Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

НАТАЛИЯ ДМИТРИЕВНА СПИРИНА И МУЗЫКА *

Автор: Маточкин Е.П.



Теги статьи:  Наталия Спирина (о ней), Святослав Рерих, музыка

Н.Д. Спирина, Н.А. и Е.П. Маточкины.
II Рериховские чтения. 1979


Н.К. Рерих. УРОЧИЩЕ. 1912


Н.К. Рерих. ПЕСНЬ ВОДОПАДА. 1920


Е. Предвечнова и Е.П. Маточкин. 4 мая 2011 г.

Мне в жизни повезло: несколько десятилетий я общался с Наталией Дмитриевной Спириной. Мы жили рядом, постоянно встречались, делились своими мыслями, вынашивали планы, воплощали их в жизнь и нередко говорили о музыке, поскольку очень любили её. Не будь этих разговоров — наверное, я знал бы о Наталии Дмитриевне значительно меньше, поскольку она, будучи человеком скромным, мало рассказывала о себе. Думаю, мои воспоминания помогут почувствовать особое духовное богатство её личности.

В 1960 – 1970-е годы в новосибирском Академ­городке была интенсивная культурная жизнь: проходили интересные выставки, приезжали знаменитые исполнители, существовали клубы по интересам, учёные с увлечением играли в самодеятельном симфоническом оркестре. Я был его солистом, разучивал фортепианный концерт Грига и прослушивался у педагогов музыкальной школы, где работала Наталия Дмитриевна. Через её коллег мы и познакомились. Наталия Дмитриевна — профессиональный музыкант, пианистка, окончившая Высшую музыкальную школу в Харбине. Приехав в Россию, она вела класс фортепиано. Многие из тогдашних её учеников в Академгородке с благодарностью вспоминают уроки Н.Д. Спириной и считают за счастье общение с ней.

Нас с Наталией Дмитриевной объединила любовь к музыке и к творчеству Николая Константиновича Рериха. Вскоре мы подготовили музыкально-художественную программу «Образы Рериха», с которой неоднократно выступали в различных аудиториях. Активная общественная деятельность полностью захватила Наталию Дмитриевну, так что ей пришлось оставить школьные занятия. Я оказался в её однокомнатной квартирке в момент её прощания с пианино, на котором она играла с 7 лет. На её глазах были слёзы: «Вы, наверное, понимаете, что значит расстаться со своим старым, добрым другом»... К счастью, в настоящее время её любимый инструмент находится в новосибирском Музее Н.К. Рериха, в Каминном зале.

Во время наших встреч подчас возникали интересные эпизоды, связанные с музыкой. Вот некоторые из них.

Как меломан, я нередко заводил разговор о выдающихся певцах. В своё время меня очень поразила запись арии Лючии ди Ламмермур в исполнении Джоан Сазерленд. Как оказалось, Наталии Дмитриевне тоже нравилась музыка Доницетти, и она не раз слушала эту великолепную арию в концертном исполнении в Харбине. Ей вспоминалось, что певицы, стараясь создать образ лишившейся рассудка Лючии, выходили на сцену не в роскошном платье, а в длинной белой рубашке, с распущенными волосами. Надо сказать, что Харбин в то время был притягательным центром русской культуры на востоке Азии, куда приезжали знаменитые исполнители. Наталия Дмитриевна, конечно, была в курсе музыкальных событий, которые происходили в её родном городе.

Когда на вокальном небосклоне зажглась звезда Елены Образцовой, Наталия Дмитриевна, зная о моём увлечении, подарила мне в день рождения пластинку с записью арий Баха и Генделя в исполнении этой выдающейся певицы со словами: «Не голос — виолончель».

Как-то между нами возник спор, какая из опер Верди самая красивая. Я настаивал на «Трубадуре», а Наталия Дмитриевна более восхищалась «Риголетто» — ей очень нравились арии Герцога, Джильды, их дуэты и особенно квартет и сцена грозы из последнего акта. Теперь, по прошествии многих лет, я, пожалуй, склонен присоединиться к её мнению.

Когда мы в 1976 году готовились к выступлениям на Первых Рериховских чтениях, я предложил Наталии Дмитриевне поработать над темой «Рерих и музыка». Она решилась не сразу. Мы всегда к написанию статей о Николае Константиновиче относились очень трепетно, с волнением, поскольку осознавали большую ответственность, как бы нам не умалить великую личность. Однако в итоге у неё получился прекрасный доклад, а потом и статья, опубликованная в журнале «Музыкальная жизнь», которую все высоко оценили.

Вот как Наталия Дмитриевна писала о произведениях Николая Константиновича: «Каждая картина, каждая декорация Н.К. Рериха — это музыка, воплощённая в красках, со своими мелодиями, гармониями, ритмом... Радостно звучащие зелёные и золотистые тона в эскизе декорации к "Снегурочке" — "Урочище" — передают весеннее ликование музыки у Римского-Корсакова. Тёмные коричневые тона камней, как басовые аккорды, только подчёркивают свежесть звучания молодой зелени берёз. Такое обострённое восприятие Н.К. Рерихом "музыкальности" цвета и "красочности" музыки перекликается с "цветописью" Римского-Корсакова и с "цветомузыкой" Скрябина». «В "Песне водопада" слышатся нисходящие секвенции волн, скал и камней. Весь пейзаж и стоящая у воды женская фигура струятся в едином ритме потока, и человек находится в полном гармоническом созвучии с природой. Это напоминает полифонию Баха, где несколько голосов текут в музыкальной ткани, сплетаясь в причудливые созвучия, не нарушающие единства пьесы». Вдумываясь в эти её слова, начинаешь глубже понимать и живопись Рериха, и музыкальную чуткость самой Наталии Дмитриевны.

Перед следующими Рериховскими чтениями я предложил Наталии Дмитриевне рассказать о роли музыки в жизни и творчестве Святослава Николаевича. (Мы всегда с ней обсуждали темы докладов, в том числе и моих.) Она согласилась лишь при условии, что расспросит обо всём самого Святослава Николаевича. Был составлен подробный вопросник. Такая возможность представилась ей в июне 1978 года, и С.Н. Рерих с удовольствием беседовал с Наталией Дмитриевной.

Святослав Николаевич дал интересные комментарии к своим картинам: «Серия "Священная флейта" основана на легенде о Кришне и связывает эту легенду с современной жизнью Индии. Эти звуки флейты связывают нас с тем прошлым и являются живым мостом, который переброшен от нашей сегодняшней жизни к далёкой прошлой жизни».

Давайте прочувствуем теперь, как восприняла эту серию Наталия Дмитриевна. «В картине "Священная флейта" (1946) животные, вытянув шеи, как бы пьют музыкальные струи, текущие из флейты Кришны. Звуки образуют вихревые движения, и вся природа подчиняется силе мелодии и ритма. Эта картина исключительна по своей музыкальной структуре, где мелодия показана в своём динамическом развитии.

В "Священной флейте" (1955) магия звуков флейты пастушка Кришны заворожила не только животных его стада, но и всю затихшую природу. Велика власть красоты музыкального звучания — как бы говорит художник этой картиной».

Я уверен, эссе Н.Д. Спириной помогают нам глубже воспринимать музыку, которая «звучит» с полотен Рерихов.

Наталия Дмитриевна особенно почитала Баха, Бетховена, Генделя, Шуберта. Из русских композиторов — Рахманинова, Чайковского, Прокофьева. Конечно, диапазон любимых композиторов и произведений у неё был значительно больше, и об этом иногда можно было узнать из случайного разговора.

Ещё в юности мне в руки попали ноты двух замечательных произведений Ференца Листа из цикла «Годы странствий»: «Святой Франциск беседует с птицами» и «Хождение по водам Франциска ди Паоло». Как выяснилось, Наталия Дмитриевна играла эти необычайно сложные пьесы. Когда я поинтересовался, чем они особо примечательны, она ответила: «Поразительно, как композитор торжественным ритмом передал в музыке шаги по воде!» С тех пор я всю жизнь мечтал услышать эти произведения, но в репертуаре советских пианистов их не было. И вообще Листа мы знаем в основном по Венгерским рапсодиям, по «Мефисто-вальсу», по некоторым трансцендентным этюдам, а вот его религиозные произведения нам не знакомы. Между тем во второй половине жизни, после смерти сына, Лист очень проникся христианством и принял аббатство. В те годы композитор сочинил Мессу, Реквием, ораторию, посвящённую Святой Елизавете, а также ораторию «Христос» для оркестра, органа, четырёх солистов и хора. Только совсем недавно это монументальное творение исполнили у нас в стране в Мариинском театре.

Мне очень хотелось, чтобы две фортепианные легенды о Святом Франциске Ассизском и его последователе — Святом Франциске ди Паоло из Каталонии прозвучали в 100-летний юбилей Наталии Дмитриевны. Время шло, однако найти достойного виртуоза-пианиста оказалось непросто. Помог счастливый случай. Мы договорились с профессором Новосибирской консерватории Диной Леонидовной Шевчук, что её аспирантка Екатерина Предвечнова сыграет одну из легенд. Но Екатерина, только что вернувшаяся из Красноярска, где она на конкурсе молодых дарований завоевала первую премию, за несколько дней сумела выучить оба произведения. Вероятно, это было их первое исполнение в Сибири. Её яркая интерпретация произвела большое впечатление на слушателей. Внимая звукам рояля, мы вместе с тем представляли себе и романтический облик молодой Наталии Дмитриевны Спириной.

В одной из своих работ она написала, что «Рерих и музыка неотделимы». Эти слова с полным основанием можно отнести и к самой Наталии Дмитриевне. Действительно, вся её жизнь и творческая деятельность глубоко связаны с музыкой. В эстетических трактатах Востока говорится, что «музыка приводит в равновесие пять добродетелей — человечность, справедливость, воспитанность, предусмотрительность и искренность». Можно сказать, Наталия Дмитриевна обладала всеми этими качествами. В её душе они сплавились в редкой для нашего времени духовной гармонии, когда, как отмечал Николай Константинович Рерих, пробуждается высокое «чувство прекрасного» и происходит знаменательное «раскрытие сердца».

* По выступлению в День рериховской поэзии 4 мая 2011 г. в Музее Н.К. Рериха.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Н.Д. Спирина

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Бог есть любовь, и всё существование Вселенной обязано именно любви, и ничему другому.

Рерих Е.И. Письмо от 17.10.1935

Неслучайно-случайная
статья для Вас: