Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Тонкость чувств, тонкость понимания, тонкость выражений и действий являются единым мерилом на пути продвижения.

Рерих Е.И. Письмо от 21.06.1934
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально

Подписаться

Музей:         
Книги:         

«Больше всего она ценила человечность»

Автор: Мельникова Леокадия



Теги статьи:  Наталия Спирина (о ней)

Как Вы познакомились с Наталией Дмитриевной Спириной?

К Учению я подошла в 1985 году и сразу узнала о Наталии Дмитриевне. Мне рассказывали о ней с таким восторгом, с таким восхищением! Но знакомства у меня с ней не происходило, а так хотелось увидеться и поговорить.

В 1989 году в Новосибирске проходила первая конференция, посвящённая Е.И. Рерих. Мы с мужем пришли на эту конференцию. Я поднялась на второй этаж, в большой и пустой холл. Стою и рассматриваю книги. И вдруг слышу: «Леокадия Михайловна?» Поворачиваю голову и вижу необыкновенные глаза... Я сразу поняла, что это Наталия Дмитриевна. Она смотрела с такой нежностью, с такой заботой. Ей, очевидно, тоже хотелось познакомиться — видимо, она слышала обо мне кое-что. Я спросила: «Вы — Наталия Дмитриевна?» Она в ответ: «Ну вот и встретились, вот и познакомились». Наталия Дмитриевна спросила, какие книги я читала. Я пальцем показываю, а голос от волнения полностью отказал. Она что-то ещё говорила, потом сказала: «Сейчас будет начало, пойдёмте вниз».

Всем сердцем потянуло к этому необыкновенному лицу, необыкновенным глазам, которые видят всё насквозь.

Мы пошли вниз — Наталия Дмитриевна на трибуну, а я в зал. И когда Наталия Дмитриевна выступала, я смотрела на неё и, кажется, ни слова не слышала...

После конференции Наталия Дмитриевна пригласила меня на семинары. Так получалось, что эти семинары были именно в то время, когда я работала. Но когда встречи стали проходить в городе, мы с мужем всегда приезжали к Наталии Дмитриевне на машине, чтобы увезти её на встречу.

Мы всё время ждали: вот бы где-нибудь собрался коллектив, чтобы поехать за Наталией Дмитриевной и подвезти её, посидеть с ней в машине. А когда подъедем к дому Наталии Дмитриевны, мы с ней и на скамеечке посидим, она и на чай пригласит, у неё для гостей всегда что-то было приготовлено.

Какая она была ко всем внимательная и сострадательная! Когда кому-то плохо, она говорила нам: «Давайте все вместе подумаем, поможем этому человеку». Бывало, что этот человек уже принёс очень много бед Наталии Дмитриевне, но всё равно она ему помогала.

Я тогда впервые увидела всё по-другому, словно до этого я была во мраке, во тьме или как в пасмурную погоду, когда ничто не радует, а теперь — как будто светом озарило, взошло солнце и все уголки осветило. И я людей другими увидела и природу по-другому увидела. Раньше все люди для меня были чёрно-белыми, иначе я их не воспринимала. А теперь поняла, что у них есть и хорошие, и плохие стороны, но зато я увидела и свои качества. Как мне хотелось походить на Наталию Дмитриевну!

Наталия Дмитриевна необыкновенно любила природу, цветы. Когда мы первый раз прогуливались с ней, меня поразило, что она поднесёт цветок, понюхает, а потом долго всматривается в него. Видела она что-то такое, чего мы не видим. Она и в людях видела то, чего мы не видим, и тому было много примеров.

Я часто оказывалась свидетелем встреч Наталии Дмитриевны с теми, кто приходил к ней. А было этих встреч очень много. Приходили люди разные, и хорошие, и плохие, — и она со всеми была ровная, со всеми одинаково разговаривала. И что меня очень поражало — люди были совершенно разные, но со всеми Наталия Дмитриевна находила общий язык и спокойно отвечала на такие сложнейшие вопросы, на которые, казалось, никогда не найти ответа.

Собираемся мы на «круглый стол», у меня уже масса вопросов накопилась, и Наталия Дмитриевна в своём Слове именно на эти вопросы даёт ответы. Я спрашиваю: «Как же так, Вы как будто готовились отвечать на мои вопросы?» «Так эти вопросы витают в пространстве», — отвечает она.

Меня поражала глубина знаний Наталии Дмитриевны обо всём. Казалось бы, она — музыкант, и вдруг об электричестве она говорит так, как будто говорит о музыке. И так по любым вопросам. А вопросы были самые каверзные, да и я сама иногда задавала такие. Но Наталия Дмитриевна никогда не относилась к ним с насмешкой, она ко всему относилась серьёзно, хотя обладала большим чувством юмора.

