Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Чем утвердите меру дел ваших? Если дела имеют полезность для всего мира, то и мера хороша.

Зов, 03.03.1923
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:         
Книги:         

КЛЮЧ К ТЕОСОФИИ. Главы из книги

Автор: Блаватская Елена Петровна



Теги статьи:  Елена Блаватская, теософия

Теософия и теософское общество

Смысл названия

 

Вопрос: К Теософии и её доктринам часто относятся как к новомодной религии. Религия ли это?

Е.П. Блаватская: Нет. Теософия — это Божественное Знание или Наука.

Вопрос: Каково действительное значение этого термина?

Е.П. Блаватская: «Божественная Мудрость», Θεοσοφια (Теософия), или Мудрость богов, как Θεογoνia (Теогония) — генеалогия богов. Слово Θεοσ по-гречески означает «бог», одно из божественных существ, но, конечно, не «Бог» в современном смысле этого слова. Следовательно, это не «Мудрость Бога», как переводят некоторые, но «Божественная Муд­рость», та, которой обладают боги. Этому термину много тысяч лет.

Вопрос: Каково происхождение его?

Е.П. Блаватская: Оно пришло к нам от Александрийских философов, называвшихся «любящими истину», Филалетами, от «фил» — «любящий», и «алетейя» — «истина». Слово «Теософия» относится к третьему веку нашей эры, когда его начали употреблять Аммоний Саккас и его последователи, разработавшие Эклектическую Теософскую систему.

Вопрос: Что являлось целью этой системы?

Е.П. Блаватская: Прежде всего, запечатлеть определённые великие моральные истины в своих последователях и во всех тех, кто были «любящими истину». С тех пор Теософское Общество приняло девиз: «Нет религии выше истины». Главной целью основателей Эклектической Теософской Школы была одна из трёх целей их современного последователя — Теософского Общества, а именно: примирить все религии, секты и нации общей системой этики, основанной на вечных истинах.

Вопрос: Как Вы докажете, что это в действительности возможно и что все мировые религии действительно опираются на одну и ту же истину?

Е.П. Блаватская: Путём их сравнительного изучения и анализа. «Религия Мудрости» была единственной в древности; и тождество изначальной религиозной философии доказано идентичными доктринами, передаваемыми Посвящённым во время МИСТЕРИЙ, широко распространённых повсюду. «Все старые культы указывают на существование предшествующей им единственной Теософии. Ключ, который открывает что-либо, должен открывать всё, в противном случае это неверный ключ» («Эклектическая Философия»).

 

Рабочая система теософского общества

Цели общества

 

Вопрос: Каковы цели «Теософского Общества»?

Е.П. Блаватская: Их три, и как таковые они существовали с самого начала.

1. Образовать ядро Всеобщего Братства Человечества без различий расы, цвета кожи или вероисповедания.

2. Способствовать изучению арийских и других священных рукописей мировых религий и разных научных направлений для того, чтобы восстановить важное значение древних азиатских литературных источников, а именно принадлежащих философским учениям браманистов, буддистов и зороастрийцев.

3. Исследовать скрытые тайны Природы во всевозможных аспектах, а также психические и духовные возможности человека, присущие только ему. Это и есть в общих чертах три главнейшие цели Теософского Общества.

Вопрос: Можете ли Вы дать какую-либо детальную информацию о них?

Е.П. Блаватская: Мы можем расчленить каждую из этих трёх целей на такое количество отдельных положений, какое потребуется.

Вопрос: Позвольте тогда начать с первой. К каким способам и средствам можете Вы прибегнуть, чтобы пробудить чувство братства между расами, которые, как известно, весьма различны в отношении религии, обычаев, убеждений и образа мысли?

Е.П. Блаватская: Позвольте мне прибавить к этому то, что Вы, как мне кажется, умалчиваете. Мы знаем, конечно, что, за исключением остатков двух древних наций — парсов и евреев, — каждая не только имеет распри с другими, но даже и внутри самих себя. Этим особенно отличаются так называемые христианские нации. Отсюда Ваше удивление и причина, по которой наша первая цель представляется Вам утопией. Не так ли?

Вопрос: Да, это так; но что Вы можете возразить против этого?

Е.П. Блаватская: Против факта — ничего, но могу сказать очень многое о необходимости ликвидировать причины, которые делают Всеобщее Братство утопией в настоящее время.

Вопрос: Каковы же, на Ваш взгляд, эти причины?

Е.П. Блаватская: Первая и наиболее значительная — это естественный эгоизм человеческой натуры. Эта эгоистичность, вместо того, чтобы быть искоренённой, повседневно усиливается и развивается, превращаясь в жесточайшее и непреодолимое чувство за счёт религиозного образования, которое имеет тенденцию не только защищать, но и решительно оправдывать его. Человеческие идеи добра и зла были целиком искажены буквальным восприятием Библии. Всё бескорыстие альтруистических учений Иисуса превратилось просто в теоретический предмет ораторских упражнений с трибуны...

Вопрос: Не могли бы Вы теперь пояснить методы, которыми Вы предполагаете осуществить вторую цель Теософского Общества.

Е.П. Блаватская: Общество предполагает собирать для библиотеки в нашей Штаб-квартире в Адьяре (штат Мадрас, Индия) (и члены его местных отделений — для своих библиотек) все достойные работы о мировых религиях, какие будут доступны. Собирать и записывать сведения из достоверных источников о различных древних философских учениях, традициях, легендах и распространять эту информацию различными доступными способами...

Вопрос: А как насчёт третьей цели — развития в человеке его скрытых духовных и психических возможностей?

Е.П. Блаватская: ...Наш долг — поддерживать в человеке в активном состоянии его духовные способности. И при этом противостоять и противодействовать — после соответствующих исследований и получения доказательств их иррациональной природы — предрассудкам в любой форме — религиозной, научной или социальной и, прежде всего, ханжеству, будь то религиозное сектантство или вера в чудеса и нечто сверхъестественное. Главное, что мы должны при этом делать, — стараться получать Знания о всех Законах Природы и распространять их. Необходимо поощрять изучение Законов едва понятых современным человечеством Оккультных Наук, основанных на истинном знании Природы, вместо суеверных представлений, основанных на слепой вере и авторитете, как это имеет место в настоящее время. Фольклор и народные традиции, хотя порою и странные, будучи тем не менее тщательно изученными, могут привести к открытию давно утраченных, но важных тайн Природы. Таким образом, Теософское Общество стремится продолжать эту линию исследования в надежде расширить область научной и философской деятельности.

 

Отношение теософского общества к теософии

О самосовершенствовании

 

Вопрос: Является ли духовный рост принципиально важной вещью, на которой настаивает Ваше Общество?

Е.П. Блаватская: Несомненно! Тот, кто хотел бы быть истинным теософом, должен научиться жить, как подобает таковому.

Вопрос: Если это так, то тогда поведение некоторых членов Общества странным образом опровергает это основное правило.

Е.П. Блаватская: Это действительно так. Но мы не можем справиться с этим внутри Общества; не могут и те, кто называют себя христианами, а действуют как изуверы. Причина не в ошибках наших уставов и правил, а в сущности человеческой натуры. Даже в некоторых экзотерических общедоступных кружках члены дают обязательства, на основе своего высшего «Я», жить жизнью, предписанной Теософией. Они должны сделать так, чтобы их божественное «Я» руководило всеми их мыслями и действиями в любой день и во всякий миг. Истинный теософ должен «поступать справедливо и жить скромно».

Вопрос: Что Вы под этим подразумеваете?

Е.П. Блаватская: Попросту вот что: одно «Я» должно забыть себя для многих «Я». Позвольте мне ответить Вам словами истинного Филалета, члена Тео­софского Общества, который прекрасно выразил это в «Theosophist»: «Что каждому человеку необходимо прежде всего, так это найти себя и произвести затем честную оценку всему тому, чем он субъективно овладел, а оно может быть плохим или абсолютно
несостоятельным, но не являться совершенно неисправимым, если он приступит к этому со всем жаром души». Но многие ли из нас поступают таким образом? Все хотят работать для своего собственного развития и прогресса, и очень немногие для развития других. Процитируем того же автора снова: «Людей обманывали и вводили в заблуждение достаточно долго, они должны разрушить своих идолов, отказаться от подделок и продолжить работу для себя — нет, одно это маленькое слово означает слишком много и слишком многое, поскольку тот, кто работает для себя, лучше не работающего вообще, но лучше бы он работал для других, для всех. Если каждый вырастит цветок любви и милосердия в соседнем саду, отвратительные сорняки исчезнут из его собственного, и этот Сад Богов — Человечество — расцветёт как роза. Во всех Библиях, во всех религиях это излагается достаточно ясно, но человек, старающийся изобрести что-то, вначале это неверно истолковывает, затем выхолащивает, приземляет и, наконец, оглупляет. Не нужно какого-то нового откровения. Пускай каждый человек станет откровением для самого себя. Пусть однажды человеческий бессмертный Дух овладеет крепостью его тела, выдворив оттуда менялу и всякую нечисть, и его собственная божественная человечность освободит его, потому что, оказавшись таким образом наедине с собой, он познает «строителя Храма».

