Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

Искусство и жизнь

Автор: Рерих Святослав Николаевич



Теги статьи: 

Искусство является великой объединяющей силой. Разные виды искусства взаимопроникающи и образуют связующее звено между различными слоями общества и самыми отдалёнными друг от друга народами. Искусство является подлинным символом нации, благодаря искусству мы без особого труда можем понять и истолковать устремления и достижения народа. Когда-нибудь, когда падут все барьеры, разделяющие человечество на единицы ненависти, новое сотрудничество и взаимопонимание принесут нам невиданное процветание. Когда уйдёт страх перед внешним врагом и агрессией и мы будем в состоянии обратить нашу бдительность против самых заклятых врагов человечества — жадности, зависти, ненависти, невежества. Сможет ли человечество достичь этого уровня, или же оно обречено пройти через самый разрушительный катаклизм, им самим же содеянный, — в любом случае силы добра должны исповедовать и проповедовать евангелие культуры и терпимости, и искусство во всех своих многообразных проявлениях и есть то самое ценное, самое прямое, самое простое средство к достижению взаимопонимания. Оно несёт в себе глубочайшие чувства, надежды, устремления и гений народа и, как сама правда, находит в других прямой отклик.

Поскольку, как и во всех великих достижениях человечества, искусство связано с личностью, именно гений личности должен проявить свой внутренний свет и дать нам новое великое откровение и понимание жизни. Взрастить этот гений, обеспечить условия, которые разовьют и укрепят его, — вот та задача, что стоит перед всяким просвещённым обществом и всяким цивилизованным правительством. Нужно мобилизовать общественность на поддержку творческой жизни страны. Заявляя, что сначала мы должны поднять уровень жизни людей, а затем думать об искусстве, мы клевещем на неимущие классы, потому что именно в сельской местности, среди крестьян, мы всё ещё находим более высокую оценку красоты и понимание прекрасного. Простым людям свойственна естественная врождённая потребность использовать декоративные мотивы и орнаменты в своей одежде, обрядах и жилищах, потребность сочинять песни, играть на флейте и других инструментах, танцевать и ставить драмы, разыгрывать представления, и мы обязаны поддерживать это естественное выражение творческого гения, создавать для них возможность приобщаться к лучшим образцам искусства, обучаться с целью дальнейшего развития.

Следует помнить, что состояние, к которому мы должны стремиться и устремляться, — это состояние культурного просвещения, а не простого, хотя и широкого, образования. Можно выучить наизусть имена тысяч мужчин и женщин и всё же ничего в действительности о них не знать. Чему мы должны научиться — так это постижению внутренней вза­имосвязи явлений жизни. Мы должны, так сказать, ясно видеть и познавать истинный смысл окружающих нас явлений. Вчитываться в язык жизни и понимать его. Это вроде разницы между мудростью и знанием. Существует замечательное определение обоих этих терминов, заключённое в следующих строках: «Знание пребывает в умах, набитых чужими мыслями, тогда как мудрость — это ум, внимательный к своим собственным».

Сложность течений нашей современной жизни не может, однако, не отбрасывать свой рефлекс или, вернее, тень на развитие и жизнь искусства и художников. — Нестабильность, отсутствие честности, вопиющее невежество, рядящееся в пёстрые одежды модернизма, неуверенность и порочный круг уравновешивания ряда нездоровых и несчастливых по самой своей сути обстоятельств. Когда при постоянно растущих ценах мы пытаемся создать лучшие условия жизни, а весь оборотный капитал перекачивается на вооружения, те вооружения, которые могут только разрушать. Добродетель — какой имеет она шанс в мире, разделённом на противопоставленные друг другу части и противопоставленном самому себе.
Искусство — какое место может оно занимать у людей, убеждённых, что они не получают причитающегося им, что работа, напряжённая работа, которая очищает и возвышает, является своего рода проклятием, которое следует ограничить минимумом часов. А время, драгоценное время отдаётся отупляющим развлечениям, которые заполонили все углы и закоулки эфира и избавляют нас от необходимости думать. В основе всякого искусства лежит напряжённый труд. Тяжкие, самоотверженные усилия и самозабвенные учёба и практика. Часто не признанные, не замечаемые и редко, если вообще когда-нибудь, поддерживаемые в течение долгих лет. Если наш ум и внимание прикованы к желательности, мало того — абсолютной необходимости обеспечить себе лучшее социальное положение и лучшие условия жизни, — найдётся ли тогда время на то, чтобы думать об искусстве, красоте, освобождении, о повышении своего культурного уровня. Однако материальное благополучие никогда не решало проблемы внутренней культуры или счастья. Аппетит человека к физическим удобствам приходит во время наслаждения ими. Чем больше мы имеем, тем больше нам требуется, и поистине редко можно встретить человека, который добровольно и радостно, со всею убеждённостью мог бы сказать: «У меня всего хватает, я хочу посвятить себя своей внутренней культуре». Любопытно, что чем больше у нас досуга, тем меньше у нас желания использовать его конструктивно. Точно тяжесть досуга может нести только тот, кто поднял её благодаря напряжённому труду.

Каждая эпоха имеет свой собственный способ художественного выражения. Искусство — это зеркало страны, народа и его общего уровня. Со всеми противоречиями, разногласиями, устремлениями и надеждами. И чем выше и утончённее были понятия и идеалы, тем более великим было искусство.

Подобно тому как высококультурная и развитая личность может духовно напитать целый пласт общества, так и произведение искусства, отража­ющее высокие идеалы, свойственные всем эволюционным течениям, может оказывать влияние и отвечать запросам широких кругов человечества благодаря своему таинственному воздействию, присущему всем его составляющим.

Гений художника наделяет произведение искусства этой высшей жизнью. А сконцентрированный синтез красоты обладает громадной силой, свойственной её эволюции.

Пища, одежда и кров — вот три главные потребности, три основных устоя нашей жизни. Но тысяча и одна прочих потребностей нашей цивилизации — так ли уж все они сверхважны, чтобы исключить из жизни искусство и отодвинуть его в задние ряды предметов роскоши? Разве золото меньшая роскошь, чем искусство? (...) Допустим, что золото исчезло, пострадал бы тогда мир и вся наша жизнь от ужасного разрушения и катастрофы? Конечно, нет. Вряд ли бы это затронуло среднего человека. Но то, что возвышает наш дух, то, что создаёт нашу культуру и развивает и утончает наш ум, наше сердце и часто дарит нам новое понимание и счастье, то, что является и становится частью нашей натуры, неотъемлемой частью нас самих, — вот что, несомненно, должно быть настоящим сокровищем, подлинным связующим звеном для всех людей, чем-то таким, что выходит за пределы обыденности и ведёт нас в будущее. В этом истинное богатство, истинное процветание, величайшее сокровище человечества.

* Фрагменты из книги С.Н. Рериха «Искусство и Жизнь». М.: МЦР; Мастер-Банк, 2004.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Избранное




 

 

 
Мысли на каждый день

Принимай участие во всем сущем. Оно для тебя, и ты для него.

Надземное, 310

Неслучайно-случайная
статья для Вас: