Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Тонкость чувств, тонкость понимания, тонкость выражений и действий являются единым мерилом на пути продвижения.

Рерих Е.И. Письмо от 21.06.1934
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально

Подписаться

Музей:         
Книги:         

«НАСТОЯЩИЕ МИНУТЫ СЧАСТЬЯ»

Автор: Мих Анатолий



Теги статьи:  Наталия Спирина (о ней)

10 декабря — день памяти Н.Д. Спириной

10 декабря 2004 года, пять лет назад, с земного плана ушла Наталия Дмитриевна Спирина. Это день невосполнимой утраты не только для нас, но и для всей планеты. Как хорошо было рядом с ней! И вот наступила разлука. В Записях Б.Н. Абрамова сказано, что, когда высокий дух покидает землю, «близкие преисполняются печалью и заботою о том, как Свет удержать. Эхо тяжкой утраты несётся по всей Иерархии и вверх и вниз. (...) Разрыв очень болезненный. Время — лучший целитель для восстановления равновесия нарушенного. (...) В равновесии устоите» (Грани Агни Йоги. 1956. 3).

Наталия Дмитриевна была нам не только заботливой матерью, которая помогает в горе, обогревает теплом и светом своего сердца, но и Учителем, который постоянно делится знаниями и своим примером показывает, как надо жить.

Свою любовь, преданность и признательность нашему дорогому Наставнику мы должны подтверждать делами. Будем помнить, что мы имели счастье общения с Наталией Дмитриевной Спириной и должны передавать весть о ней новым поколениям.

Анатолий МИХ, г. Екатеринбург

«Настоящие минуты счастья»

Постижение образа Наталии Дмитриевны для меня проходило постепенно, начиная с первого, ещё заочного, знакомства с ней до признания её Учителем жизни. И самое удивительное, что процесс приближения к Наталии Дмитриевне продолжается и после её ухода, я это чувствую очень явно.

Вспоминается самая первая встреча, которая произошла в 1996 году на старой квартире Наталии Дмитриевны. Продолжалась она очень недолго. Тогда я был молодым и неопытным и в жизни, и в понимании Учения, но к этой встрече отнёсся очень серьёзно. Я хотел познакомиться с Наталией Дмитриевной и получить от неё какие-нибудь полезные советы. Была и вторая цель, может быть неосознанная, — рассказать о себе. Наверное, Наталия Дмитриевна это почувствовала и поступила очень мудро (это я потом понял) — она не стала указывать на какие-то мои недостатки, которые, конечно же, увидела сразу, но вдруг спросила, приходилось ли мне видеть изоб­ражение Майтрейи в городе Киото. Я не видел, и она показала его. Мне кажется, что этим она хотела устремить меня в будущее и подсказать, что всё находится там.

Что меня впечатлило — мы не говорили об Учении, но весь образ Наталии Дмитриевны, вся окружающая её обстановка были убедительнее всех слов. Меня потрясла простота обстановки, в которой она жила. И само отношение Наталии Дмитриевны было простое: совершенно не ощущалось, что ты общаешься с великим человеком. Её величие не выражалось внешне; никому и никогда она не давала почувствовать себя ниже её.

Встреч с Наталией Дмитриевной у меня было очень много, но такая — наедине — была единственная.

Она явилась для меня отправной точкой духовного пробуждения, несмотря на то что я уже несколько лет читал Учение и два года помогал в работе Уральского Рериховского Общества. Эта встреча заронила свет в сознание, как зерно, которое стало потом прорастать. И произошло это, конечно, от контакта с её духом.

В следующий раз мы встретились уже на её новой квартире. Тогда мне запомнилось, насколько Наталия Дмитриевна была гостеприимна и внимательна к людям. Я был для неё, в общем-то, малознакомым человеком, но она пригласила меня выпить чаю. И вся обстановка, и беседы на самые, казалось бы, простые темы оставили в душе очень светлый образ Учителя жизни.