Часто ли к Наталии Дмитриевне приходили люди?

По существу, дверь её квартиры не закрывалась, особенно в первые годы был наплыв людей отовсюду, из всех регионов, и, помимо этого, не прекращались телефонные звонки. К ней обращались и за советом, и за помощью, и со своими болями — у одного с детьми плохо, у другого в семье не ладится. С раннего утра до позднего вечера дверь не закрывалась и телефон не умолкал. Казалось, что Наталию Дмитриевну не оставляли ни на минуту. Вот она сидит завтракает — тут звонок в дверь, пришли — она приглашает к столу. И сразу же звонок по телефону — нужно ответить. Получалось, что ни поужинать, ни пообедать, ни позавтракать спокойно у неё не было никакой возможности. Она себе не принадлежала, вся была отдана труду, работе с людьми.

К Наталии Дмитриевне часто приезжали такими большими группами, что даже рассадить их было негде в её однокомнатной квартире. И всех она принимала.

Как Вы познакомились со стихами Наталии Дмитриевны?

У меня особое отношение к Наталии Дмитриевне. Для меня она была и есть — Свет, и стихи, конечно, — такой же точно Свет. И эти стихи, помню, на листочках, когда они ещё не были напечатаны, я возила с собой и старалась прочитать всем-всем, кого встречу. Мне так хотелось, чтобы все услышали эти необыкновенные стихи! И дома мы всегда зачитывали их вслух, и друзьям по телефону. Мне хотелось, чтобы в каждую душу вошли стихи Наталии Дмитриевны, до того они необыкновенны и прекрасны! Некоторые из них стали для меня молитвами. Например —
«За всё Тебя благодарю...»

Наталия Дмитриевна, бывало, прочтёт какое-нибудь своё стихотворение и обязательно спросит: «Как вы это понимаете?» Для неё важно было, как мы воспринимаем и её поэзию, и то Высшее, что она хотела нам донести, вложить в каждого из нас.

Когда я показала детям слайд-программу «Весть Красоты», их потрясли стихи Наталии Дмитриевны. Мы-то все знаем и любим их, а они первый раз услышали. Дети спрашивали: «Почему мы обо всём этом не знали и не слышали?» Детские отзывы о стихах Наталии Дмитриевны, о её голосе всегда были восторженные, безразличных не было.

Однажды я проводила в 8-м классе слайд-про­грамму «Медведь». Все сидят, слушают, а преподаватель — ох да ах! Мне пришлось прервать слайд-программу и спросить: «Вы хотите что-то сказать?» Она говорит: «Вы меня простите, но я должна обратиться к детям. Дети, милые, вы вслушайтесь в текст этой слайд-программы. Это не текст — это музыка, это поэзия! Ничего прекрасней я в своей жизни не слышала и не читала». Настолько высоко она оценила сказы Наталии Дмитриевны. И когда слайд-программа закончилась, она спросила: «Где живёт этот необыкновенный писатель? Расскажите мне о нём». Сказала, что обязательно познакомится с Наталией Дмитриевной, чтобы выразить ей свою благодарность.

Как-то я проводила слайд-программу, и она прошла не очень удачно: то ли я не была готова, то ли дети, то ли время было неудачное, — в общем, слушали очень плохо. Я рассказала об этом Наталии Дмитриевне, а она говорит: «Хотите лёгкую ягодку сорвать? И так будет, этого не пугайтесь». Мне это очень понравилось — «лёгкая ягодка», я всё время потом раздумывала об этом.

Какие качества ценила Наталия Дмитриевна в людях?

По-моему, больше всего она ценила человечность в отношениях друг к другу. Человечность скрыть нельзя, если она есть — то она есть. Это, наверное, одно из лучших качеств, которое быстрее всего поднимает человека. Человечность, любовь — они где-то рядом находятся. Наталия Дмитриевна сама обладала этими качествами: и людей она любила, и человечность в ней была безгранична. Очень ярко проявлялось в ней сострадание, и все, кто находился рядом, ощущали это её качество. Кому-то плохо, кому-то трудно — она всё это видела и всем всегда помогала — и материально, и духовно, и физически. Всю себя она отдавала служению человечеству. И нас просила помогать друг другу, чтобы тоже проявляли человечность.

В 1993 году была конференция, посвящённая Сергию Радонежскому. Она проходила в ДК «Прогресс». Народу было очень много. Первой выступала Наталия Дмитриевна, и все, конечно, с восхищением слушали. Когда её выступление закончилось, на сцену вышел следующий докладчик, и вдруг мой внук говорит: «Наталия Дмитриевна ушла и Свет с собою унесла». Он видел тот Свет, который мы не могли видеть, но сердцем Свет Наталии Дмитриевны мы всегда ощущали.

