Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

В сознании заключается и мощь, и всё оружие победы. Устремлённое сознание может двигать громадами…

Мир Огненный, ч.3, § 320
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально

Подписаться

Музей:         
Книги:         

«Беззаветная преданность нужна для Служения»

Автор: Василькова Нина

Журнал:


Теги статьи:  Рериховские Чтения, Наталия Спирина (о ней)

Наталия Дмитриевна Спирина. 1999

Духовный путь нашего учителя Наталии Дмитриевны Спириной был освещён во многих докладах и воспоминаниях тех, кому довелось работать под её руководством, кто близко соприкасался с ней или её творчеством. Немало откликов поступает и от людей, которые, познакомившись с её стихами, Словами, беседами, широко разошедшимися в аудиозаписях, пишут нам о том, что, хотя им и не посчастливилось лично встречаться с Наталией Дмитриевной, в ней они обрели земного учителя. Читая глубокие размышления некоторых авторов, мы изумляемся тому, как тонко они почувствовали Наталию Дмитриевну и её жизненный подвиг.

Процесс постижения творчества Н.Д. Спириной будет продолжаться бесконечно, и всё новые штрихи будут дополнять великий образ нашей Ведущей, оставившей нам, её последователям, бесценное духовное богатство и пример для подражания.

Однако появляются материалы и совсем другого рода. Так, автор одной из публикаций касается вопроса организации Рериховских чтений в Сибири, к которым, согласно этому «сочинению», Н.Д. Спирина была вовсе непричастна. Что же заставляет этих людей так искажать истинные факты о том большом деле, на которое было положено столько сил и знаний?

Теперь мы знаем, что Наталия Дмитриевна приехала на Родину выполнить Указ, данный Великим Учителем Б.Н. Абрамову и его ученикам ещё в Харбине, в 1958 году. Ехать на Родину и «к Приходу людей подготовить», — читаем мы в одной из Записей Б.Н. Абрамова. В ней же говорится, что вновь начинает оживать «то, что было как бы забыто на время, и Пакт Мира, и всё то, чему заложил основание Гуру, но на новой ступени возможностей и с силою удесятерённой...»1

Действуя по намеченному Плану, она наращивала объём работы по насыщению и цементированию пространства идеями Водителя Культуры, не упуская ни одной возможности. А эти возможности появились уже с первыми выставками картин Н.К. Рериха в начале 1970-х, за которыми последовали встречи и вечера, знакомство людей с творчеством, научной и общественной деятельностью великого Мастера, постепенное раскрытие его разностороннего дарования. И как следствие этой многолетней планомерной деятельности зародилась идея проведения Рериховских чтений.

О том, как начинались Рериховские чтения, Наталия Дмитриевна рассказывала и на многих встречах в Сибирском Рериховском Обществе, и в интервью омскому телеканалу «Акмэ». После многочисленных слайд-программ и лекций о Н.К. Рерихе у них с Евгением Палладиевичем Маточкиным появилась мысль о проведении Рериховских чтений, которые можно было бы организовать в Новосибирской картинной галерее, где находилась большая коллекция картин художника.

Первая конференция состоялась 25 – 27 октября 1976 года. Она была посвящена 50-летию пребывания Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха в Сибири. Организаторами были Институт истории, филологии и философии Сибирского отделения Академии наук СССР и Новосибирская картинная галерея. «С одной стороны, учёные-академики, поскольку Рерих был и учёный, а с другой стороны, наша Картинная галерея, уже с точки зрения искусства, — рассказывала Наталия Дмитриевна. — Они объединились и помогали нам в проведении Рериховских чтений, которые собирали огромное количество народу. Я помню, Ренита Андреевна Григорьева приезжала тогда, из московского Музея Востока приезжала Ольга Владимировна Румянцева, она там заведует Рериховским кабинетом. Павел Фёдорович Беликов — он самое непосредственное участие принимал как консультант. Он имел очень много материалов по Рериху и помогал нам... Он был наш главный советник, принимал участие и выступал с докладами по Рериху»2. Оргкомитет возглавил академик А.П. Окладников.

