Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



 

Влияние этнической культуры старообрядцев и поздних переселенцев Уймонской долины на духовно-нравственное становление личности*

Автор: Кучуганова Р.П.



Теги статьи:  Алтай, Рериховские Чтения, работа с детьми

Р.П.КУЧУГАНОВА, создатель школьного Музея старообрядческой культуры и быта с. Верхний Уймон Республики Алтай 

В каждом источнике своя вода,
В каждой голове своя мысль,
В каждом уставе своя речь,
В каждом племени свои нравы.

Народная мудрость

Технический прогресс дал возможность человечеству заглянуть в недосягаемые недра Земли и устремиться к дальним космическим мирам, но самое важное в этом мире — человек — так и остаётся загадкой. Он (человек) живёт интенсивной, насыщенной информацией жизнью, в добротных домах, обеспеченно и сытно. Но стал ли он добрее, милосерднее, порядочнее от этого? Стало ли меньше в мире горя, войн, слёз и несчастий? Сложилась парадоксальная ситуация — поднявшись на высокую ступень развития, человечество вдруг обнаружило, что эта ступень висит над пропастью. Развитие внешнее приостановило развитие внутреннее: безнравственность, бескультурье, бездуховность — вот плоды цивилизации. Но как не может птица летать с одним крылом, так не может человек жить только внешними потребностями, забывая о внутреннем, духовном мире. На наш взгляд, именно культура является той основой, на которой может возродиться человечество. «Культура — совокупность материальных и духовных ценностей, а также способов их создания, применения и передачи, созданных человечеством в процессе общественно-исторической практики. В более узком смысле принято говорить о материальной культуре — это техника, производственный опыт и другие материальные ценности; и духовная культура — достижения в области науки, искусства и литературы, философии, нравственности, просвещения и т.д.»1. Образно говоря, культура — это бесконечная лестница, причём винтовая, по которой мы должны совершить восхождение от человека разумного к человеку совершенному.

Вопросы сохранения этнической культуры очень актуальны на данном этапе развития нашего общества, так как только народные традиции смогли донести до нас то, что попирается человеком ежечасно: нравственные категории добра, красоты и радости, уважение к старшим, трудолюбие, любовь к своей земле и людям, населяющим эту землю. По теме нашего исследования имеются немногочисленные источники информации, а духовная культура переселенцев и старообрядцев нашей Уймонской долины и вовсе слабо изучена. Географическая, этническая и религиозная замкнутость жителей этой долины позволила сохранить богатую самобытную духовную культуру, которая не только формирует эмоциональную и чувственную сферу жизнедеятельности человека, но и помогает становлению его морального, нравственного облика. Основная цель данного исследования — обратить пристальное внимание общественности на духовно-нравственные основы народной педагогики старообрядчества, которые способствуют развитию целостного восприятия мира и помогают человеку устоять перед негативными сторонами жизни. А воспитание подрастающего поколения, взращённого на непреходящих ценностях народной мудрости, обладает практической значимостью такой силы, что нет необходимости это доказывать, так как в этом не приходится сомневаться.

Заселение Уймонской долины старообрядцами

«Ранний период заселения Алтая русскими начинается на рубеже 17 – 18 веков. Усть-Коксинский район — наиболее самобытный район Республики Алтай, где сохраняется древняя русская культура, а Верхний Уймон — одно из самых старых поселений Алтая. Официальная дата его основания — 1786 год, хотя старожилы утверждают, что ему больше 300 лет»2.

Материальная и духовная культура старообрядцев и переселенцев Уймонской долины впитала в себя всё многообразие древнеславянского, православного русского народа и сохранила все старые церковные традиции и обряды, пришедшие вместе с христианством из Византии ещё при крещении Руси в 988 году. В 1792 году старообрядцы добровольно приняли русское подданство на правах оседлых «инородцев», их перевели в разряд «ясашных». Так называемые каменщики пришли из горных ущелий в Уймонскую долину, где образовалось около 30 населённых пунктов. Заповедная долина столетиями влекла к себе свободолюбивых и инакомыслящих людей, которые искали не только спасения от преследователей веры, но и легендарную страну Беловодье, в которой «все жили по справедливости и по Божескому закону»3. Сами о себе старообрядцы, или кержаки, говорили: «Стариковские мы». А ещё их называют чистыми, добрыми, «чашечниками». Именно эти люди являются тем культурным пластом, который оставил нам в наследство свои пословицы, поговорки, игры, предания, бывальщину4, бухтины5, заговоры, песни, сказки — то, что несёт в себе неподражаемый колорит народного творчества.

Община и семья. Культурные традиции

Для старообрядчества характерен общинный уклад жизни. Самые важные дела всегда решались всеми членами Общины, как это было принято в древности, но решающее слово принадлежало Наставнику, который руководил всей жизнью Общины. Духовным центром Общины являлся молельный дом. Старообрядчество имело крепкие семейные устои, поддерживаемые и укрепляемые всей сутью общинной жизни крестьянина. В семье, где иногда насчитывалось по 18 – 20 человек, также всё строилось по принципу старшинства. Во главе большой семьи стоял старейший мужчина — большак. Ему помогала хозяйка — большуха. Авторитет матери — большухи — был непререкаем. Дети и невестки называли её ласково и почтительно «маменька». Особенно ярко роль и значение матери в семье проявляется в пословицах, бытовавших в долине: «Жена для совета, тёща для привета, а нет милей родной мамоньки»; «Материнска-то ладонь высоко поднимается, да не больно бьёт»; «Материнска-то молитва со дна моря достанет»; «Без матки и рой не держится».

«Авторитет главы семейства держался не на страхе, а на совести членов семьи. Для поддержания такого авторитета нужно было уважение, а не страх. Такое уважение заслуживалось только личным примером, трудолюбием и добротой»6.

По Учению Слова Божия, «чадородие» является благословением Божиим и счастьем для родителей.

«Дом с детьми — базар, без детей — могила»; «Один сын — не сын, два сына — полсына, три сына — полный сын»; «Один у каши — сирота».

Василий Белов в книге «Лад» так пишет о семье: «Дети в семье считались предметом общего поклонения. Нелюбимое дитя было редкостью в крестьян­ском быту. Люди, не испытавшие в детстве родительской и семейной любви, с возрастом становились несчаст­ными. Не зря вдовство и сиротство считалось издревле неповторимым горем. Обидеть сироту или вдову считалось одним из тяжких грехов. Вырастая и становясь на ноги, сироты делались обычными мирянами, но рана сиротства никогда не зарастала в серд­це каждого из них». 

«Доброе племя всегда даст семя»

 Воспитанием детей занимались все, вся Община. Но так как в любой семье почитание, уважение старших было нормой для всех, то и прислушивались всегда к слову и мнению старшего по возрасту или положению в Общине.

«Разумное родится только от разумного»; «Разумна семья — разумны и дети».

В семьях, где иногда жили вместе по три поколения, всё держалось на огромном трудолюбии, отсутствии эгоизма, уважении к старшим. «Старик в нормальной семье не чувствовал себя обузой, не страдал от скуки. Всегда у него имелось дело, он нужен был каждому по отдельно­сти и всем вместе»7. Старики, бывало, говорили: «Старый ворон мимо не каркнет»; «Прожитое что пролитое — не воротишь».

Особенно почтительное отношение в старообрядческих семьях воспитывалось к труду. В большой крестьянской семье трудились все от мала до велика, и не потому, что кто-то заставляет, а потому что от рождения видели постоянно пример в жизни каждого дня. Характерной чертой воспитания трудолюбия являлось ненавязывание его, как бы впитывание. «Нравственная суровая простота деревенского быта, — писали современники, — была чиста и выражалась заповедью физического неустанного труда, молитвой Богу и воздержанно­стью от всяких излишеств»8. Подражание старшим считалось хорошим тоном, и девочки возле матери, старших сестёр или невесток, а мальчики возле отцов и братьев приобретали знания и умения, так необходимые в самостоятельной жизни. Дети принимали участие во всех работах: мальчики с пяти-шести лет выезжали на пашню, боронили, возили снопы, а уже в восемь лет им доверяли самостоятельно пасти скот и выезжать в ночное. Девочек с этого же возраста обучали ткачеству, шитью, рукоделию и, конечно же, умению вести дом.

«Всё должно быть трудово, а не трудово грех».

Ребёнок усваивал трудовые навыки также и во время всевозможных посиделок. Слово «посиделки» обозначало не просто сидеть, просиживать место или «балакать», а возможность подвести итоги дня, года, обсудить проблемы, заключить выгодную сделку, сосватать невесту, попеть, поплясать и многое, многое другое. А чтобы руки не были в праздности, обязательно делалась какая-нибудь работа: вышивали, шили, мужчины занимались нехитрой домашней утварью, упряжью и т.д. И всё это в глазах детей приобретало элемент нерасторжимости, необходимости — так делали и жили все, а как же иначе? Поэтому лень была не в почёте в старообрядческих семьях. О ленивом говорили: «На работушку у него волосок не стряхнись, а с работушки головушка не оторвись»; «Сойдутся сонливый да ленивый. Быть ли им богатыми»? «Не та ленива ленивица, что баню не топит, а та ленива ленивица, которая в готовую не ходит».