Бывало, идёшь к ней и ещё только подходишь к дому — от радости сердце выпрыгивает. Выходишь от Наталии Дмитриевны — вся душа поёт, кажется, что этого надолго хватит. Такой заряд она давала.

В самые сложные моменты жизни у неё находилась шутка, ласковый, даже нежный юмор. И вообще она была очень жизнерадостная.

Помню, перед конференцией, посвящённой Юрию Николаевичу Рериху, Наталия Дмитриевна очень недомогала и сказала, что на конференцию прийти не сможет. Перед началом я занесла ей розы и пошла в Дом учёных. Через некоторое время смотрю — Наталия Дмитриевна идёт. Превозмочь всё и прийти! Все свои боли она могла превозмочь, вот что значит жить для дела. Наверное, Наталия Дмитриевна чувствовала и знала, как сильно все её ждут. Потому что как только она появлялась, все расцветали и глаза у всех становились такими лучезарными!

Откуда приезжали люди к Наталии Дмитриевне?

Из всех регионов России, и не только России, но и зарубежья. Приезжали и группами, и поодиночке, с Камчатки, из Владивостока, из Читы, из Забайкалья, из Кемеровской области, с Урала (из Челябинска и Екатеринбурга), из Нягани, Москвы, Сочи, из Новосибирской области. Приезжали из Белоруссии, Украины, Прибалтики, Казахстана, Узбекистана, из-за рубежа: из Германии, Америки.

Приезжали очень большими группами, и всем важно было попасть к Наталии Дмитриевне. Она никому не отказывала. Нам, новосибирцам, было труднее попасть к ней, чем приезжающим. Наталия Дмитриевна объясняла: «Они ехали издалека за советом, за помощью, и разговаривать нужно с ними в первую очередь». А новосибирцы виделись с ней на «круглых столах», кому не выпало такое большое счастье, как мне, потому что редкая неделя не проходила, чтобы мы не виделись.

Почему ехали, почему так стремились?

Все они ехали сюда, конечно, за Светом — за Светом Наталии Дмитриевны. И когда уезжали, говорили: «На месяц, на два нам хватит, а потом надо снова приезжать», — чтобы почерпнуть этот Свет, суметь его донести и не растерять, чтоб жить с этим Светом. Вот так Наталия Дмитриевна озаряла всю планету своим Светом.

Какое значение Наталия Дмитриевна придавала строительству музея Рериха?

Здание ещё не было выделено, а Наталия Дмитриевна говорила, что будет Музей Николая Константиновича Рериха, куда будут приезжать, стремиться, будут идти потоком. Нам предлагали несколько зданий: и в Ленинском районе, и в Калининском, но Наталия Дмитриевна тогда твёрдо сказала: «Наш музей будет в центре». И когда нам предложили полуразрушенное здание рядом с Картинной галереей, Наталия Дмитриевна сказала: «Это наше».

А время было тяжелейшее: инфляция, безденежье, но строительство начали. И помощь шла отовсюду, и наши товарищи присылали всё, что могли. Как Дом Ленина по кирпичикам строился, так и наш музей — всем народом. И где должен быть вход, и какие залы, и как будет окрашено здание, и даже какие будут портьеры — всё это Наталия Дмитриевна видела. Очевидно, она давно, когда ещё только приехала в Новосибирск, уже этот музей строила на мысленном плане. И вот он воплотился. А теперь и Колокол Мира рядом.

Народ ехал сюда с величайшей радостью во время своих отпусков, и все за счастье считали поработать здесь. Так же как этот, и музей на Алтае строился методом народной стройки.

Как Наталия Дмитриевна относилась к трудностям?

Относилась так, как она мне в своё время сказала: «Вы что, хотите лёгкую ягодку сорвать?» Всё нужно преодолеть, все трудности. Они её не пугали. Наталия Дмитриевна говорила, что трудности только закаляют нас, делают крепче и более стойкими и учат нас преодолевать препятствия. Она к этим трудностям всегда относилась спокойно.

Наталия Дмитриевна обладала великим качеством воина. Вначале она, как воин, преодолевала все препятствия одна, потом около неё появились люди, и люди очень разные. И ей нужно было и препятствия преодолевать, и их на путь наставлять.

Наталия Дмитриевна — настоящий воин, ведь поднять такой коллектив, сплотить и направить его — это под силу только великому воину.

Интервью взяла Татьяна Деменко

Фото: Н.Д. Спирина, Л.М. Мельникова. 4 мая 1991 г.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Н.Д. Спирина

Статьи по теме, смотреть список



Материалы чтений по теме, смотреть список