Но кто же был подлинным — духовным — руководителем этого первого в нашей стране форума, посвящённого великому художнику и мыслителю?

Приведём строки из письма Леопольда Романовича Цесюлевича, свидетеля тех событий: «В чём заслуга работы с Сибирским отделением Академии наук СССР? Это была уже третья Волна, поднятая Первыми Рериховскими Чтениями. (Первой волной Л.Р. Цесюлевич называет приезд Ю.Н. Рериха в Советский Союз, второй — 100-летие Н.К. Рериха. — Н. В.) Суть её в том, что к творческому наследию Рерихов проявили интерес учёные, академики. До того, в двух предыдущих Волнах, действующими лицами были чаще всего общественность и журналисты. Хотя, смотря реально... задействованные к движению академики чего-то фундаментального, научного, решающего о Рерихах не написали. Они были скорее государственно-научной поддержкой, как движению, так и Чтениям. Истинные научные труды о Рерихах создавали те, кто в сердце нёс истинный смысл идей Рерихов.

Теперь видно, на каком фоне, фундаменте началась идея о проведении Рериховских Чтений.

1. Был создан коллектив активных последователей у Наталии Дмитриевны.

2. В Картинной галерее был создан положительный климат отношения к Рерихам. Много здесь работала именно Вера Кашкалда. Были созданы хорошие отношения с директором галереи — Марией Качальской.

3. Вся культурная общественность Страны была под впечатлением широкого и высокого проведения 100-летия Н.К. Рериха, проходили с великим успехом его выставки и выставки С.Н. Рериха, в кинотеатрах шёл фильм Рениты Андреевны [Григорьевой] "Николай Рерих". (...)

Несомненно, что они [Наталия Дмитриевна и Евгений Палладиевич] вместе составляли стратегический план, как это провести в жизнь, чья поддержка нужна, кто может этого добиться.

В этом вопросе, "как пробивать" [чиновничьи преграды], очень опытным и реальным знатоком был Павел Беликов. Его письма были бесценной помощью. Но где был центр всей этой подготовки — это квартира Наталии Дмитриевы была "штабом" организации. В тот период я часто бывал в Новосибирске. Всегда заходил к Наталии Дмитриевне. Всегда там были люди, всегда живо обсуждались вопросы.
Наталия Дмитриевна многим звонила по телефону. (...)

"Штаб организации Рериховских Чтений" — это есть формула и образное выражение роли Наталии Дмитриевны в этом деле. Она сама создала "штаб", сама воспитала людей, сама их целенаправила. Решения принимались коллективно. И здесь Идея Чтений обретала плоть. Сюда стекались все сведения, здесь была видна, как в военном штабе, вся картина хода подготовки. Здесь принимались решения, кто пойдёт на очередную задачу. Сюда приходили все новости. Первая научная всесоюзная конференция о наследии Рерихов — дело очень серьёзное и затрагивало все властные структуры.

Тут надо отметить, что только совершенно несведущий и абсолютно наивный человек может теперь допустить мысль, что в те 70-е годы достаточно было одному, в одиночку, доброму, устремлённому человеку собрать группу участников, самому объявить всесоюзную конференцию и она бы состоялась просто так. Чтобы получить разрешение на такое дело, в то время надо было быть как минимум академиком, и притом — с именем.

Я ходил в Министерство Культуры Латвии в конце тех 50-х годов, чтобы продлить в Риге выставку Николая Рериха. Министр меня не принял, вышел в приёмную, и его отношение к имени Рериха было столь отрицательным, столь презрительным, столь переполненным страхом, что добиться ничего не удавалось. И тут как сломить, переубедить? Все властные структуры хорошо помнили, что за это Имя люди сидели в лагерях и тюрьмах. Только академики с именем пользовались некоторой надгосударственной силой убеждения, не скажу — властью. Именно они могли, поставив в залог свой международный авторитет, добиться результата. Но академика тоже надо было кому-то склонить на свою сторону»3.

А вот как рассказывал Е.П. Маточкин о роли Н.Д. Спириной в организации Рериховских чтений: «Каждый шаг мы продумывали вместе с ней до мельчайших деталей, и после этого я уверенно шёл к учёным, обращался в необходимые инстанции, и у нас всё получалось, нам всё удавалось. Роль Наталии Дмитриевны в устроении Рериховских чтений в Новосибирске была главной — по тому вкладу души, который был сделан ею»4.

В работе Первой конференции участвовали учёные Новосибирска, Москвы, Риги, Таллинна, Смоленска, Астрахани, Томска, Омска, Барнаула, Улан-Удэ. Было представлено около 30 докладов искусствоведов, ботаников, географов, философов, археологов, историков, физиков.

Конференция явилась важнейшим событием и новым этапом в рериховедении. Была заложена традиция проведения Рериховских чтений в Сибири для приобщения широкого круга людей к творческому наследию Н.К. Рериха.

На эту конференцию планировался приезд и Зинаиды Григорьевны Фосдик. В архиве СибРО хранятся копии писем директора Новосибирской картинной галереи М.И. Качальской в государственные инстанции с просьбой пригласить на научную конференцию «Н.К. Рерих и Азия» вице-президента музея Н.К. Рериха в Нью-Йорке З.Г. Фосдик. Первое было отправлено 9 июня 1976 года Председателю Сибирского отделения АН СССР Г.И. Марчуку, второе — 12 августа того же года начальнику учреждений изоискусств Министерства культуры РСФСР Ф.В. Калашневу. В письмах говорилось, что Зинаида Григорьевна в 1926 году «была в числе участников экспедиции. В своём докладе 3.Г. Фосдик могла бы дать ценный материал о пребывании и научно-художественной деятельности русского художника в Сибири. Этот период является до настоящего времени наименее изученным в биографии Н.К. Рериха».

К сожалению, в связи с большой занятостью Зинаида Григорьевна приехать не смогла. В ответ на сообщение Наталии Дмитриевны о прошедших Чтениях она писала: «Всё это очень близко сердцу моему и радует при мысли о всеобъемлющем признании Николая Константиновича Рериха на родине» (22 ноября 1976 г.)5. Позже она поясняла: «Мне бы очень хотелось приехать к вашим "Рериховским Чтениям", но это сопряжено с трудностями. Для меня является крайне трудным прервать мою работу здесь на время, ведь я заведую не только Музеем, но и обширной общей работой» (8 марта 1976 г.). Она также благодарила за присланную программу Чтений и сборник докладов.

После проведения конференции был издан малым тиражом сборник тезисов докладов под названием «Рериховские чтения», сразу же ставший библиографической редкостью. Так, после выхода сборника уже в декабре этого года П.Ф. Беликов пишет Н.Д. Спириной: «Со сборниками "Тезисов", действительно, вышел успех, больший, чем на это рассчитывали. (...) Как-нибудь из дополнительного тиража попробуйте немного выделить» (13 декабря 1976 г.). Из другого письма Павла Фёдоровича: «Был разговор о дополнительном тираже "Рериховских чтений". Удалось ли напечатать? Меня запрашивали из Лондона и из Румынии. Хотели бы получить» (25 августа 1977 г.).

Значение Рериховских чтений было велико, особенно ввиду появления псевдоучителей, организовывавших всевозможные «кружки», а по сути секты для вовлечения в них неопытной молодёжи, принуждаемой к покорности и строжайшей «дисциплине».

По этому поводу П.Ф. Беликов писал Н.Д. Спириной в 1978 году: «Думаю, что "длинную" линию деятельности мы уже имеем в руках. Это — организация "чтений", публикации, обширные личные связи. Эту линию и следует форсировать. (...) ...Люди должны почувствовать, что Учение — радость и свобода. Если мы сможем дать радость и свободу познания, то и в области духовной сможем провести более длинную линию, которая привлечёт молодые силы. (...) ...Всё это очень трудно достижимо на практике. Но это направление всегда продуктивно» (14 сентября 1978 г.). «Немало сейчас сбившейся с пути молодёжи. Всем соблазнительно добиться мгновенных "достижений", а тем более прямых сношений с самим Вл[адыкой] Шамб[алы]. Но, как сказал образно Святослав Николаевич, двери в Шамб[алу] открываются только с той стороны. Подобрать ключи к этим дверям никому не дано. Мы можем себя только готовить к тому, чтобы эти двери для нас приоткрылись. На такую же подготовку уходят жизни, а не мгновения. Мгновенно лишь с круч падают. Поэтому: терпение, терпение и терпение. А плюс к нему соизмеримость в действиях, устремлённость и умение прочертить более длинную линию. Этого всем Вам желаю. Чувствую, что положение может иногда складываться весьма обострённо. Но самое главное — строить свою цитадель. Если она будет построена на твёрдом фундаменте, то никакие враги не страшны» (24 октября 1978 г.).