Хочется сказать также о встрече, которая состоялась в 1997 году во время V Рериховских чтений. Наталия Дмитриевна отвечала на наши вопросы, сейчас уже не помню какие, но тогда у меня впервые появилось ощущение, а точнее — убеждение, что рядом с нами находится Иерархия. И это перевернуло мою жизнь.

Ещё одна встреча, на которой были уральцы, произошла в 2002 году, во время конференции, посвящённой 100-летию Юрия Николаевича Рериха. Это была самая радостная, светлая встреча, настоящие минуты счастья. Из всех нас самой молодой духом была Наталия Дмитриевна. Мы разговаривали о делах, обсуждали конференцию, она очень много шутила. А в то время ей шёл 92-й год, и сложно даже представить, насколько трудно ей было физически.

Я спросил тогда Наталию Дмитриевну, откуда у неё такой чистый русский язык. Действительно, её речь была абсолютно правильной, не нарушающей ни одной нормы русского языка. Она сказала, что на это повлияла среда в Харбине, в которой она выросла. Но мне кажется, что дело не только в этом. Конечно, здесь сыграло роль и то, что она изучала русский язык и преподавала его китайским студентам, то есть занималась этим профессионально. И всё-таки что-то гораздо более важное было в её речи — думаю, огненность, которая доходила до самого сердца.

И что ещё меня всегда поражало — ясность мышления; это всегда было каким-то чудом, насколько она была мудра, проницательна, насколько всегда отвечала по сознанию людей. Мы читаем в Учении, что, перед тем как говорить, нужно понять уровень сознания собеседника. Наталия Дмитриевна делала это всегда.

Отношение к творчеству Наталии Дмитриевны, к её стихам у меня также менялось со временем — от простого признания до понимания её как великого поэта. Её стихи действительно очень помогают в жизни и спасают. Приведу яркий пример такой помощи. Когда в 2004 году со мной произошёл несчастный случай в горах и четверо суток я со сломанной рукой находился один в расщелине и практически не мог двигаться — главное, что поддерживало мой оптимизм и абсолютную уверенность, что я смогу выбраться, — это стихи Наталии Дмитриевны. Они как будто уносили меня в другой мир, и я не помню, чтобы хоть на минуту возникло отчаяние. С собой у меня был сборник «Перед Восходом», и несколько дней до этого я читал и заучивал эти стихи. А там читать уже не мог и повторял их про себя, и это очень помогало. И ещё — молитва-обращение к Святому Николаю. Конечно, это была Помощь: то, как пришло спасение, как меня нашла группа альпинистов, — было настоящим чудом. Для меня это несомненный факт проявления Высшей Помощи.

Когда Наталия Дмитриевна узнала о произошедшем, я находился уже в больнице; мне рассказывали, что она думала обо мне каждый день, посылала мысли помощи, и это ощущалось.

В «Гранях Агни Йоги» говорится, что книги Учения Живой Этики даны всем, но истинное понимание Учения может прийти только благодаря Учителю. Таким Учителем была для нас Наталия Дмитриевна. Для неё Учителем был Борис Николаевич Абрамов, который открыл ей Учение, а для Бориса Николаевича — сами Рерихи. Это можно понять только тогда, когда встретишь Учителя. Может быть, тем, кто изучает Учение, но не был знаком с Наталией Дмитриевной, понять это трудно. Вроде бы читаешь Учение и понимаешь, но, когда Наталия Дмитриевна показала примером своей жизни, что значит применять Учение, — пришло совсем другое понимание.

Для меня Учение не было бы таким убедительным и я не был бы так уверен в том, что Новый Мир наступит, если бы не встретил представителя этого Нового Мира. Наталия Дмитриевна мне кажется совершенным человеком.

Интервью взяла Ю. Цыганкова

Фото: Наталия Дмитриевна Спирина перед началом «круглого стола» СибРО

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Н.Д. Спирина

Статьи по теме, смотреть список



Материалы чтений по теме, смотреть список