Вопрос: Признаться, это же чистый альтруизм.

Е.П. Блаватская: Да. И если хотя бы один из десяти членов Теософского Общества будет осуществлять это на практике, это будет действительно организация избранных. Однако среди сторонних наблюдателей все­гда найдутся те, кто откажется видеть существенную разницу между Теософией и Теософским Обществом, между Идеей и её несовершенным воплощением. Такие будут распространять каждый огрех и любой недостаток проводника, человеческой организации, на чистый Дух, который проливает на него свой божественный свет. Справедливо ли это по отношению к тому и другому? Они бросают камни в ассоциацию, которая в крайне неблагоприятных условиях старается достигнуть и пропагандировать свой идеал. Одни чернят Теософское Общество только потому, что оно осмеливается делать попытки осуществлять то, в чём другие системы — такие как Церковь и огосударствленное христианство, прежде всего, — потерпели самую вопиющую неудачу; другие же потому, что они очень тонко сохраняют существующее положение вещей, — такие как фарисеи и саддукеи со времён Моисея, мытари и грешники высоких рангов, пиршествовавшие во времена упадка Римской империи. Честные люди в любом случае должны помнить, что человек, который делает всё, что может, делает столько же, сколько и тот, кто достиг совершенства в этом мире относительных возможностей. Это является простейшим трюизмом, аксиомой, поддерживаемой верящими в евангельскую притчу о талантах, приведённую Христом: слуга, который удвоил свои два таланта, был вознаграждён так же, как и другой слуга, который получил пять талантов. Каждый человек получает по заслугам, «в зависимости от своих способностей».

Вопрос: И всё же достаточно трудно установить разницу между абстрактным и конкретным, в то время как только исходя из последнего мы формируем наши суждения.

Е.П. Блаватская: Тогда почему необходимо делать исключение для Теософского Общества? Справедливость, как и милосердие, должна начинаться дома. Будете ли Вы издеваться и насмехаться над «Нагорной проповедью» только потому, что вашим социальным, политическим и даже религиозным законам не удавалось проводить в жизнь результат её понимания не только по духу, но и в мёртвой букве? Отмените клятву в суде, парламенте, армии и повсюду, как квакеры, и Вы сможете называть себя христианами. Отмените сами суды, потому что если бы Вы следовали заповедям Христа, то Вы должны были бы отдать свою одежду тому, кто Вас раздевает, и подставить левую щёку злодею, который ударит по правой. «Не противься злому, любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас», так как «кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречётся в царстве небесном», «а кто скажет: "безумный", подлежит геенне огненной». Да и зачем Вы должны судить, если, в свою очередь, сами не будете судимы? Настаивать на том, что между Тео­софией и Теософским Обществом нет различия, — значит сделать систему христианства и самую её суть уязвимой для таких же обвинений, только в более серьёзной форме.

Вопрос: Почему более серьёзной?

Е.П. Блаватская: Потому что лидеры Теософского движения, полностью осознавая его недостатки, стараются сделать всё, что они могут, чтобы внести поправки в свою деятельность и искоренять зло, имеющееся в Обществе; и в то время как их уставы и постановления продолжают оформляться в духе Теософии, законодатели государств, национальных церквей и отдельных наций, которые называют себя христианами, делают всё наоборот. Члены нашего Общества, даже худшие среди них, не являются более худшими, чем средний христианин. Более того, если западные теософы испытывают так много трудностей при ведении истинно теософской жизни, то всё это только потому, что они являются детьми своего поколения. Каждый из них был христианином, вскормленным и воспитанным на софистике своей Церкви, её социальных обычаях и даже её парадоксальных законах. Он был таким, прежде чем стал теософом или, вернее, членом Общества, которое носит это название, и нет необходимости часто повторять, что между абстрактным идеалом и его воплощением имеется в высшей степени существенное отличие.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Е.П. Блаватская

Статьи по теме, смотреть список