В своём ответе Павлу Фёдоровичу Наталия Дмитриевна подчёркивала, что подобные «учителя» «утверждают развитие интеллекта и воли и совершенно игнорируют (в своих действиях) сердце и этику. То, чем они занимаются, — это прошлое, и нуждам настоящего не отвечает. Об этом говорил и Святослав Николаевич в беседе в гостинице!» (26 августа 1978 г.)

Каждые Рериховские чтения являлись кардинальным сдвигом в деле распространения идей Н.К. Рериха.

Так, после проведения в октябре 1979 года второй Всесоюзной конференции, посвящённой юбилейным датам семьи Рерихов, а также 50-летию института «Урусвати», группа учёных под руководством А.П. Окладникова уже в ноябре выехала в Индию для изучения вопроса о возобновлении деятельности Института гималайских исследований «Урусвати».

Ко времени III Рериховских чтений в сентябре 1982 года, посвящённых 80-летию со дня рождения Ю.Н. Рериха и прошедших в Институте общественных наук Бурятского филиала СО АН СССР (г. Улан-Удэ), впервые вышла в свет книга Ю.Н. Рериха «По тропам Срединной Азии» на русском языке. Перевод был сделан А.Н. Зелинским, предисловие написали академик А.П. Окладников и доктор исторических наук В.Е. Ларичев.

Во время IV Рериховских чтений в октябре 1984 года, посвящённых 110-летию Н.К. Рериха и 80-летию С.Н. Рериха, было принято предложение Наталии Дмитриевны поддержать идею Н.К. Рериха о проведении всемирного Дня Культуры и учредить его 9 октября, в день рождения Николая Рериха.

В письме П.Ф. Беликова к Н.Д. Спириной от 31 мая 1974 года есть такая фраза: «Ваша идея о "Дне Культуры" — прекрасна. При случае буду говорить на эту тему в Москве. Там теперь уже учреждён специальный Юбилейный Комитет». Вероятно, с этим предложением Наталия Дмитриевна обращалась к Павлу Фёдоровичу ещё во время празднования 100-летия со дня рождения Н.К. Рериха. Идея эта воплотилась в жизнь лишь в 1990 году.

За Рериховскими чтениями последовали конференции, посвящённые великим духовным деятелям нашей страны. Первая такая конференция состоялась 11 – 12 февраля 1989 года в Доме учёных новосибирского Академгородка, она была приурочена к 110-й годовщине со дня рождения Елены Ивановны Рерих. Здесь впервые открыто говорилось об Учении Живой Этики. Вскоре стали выходить книги Живой Этики, и, по словам Наталии Дмитриевны, «кладезь духовной мудрости» стал доступен многим людям.

Так продолжалось Служение Наталии Дмитриевны Спириной на общественной ниве. «Беззаветная преданность нужна для Служения, осознание значимости Дел Моих...»6 — сказал Великий Учитель.


1 Грани Агни Йоги. 1958 (II). 631.

2 Спирина Н.Д. Полное собрание трудов. Т. 7. Новосибирск, 2016. С. 353.

3 Из письма Л.Р. Цесюлевича к В.Г. Герман от 26 янв. 2016 г. (авторский стиль полностью сохранён).

4 Путь Духа. Наталия Дмитриевна Спирина: Биографический очерк. Новосибирск, 2011. С. 42.

5 Здесь и далее цитируются письма из архива СибРО.

6 Грани Агни Йоги. 1952. 463.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Статьи по теме, смотреть список