«Подлинное основание жизни человека — труд. Безосновательна жизнь человека, который развлекается. Низменна жизнь человека, который ворует. Запечатление трудового действия — с младенчества и активно усваивается в возрасте 10 – 14 лет»9

«Свадьба скорая что вода полая»

 Характерной чертой семейных традиций староверов было особенно серьёзное отношение к браку. В основе норм поведения молодёжи лежит крестьянский взгляд на семью как на важнейшее условие жизни крестьянина. Встречи молодёжи находились под постоянным контролем старших, зависели от общественного мнения села и традиций различных семей. Причём очень строго следили за тем, чтобы не было браков «по родне», то есть между родственниками. Ещё в девичестве девушкам внушали:

«Чужая шуба не одёжа, чужой муж не надёжа».

А парню наказывали так:

«Женился на скорую руку, да на скорую муку»;

«Женись, чтоб не каяться, любить да не маяться».

Чёткие нормы поведения создавали основу самодисциплины и исключали вседозволенность. «Общим было требование соблюдения чести, порядочности, скромности. Это находило отражение в сложившихся представлениях о ''хорошей'' невесте и о ''хорошем'' женихе».

Проблемам сватовства и создания брачных союзов посвящено множество шедевров устного народного творчества: поверья, бывальщина и, конечно же, пословицы и поговорки. Общественное мнение осуждало неуживчивость и сварливость характера, эти качества считались «наказанием Божиим». Про злую жену говорили:

«Назло мужу сяду в лужу»;

«Железо-то уваришь, а злую жену не уговоришь»;

«Лучше хлеб есть с водой, чем жить со злой женой».

А жениху внушали:

«Жена мужу не прислуга, а подруга»;

«У плохого мужа жена всегда дура»;

«За хорошей головой жена молодеет, а за плохой как земля чернеет». 

«Разумна семья — разумны и дети» 

Мы уже упоминали, что семьи были очень большие, под одной крышей одновременно жили два-три поколения. Поэтому старались жить так, чтобы не причинять горя и неприятностей один другому, уважать и почитать старших, помогать и воспитывать младших. Не принято было заводить ссоры в таких семьях, обманывать, подшучивать или насмехаться над кем-либо. Одной из особенностей большинства старообрядцев является трепетное отношение к данному слову и к правде. Молодым наказывали:

«Не разжигай. Туши, пока не разгорелось. Будешь лукавить, так чёрт задавит»;

«Иди в овин, да шути там один»;

«Не давши слово — крепись, а давши — держись»;

«Обещаха недахе — родная сестра»;

«Клевета что уголь, не обожжёт, так замарает»;

«Ты на правде стоишь. Трудно тебе, да стой, не вертись».

Спеть похабную частушку, произнести скверное слово — это значит опозорить себя и свою семью, так как Община будет осуждать за это и тебя, и всех твоих родных. Про такого человека презрительно говорили: «С этими же устами да за стол сядет».

В старообрядческой среде считалось крайне неприличным, неловким не поздороваться даже с малознакомым тебе человеком. А поздоровавшись, надо было приостановиться, даже если ты очень занят, и непременно побеседовать. Матрёна Серапионовна Атаманова-Артобалевская (жительница с. Тихонькое, 80 лет) вспоминает: «Был грех и у меня. Молода была, но замужем уже. Шла мимо тяти и просто сказала: ''Здорово живёшь'' и не поговорила с ним. Так он меня так пристыдил: ''Спросить хоть надо было, как ты, тятя, живёшь''».

К сожалению, мало изучен ещё один момент жизни староверов — это отношение к пьянству. Ульяна Фёдоровна Боровикова (старожил нашего села, Наставница старообрядческой Общины) вспоминает: «Мне ещё деданька наказывал: ''Хмеля-то нисколько не надо. Хмель-то держится тридцать годков. А ну как умрёшь пьяный? Уж не видать потом светлого места''».

Проблема пьянства становится очень актуальной в наше время, когда по поводу, а чаще без повода мужчины, женщины, дети злоупотребляют спиртными напитками. Пьянство осуждалось и считалось большим пороком: «С хмелиной познаться — с честью расстаться». Больше всего боялись выпить лишнего и опозориться.

«Существовала как природная справедливость, так и благоприобретённая. В любом возрасте, начиная с самого раннего детства, стыдливость украшала человеческую личность, помогала выстоять перед напором соблазнов»10. Курение также осуждалось и почиталось за грех. Человека курящего не допускали даже к святой иконе и старались как можно меньше с ним общаться. Про таких людей говорили: «Кто курит табак, тот хуже собак».

В Верхнем Уймоне уже более ста лет стоит дом, построенный старовером Бочкарёвым. Он наказывал передавать этот дом только по родне и чужим не продавать. Потомки старовера гордятся тем, что в их доме никто не курил и не ругался.

У староверов и поздних переселенцев Уймонской долины весьма сложная система мировоззренческих представлений, закреплённых в пословицах, поговорках, сказаниях, заговорах и т.д. Вся эта духовная культура является кладезем познания нравственно­сти, воспитания, народной философии, эстетики и этики. Культурные навыки и достижения передаются от человека к человеку, от семьи к семье, от поколения к поколению, от края к краю. Сила народа, сила страны — в её культуре. «Алтайская Русь умирает, вырождается, и надо спешить со всесторонним её изучением»11.

Этнокультура русского народа — неиссякаемый источник мудрости, залог возрождения нации. Мы долж­ны умело распорядиться тем богатством, которое досталось нам от наших предков, главная наша задача — не растерять жемчужины духовной культуры, а сделать её достоянием умов и сердец наших современников.

Мы обедняем свою жизнь тем, что не только не знаем, но и не желаем изучать исконные русские традиции и их влияние на человека. Так как очень важно не только постичь суть заложенного духовного богатства народных традиций, но и привнести всё лучшее в нашу действительность, то есть связать прошлое, настоящее и проложить путь в будущее.

В народе говорят: «Деньги потерять — ничего не потерять, здоровье потерять — много потерять, дух потерять — всё потерять». 

ПРИЛОЖЕНИЕ 

Притчи. Бывальщина 

Вышла девка замуж, а ленивата была. Утром встанет — полотенец мокрый. Приехала её проведать родима матушка. Спрашивает: «Как живёшь-то, доча?» Та в ответ: «У, не любят меня. Каждый день рукотёрт мокрый». «Мила моя дочь! Да ты как терпишь-то? А ты сделай так: вставай всех раньше, полотенец-то сухонький и будет».         

Приехал зять к тёще, тёща-то зятя недолюбливала. Поставила она кашу в чашечке, а масличка только дочке положила. А зять взял чашечку, крутит её, крутит, да приговаривает: «Ой, кака баска чашечка: цветочки на ней и красненьки, и голубеньки». Да и повернул к себе масличком. Заметалась тёща: чо делать, чо делать? Схватила ложку, перемешала кашу, да и говорит: «Милы мои дети. Живите дружно, ешьте вместе, сочетай вас Господь».

(Притчи записаны у старожила Верхнего Уймона Аргоковой Ульяны Михайловны, 1924 года рождения.) 

Пословицы и поговорки Уймонской долины 

В доме совет — в пригоне и на поле свет.

Красота приглядится — ум пригодится.

Мужа чтут за разум, а жену по уму.

Не хвались отцом — хвались сыном-молодцом.

Детей воспитать — не кур пересчитать.

У милого дитяти — много имён.

Мир в семье женой держится.

Простота да чистота — половина спасенья.

Молодости не вернёшь — старости не сбудешь.

Жёсткий нрав не будет прав.

В сердце не влезешь, в сердце нет окошка.

Доброму человеку и чужая болезнь к сердцу.

Коня ведут уздечкой, а человека словом.

Тот себе вредит, кто часто в рюмку глядит.

Уважай сам себя, так и люди уважат тебя.

 


* Доклад на юбилейной конференции «Великая семья России», Новосибирск, 9 – 10 октября 2004 г. (в сокращении).

1 Р.П.Кучуганова. Уймонские староверы. Новосибирск, 2000.
2 С.А.Ан, В.Е.Фомин. История культуры Алтая. Барнаул: Пикет, 1999.
3 Там же.
4 Бывальщина — в русском народном творчестве короткий устный рассказ о невероятных приключениях, будто бы имевших место в жизни.
5 Бухтина — народный анекдот, сюжетная шутка, в которой здравый смысл вывернут наизнанку.
6 С.А.Ан, В.Е.Фомин. История культуры Алтая.
7 Там же.
8 Там же.
9 А.Гармаев. Нравственное и безнравственное в современной семье // Остров веры. 2003. № 1.
10 С.А.Ан, В.Е.Фомин. История культуры Алтая.
11 В.А.Липинская. Старожилы и переселенцы 18 – начала 19 века. М.: Наука, 1996.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Вести с Алтая

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Когда все усилия приложены, тогда приходит и Помощь.

Рерих Е.И. Письмо от 27.06.1934
Неслучайно-случайная
статья для Вас: