Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Удача есть лишь знак правильного направления. Успех – лишь понимание момента.

Листы сада М. Озарение, ч. 2, гл. 2, п. 8
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально

Подписаться

Музей:         
Книги:         

Ангел Благое Молчание

Автор: Кочергина Наталья



Теги статьи:  христианство, Иисус Христос, картины Рериха

Икона «Ангел Благое Молчание» («Спас Благое Молчание») — одна из сокровенных и глубочайших по своему значению в христианском искусстве. Современные источники сообщают о ней следующее.

«Спас Благое Молчание» — редкое иконографическое изображение Иисуса Христа. Если «Спас Эммануил» и «Спас Нерукотворный» изображают Христа таким, каким Он был на земле, а «Спас в Силах» — каким придёт в конце времён, то «Спас Благое Молчание» — это Христос в образе Ангела, до Своего воплощения.

Ангел Великого Совета — таково одно из символических именований Христа согласно библейскому пророчеству, которое гласит: «Вели'ка Совета Ангел — Тот, Кто соделал известным великий совет, сокровенный от веков и не явленный иным родам». Образ Христа-Ангела «в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа» появился в византийской иконописи в первые века христианства. На Руси этот образ получил развитие в иконе «Спас Благое Молчание», на которой Спаситель изображён в виде крылатого ангелоподобного отрока в белой мантии, со скрещёнными на груди руками. Это единственное изображение Христа, где Его голову окружает особый восьмиугольный нимб, знаменующий божественность и непостижимость Творца.

В русском искусстве изображение Спаса Благое Молчание появляется в конце XV века. Особое развитие оно получило в XVIII – XIX веках в искусстве старообрядческих художников — иконах, писанных на дереве, и меднолитых образках.

В основе содержания этой иконы, по одному из толкований, лежит пророчество Исайи, где сказано: «Уповаю на Него, Кто возвестит народам истину.
Он не закричит и не пожалуется, но глас Его будет
услышан на улицах» (Ис. 42: 1 – 2). В другом толковании образ этот символизирует смирение, молчаливое недеяние перед лицом страданий и смерти.

Икона «Спас Благое Молчание» пользовалась особым почитанием среди монашества, служа примером по­двига молчания и «умственной молитвы», процветавших на святой горе Афон в средние века. Псалмопевец Давид говорил: «Положи, Господи, охрану устам моим и огради двери уст моих». Преподобный Исаак Сирин утверждал, что слова суть орудие мира сего, а молчание есть тайна будущего века. Священник Сергий Круглов пишет: «Тишина великого храма... Та тишина, не немая, но исполненная присутствия Духа, трудового творческого движения Духа, животворящая тишина, в какой Бог создавал мир». Именно для стяжания этой тишины от «шума страстей» собственного «я» и уходили в леса и пустыни православные подвижники...

Высокие, вдохновенные слова посвятил Образу Спаса Благое Молчание Н.К. Рерих в статье «Держава Света»:

«"Ангел Благое Молчание". Кто не восхищался пламенною тайной в образе огневого Ангела? Кто не преклонялся перед всепроникающей вестью этого жданно-нежданного Гостя? Он безмолвен, как сердце постигшее. В нём хранима нетленная красота духа. Красота в вечности безмолвного и кроткого духа, — он и хранит и напутствует. "Ангел есть неосязаемое, огневидное, пламеносное", — говорит Зерцало*. "Языка для слова и уха для слышания не требует; без голоса и слышания слова подает един другому разума своя..." "Мечтательное тело надевают ангелы для явления людям". В молчании было видение. Исполнились света предметы. И воссиял лик Великого Гостя. И замкнул Он уста, и скрестил руки, и струился светом каждый волос Его. И бездонно пристально сияли очи Его.

В бережности принёс Пламенный весть обновлённого, благословенного мира. Тайностью Он дал знак ко благу. В дерзании Он напомнил о Несказуемом. Без устали в часы дня и ночи будит Он сердце человеческое. Он сказывает приказ к победе духа, и каждый поймёт и примет его на языке своего сердца.

Кто же запечатлел Ангела Благое Молчание? Образ Его — писем поморских. Но не только от полуночного моря тайна сия. В ней ясен и покрытый лик вестника Византии. В ней и тайна Креста. Запечатлён Ангел Молчания тою же рукою и мыслью, что сложила образ Софии — Премудрости Божией. Пламенны крылья устремлённой Софии, пламенны же и крыла Ангела Благого Молчания. Огненны кони, Илию возносящие. И пламенное крещение над апостолами. Всё тот же огнь, Агни всеведения и возношения, который проникает всё Сущее и перед которым слово не нужно».

Рерих раскрывает духовную суть сокровенного Образа, как бы приоткрывает завесу над тайной его появления. В другом очерке он пишет: «И "Премудрость" Божья мчится на коне огненном, и "Ангел Благое Молчание" тоже непременно огненный. Первописатели этих символов понимали их не как отвлечённое мудрование, но как незыблемую истину, как действительность» (Пламень вещей). Читая эти строки, мы понимаем, что икона, как отражение Божественного начала, и не может явиться иначе, чем путём личного духовного опыта художника. Рерих напоминает о пламенных видениях, явленных светочам духа, которые запечатлевались ими затем в виде Священных образов, и повествует об этом так, как мог сказать лишь переживший эти озарения: «В молчании было видение. Исполнились света предметы. И воссиял лик Великого Гостя. И замкнул Он уста, и скрестил руки, и струился светом каждый волос Его. И бездонно пристально сияли очи Его».

В своих стихах и статьях Рерих не раз запечатлеет эти пламенные прикасания Мира Высшего:

...Ты... проходишь в тишине и молчаньи.
Глаза Твои могут сверкать,
голос Твой может греметь.
И рука может быть тяжела
даже для чёрного камня.
Но Ты не сверкаешь,
Ты не гремишь,
И не дашь сокрушенья. Знаешь,
что разрушенье ничтожней покоя.
Ты знаешь, что тишина
громче грома. Ты знаешь,
в тишине приходящий и
               уводящий.

Цветы Мории

Из статьи «Он»:

«Он — всегда жданный, всегда внутренне ощущённый. Он — запечатлённый в глазу и всё же незримый... Он — пламенный и рассеявший тьму...

Он укажет путь, всегда новый, нежданный в своём несказуемом значении. Он придёт в минуту последнюю, там, где вера и под пламенем жара продолжает цвести благоухание. Он знает, как может трепетать сердце... Он умеет направить на путь кратчайший...

Он идёт неслышно, и ветка не хрустнет. Он проходит, и скалы сокрушаются. Он поспешает — и гром гремит, и сияет молния».

О чём же несёт нам весть пламенный Вестник? О чём предупреждает своим молчаливым ангельским языком? — «Без устали в часы дня и ночи будит Он сердце человеческое», неся людям «весть обновлённого, благословенного мира», и в душе каждого, кто «поймёт и примет его на языке своего сердца», загораются огни Нового Мира.

Рерих пишет и о том, что настало время, когда «Агни всеведения и возношения» уже становится ощутимым, входит в жизнь народов: «Огонь и свет; весь прогресс человечества приходит к этой вездесущей, всепроникающей стихии. Вызванная, она или будет осознана и законно приложена, или опалит неразумие несознательности... Святая Тереза, Св. Франциск, Св. Жан де Ла Круа в экстазе поднимались к потолку келий... Пламенный сослужил Святому Сергию. От пламенеющей чаши Сергий приобщался... Во время молитвы Св. Франциска так сиял монастырь, что путники вставали, думая, не заря ли. Сияние возгоралось над монастырём, когда молилась Св. Клара. Однажды свет сделался так блистателен, что окрестные крестьяне сбежались, подумав: не пожар ли... Так же сбежались на пожар и в Гималаях и так же, вместо пламени уничтожения, нашли сияние духа. Так же стояли горы, окаймлённые синими листами огненного лотоса. Вспыхивал неопаляющий огонь. И пролетали молнии очищения. И не в предании, а теперь... неотложно выступили многие знаки. И стали их замечать на разных материках различные люди... При землетрясении в Италии видели всё небо в языках пламени. Над Англией видели огненный крест. Суеверие ли только? Или просто кто-то увидал то, что часто не замечали?.. Нам не уйти от ве­ка огня. И потому лучше оценить и овладеть этим сокровищем. Скепсис хорош в мере разумности, но как сомнение невежества он будет лишь разлагателем. Между тем весь мир сейчас особенно ярко разделился на разрушителей и созидателей. С кем будем? (...)

"Бог есть огонь, согревающий сердца", — говорит преподобный Серафим... Когда говорим о прекрасном, о тайнах сердца, то прежде всего имеются в виду прекрасные, творящие мысли. Как самые нежные цветы, их нужно растить, нужно поливать непрестанно радостными струями Благодати. Нужно ежедневно учиться чётко и благостно мыслить. Нужно научиться мечтам — этим высшим ростками мысли. Дерзнём! Не убоимся мечтать в высоте...

Мечта светоносна.

Пламенная мечта — порог Благодати.

Огнь и мысль. Пламенны крылья Софии — Премудрости Божией» (Держава Света).


* «Зерцало Великое» — памятник переводной русской литературы XVII в. религиозно-нравоучительного характера.

СПАС БЛАГОЕ МОЛЧАНИЕ. XIX в. Поморское письмо

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Доклады