилизация, носитель древней мудрости и культуры. Именно здесь зашедшая в тупик наука может найти своё обновление. (...) Вновь наступает время, когда восточное знание проникает в нашу жизнь и подчиняет себе науку»13.

Для России, стремившейся к высотам науки, безграничного знания, было очень важно утолить жажду познания материи, продолжить эту безграничность познания и на область психики, мысли, сознания, психической энергии. В общинном устройстве Советского государства, в стремлении к созидательной работе на общее благо, в миротворческой деятельности государства, братской, бескорыстной помощи пробуждающимся народам Азии были заложены мощные основы для эволюционных преобразований. Идеи философско-этической системы истинного буддизма могли стать животворным импульсом для «молодого мышления», которое на определённом этапе познания безграничности материи неизбежно должно было подойти к познанию реальности тонких, высших планов Бытия, к пониманию космических законов эволюции...

В свете такого понимания эволюционных задач, стоявших перед всем миром, и прежде всего перед Россией, следует рассматривать главные вехи созидательной работы Ю.Н.Рериха в Советском Союзе, в том числе и издание знаменитой книги буддийского канона «Дхаммапада».

Из воспоминаний Т.Я.Елизаренковой: «...В буддологии был разгром, Юрий Николаевич её восстановил, причём делал это совершенно сознательно; понимал, что надо восстановить серию "Библиотека Буддика", что надо учить людей. Изо дня в день он вёл занятия по языкам, на которых созданы буддийские тексты»14.

В июле 1958 года отдел Индии и Пакистана Института востоковедения поднял вопрос о возобновлении издания трудов и источников по буддийской философии и культуре — «Библиотеки Буддика», имевшей огромный авторитет и популярность у учёных всего мира. Работу по возобновлению серии возглавил Ю.Н.Рерих. Благодаря его усилиям вышли: книга А.И.Вострикова о тибетской исторической литературе и «Дхаммапада»(перевод с языка пали, вступительная статья и комментарии В.Н.Топорова). Ответственный редактор и рецензент этой работы Ю.Н.Рерих считал, что издание «Дхаммапады» «можно только приветствовать в интересах укрепления культурных связей между Советским Союзом и странами буддийского Востока»15.

Идея публикации перевода «Дхаммапады» не вызвала возражений ни у руководства АН СССР, ни в МИД СССР; тем не менее, после выхода перевода «Дхаммапады» А.Н.Топоров и Ю.Н.Рерих были обвинены «в апологетике буддизма, в распространении "чуждой концепции" историчности Будды». Вскоре после выхода этой книги Юрий Николаевич внезапно умер...

В связи с особыми обстоятельствами, связанными с выходом в свет в Советском Союзе «Дхаммапады», остановимся более подробно на значении этой книги, в которой «весьма полно и широко изложены основные принципы морально-этической доктрины раннего буддизма...»16 С этим связано её восприятие как учебника жизни у последователей буддизма. «Каждый, кто читал Дхаммападу, — писал В.Н.Топоров, — как бы он ни был увлечён и поражён оригинальностью этого памятника, обнаружит, что многие мысли, содержащиеся в этом тексте, он встречал уже раньше, в других великих произведениях... Просто в Дхаммападе поднято много вечных вопросов, всегда волновавших человека...»17

В предисловии книги были изложены важнейшие принципы понимания сути буддийской философии и этики; впервые говорилось о Будде — как исторической личности и мифе, созданном после его смерти; давалось неискажённое понятие Нирваны как покоя только в смысле отсутствия страстей; во всём же остальном Нирвана — проявление высшей деятельности и энергии духа, свободного от оков низменных привязанностей. Там же ставился вопрос о необходимости исследования глубинных связей Русской и Индийской культур, проявлявшихся в многочисленных литературных и духовных памятниках («Голубиная книга», «Сказания об Иосафе Прекрасном, царевиче индийском» и др.), то есть о тех кардинальных проблемах «единства начального пути», изучению и проявлению которых была посвящена жизнь семьи Рерихов. И сегодня, много лет спустя, эта работа не утратила своего значения для правильного понимания учения Будды и истории буддизма.

Поистине огромна разнообразная деятельность Юрия Николаевича в Институте востоковедения. Он входил в состав Учёного совета Института и его филологической секции, комитета по подготовке к XXV Международному конгрессу востоковедов в Москве и оргкомитета всесоюзного совещания индологов, руководил группой тибетоведения в Институте китаеведения, входил в состав специальной лексикографической комиссии, вёл курс тибетского языка, участвовал в комиссиях по приёму кандидатских минимумов, был научным руководителем аспирантов, оппонировал на защите диссертаций по истории Монголии, монгольскому языку и даже китайскому и корейскому языкам. Кроме этого, Юрий Николаевич интенсивно занимался научной работой: он готовил монографию «Тибетский язык», продолжал работу над составлением тибетско-санскритско-русско-английского словаря, начатую ещё в Индии. Рериху принадлежала всецело поддержанная Институтом идея создания специальной комиссии по изучению Кушанской эпохи. Он успел подготовить обоснование своего проекта для Президиума АН СССР и правительственных инстанций.

Заслуживает глубокого уважения терпимость и принципиальность Юрия Николаевича, проявлявшаяся им в работе. Приведём, например, высказывание Ю.Н.Рериха в связи с обсуждением вопроса развития научного атеизма: «Предметом изучения советской науки должно явиться не только изучение западно-европейской философии с её приматом греко-римской традиции, но и философии Востока, в особенности же философской мысли Индии и Китая. Такое изучение должно служить не только чисто научным целям, но и явиться началом объединяющим, служить культурному взаимопониманию между народами Советского Союза и народами стран Востока. На данном этапе особенное значение приобретает максимальное освоение письменных источников. Необходимы адекватные переводы творений классиков философской мысли Индии и Китая с комментариями. Очень остро стоит вопрос кадров специалистов, филологов и философов. (...) В дальнейшем следует обсудить подготовку отдельных монографий о религиозных движениях в Индии и Китае, вскрыв их социальные и политические корни»18. Перед нами, по сути, программа деятельности Ю.Н.Рериха в Институте, которую он успешно выполнял вплоть до неожиданной смерти.

Уместно задать вопрос: смог ли Юрий Николаевич Рерих всего за два с половиной года, отмеренных жизнью ему в России, создать достойную школу востоковедов? «Все мы стали немножко другими после периода общения с Юрием Николаевичем, — говорит Т.Я.Елизаренкова. — Я уже не говорю о том, что мы стали востоковедами — не узкими специалистами, не лингвистами, не философами, не литературоведами, какими нас готовили в вузах, а — востоковедами. И, кроме того, все мы стали немножко другими людьми. Это, наверное, главное»19.

Многие из тех, кто имел возможность общаться с Юрием Николаевичем, на всю жизнь остались под благотворным впечатлением от этих встреч. Свидетельств об этом в воспоминаниях о нём очень много. Даже мимолётное общение с Юрием Николаевичем становилось импульсом для работы над собой, порождало стремление к совершенствованию, и при этом «святая святых» его души, отношение к Учению оставалось сокровенным. Ему не было нужды декларировать то, что он знал. По восточному принципу, знание тогда становится истинным знанием, когда оно проявляется в действии, в жизни человека.

Когда к Юрию Николаевичу обращались с вопросом «что делать?» — он отвечал просто: «Надо путём науки, искусства, морали воздействовать на окружающее и поднимать энтузиазм и героизм. Надо во всём и всегда поддерживать энтузиазм, если он направлен на Общее Благо».

Очень поучительно для всех, стремящихся следовать по духовному пути, которому была верна семья Рерихов, окинуть взором небольшой, но очень яркий, поистине как «Звезда героя», путь, пройденный Юрием Николаевичем в России.

Вспомним определение подвижника, данное Юрием Николаевичем: «Подвижники — те, у кого все стороны характера уже соответствуют их Credo»20. Мы можем с уверенностью сказать, что сам он был истинным подвижником. Тем, о ком в «Дхаммападе», изданной им в России, в главе «О мудрых» говорится: «Добродетельные продолжают свой путь при любых условиях...»21

К жизненному подвигу Юрия Николаевича Рериха в России в полной мере можно отнести слова из книги «Зов»: «Будьте как звёзды, отдавая вашу любовь, мудрость и знание другим. Только отдав всё, мы получаем».

Доклад, прозвучавший на юбилейной конференции, приводится в сокращении.


1 Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 3. М., 1996. С. 25.
2 Цит. по: Воспоминания о Ю.Н.Рерихе. Новосибирск, 2002. С. 75.
3 Там же. С. 76.
4 Беспредельность. 178.
5 Н.К.Рерих. Зажигайте сердца. М., 1990. С. 185.
6 Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 3. С. 199.
7 Н.К.Рерих. Глаз добрый. М., 1991. С. 178.
8 Н.К.Рерих. Листы дневника. Т. 3. С. 25.
9 Там же. С. 125.
10 Рериховский вестник № 5. Извара – СПб. – М., 1992. С. 68.
11 Воспоминания о Ю.Н.Рерихе. С. 111-115.
12 Е.И.Рерих. Основы буддизма. Таллинн, 1990. С. 3-7.
13 Цит. по: Рериховский Вестник № 5. С. 43-44.
14 Воспоминания о Ю.Н. Рерихе. С. 100.
15 Ю.Н.Рерих: Материалы юбилейной конференции. М., 1994. С. 62.
16 Дхаммапада / Перевод с пали, введение и комментарии В.Н.Топорова. Отв. редактор Ю.Н.Рерих. М., 1960. С. 46.
17 Там же. С. 41.
18 Цит. по: Ю.Н.Рерих: Материалы юбилейной конференции. С. 59.
19 Цит. по: Воспоминания о Ю.Н.Рерихе. С. 101.
20 Там же. С. 16.
21 Дхаммапада. С. 73.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Ю.Н. Рерих

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Что же чище омоет дух, нежели мысли о благе других?

Озарение, ч. 3, гл. 3, п. 10
Неслучайно-случайная
статья для Вас: