Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

Пусть каждое земное действо имеет в виду путь высший. Пусть каждая мысль может быть повторена перед Огненным Миром.

Мир Огненный, ч.1, 634
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально

Подписаться

Музей:         
Книги:         

Она трудилась для Общего Блага

Автор: Пономаренко Светлана



Теги статьи:  Наталия Спирина (о ней)

Наталия Дмитриевна Спирина

 Корр.: Как Вы познакомились с Наталией Дмитриевной Спириной?

Светлана Пономаренко.: Очень хорошо помню этот момент. Это было в мае 1989 года. Я приехала в Новосибирск в командировку на «Метрострой» — как раз строилась первая линия — и попутно должна была выполнить поручение: передать живущему в Академгородке Евгению Палладиевичу Маточкину какую-то рукопись. Мы встретились с ним в Доме учёных, разговорились, и в конце разговора он доверительно сказал, что в десяти минутах ходьбы от места нашей беседы живёт большой Учитель. Он порекомендовал мне познакомиться с Наталией Дмитриевной Спириной, если, конечно, она захочет и сможет меня принять.

К тому времени я открыла для себя Н.К. Рериха. Раньше я знала его как художника, но вот в Ленинской библиотеке в первых изданиях Латвийского Рериховского Общества обнаружила его зажигательные очерки и с тех пор стала искать буквально всё, что было связано с именем Рериха. Однажды в той же библиотеке появилось объявление о начале цикла лекций, посвящённых семье Рерихов. Я, естественно, стала туда ходить.

Когда прямо из Дома учёных, набравшись духу, я позвонила Наталии Дмитриевне, попросив разрешения прийти, она просто сказала: «Хорошо». После встречи я спросила: «Как же так, Вы меня сразу приняли, а я слышала, Вы не очень-то легко идёте на контакт с незнакомыми людьми». Она ответила: «Мне понравился Ваш голос». Вот так это было.

Помню первое впечатление от встречи: удивительная интеллигентность, чувствовалось какое-то сокровенное знание, некая загадочность и одновременно открытость, простота. И потом, было такое ощущение, что мы знали друг друга раньше, несмотря на то что виделись впервые. А главное — Наталия Дмитриевна подарила мне свой сборничек стихов «Капли». Он был без переплёта и ею самою перепечатан под копирку, — может быть, это был пятый экземпляр... Я взяла его с благоговением и читала в поезде «Новосибирск — Москва». К тому времени я уже успела немного познакомиться с Учением Живой Этики и дивилась, как точно, ясно и глубоко оно изложено и пропущено через себя в этих «Каплях». Когда вернулась домой, перепечатала сама этот сборничек, отдала в переплёт и решила непременно знакомить с ним людей. Тогда я работала в журнале «Метрострой», а потом, когда начал создаваться Фонд Рерихов, перешла туда и работала в публикаторском отделе.

Первый, кому был подарен сборник, был писатель из Вильнюса Й. Мегелинскас. Так подборка стихотворений Наталии Дмитриевны оказалась напечатанной в «Литве литературной». Но самая первая публикация «Капель», точно помню, состоялась в журнале «Сибирские огни», в десятом номере за 1989 год. Наталия Дмитриевна держала меня в курсе дел; с тех пор как мы познакомились, мы переписывались и перезванивались, и она прислала мне этот журнал, а через год — вышедший в Новосибирске в конце 1990 года сборник «Капли». Я решила, насколько возможно, его популяризировать. Пошла на радио. В редакции Всесоюзного радио эти стихи приняли к эфиру в передаче «Поэтическая тетрадь». Через неделю мне позвонили и назвали дату передачи. Срочно дала телеграмму Наталии Дмитриевне, чтобы готовились слушать. Она имела обыкновение всё хранить, и, наверное, эта телеграмма у неё есть где-то в архиве. Весь Союз тогда слушал «Капли»! Читала их актриса Алина Покровская, она обычно представляла своим волшебным голосом поэтические новинки.

Это я рассказываю о первых шагах, первых выходах в свет замечательных «Капель». А дальше — сборничек за сборничком — к великой радости всех нас, всё было издано уже в расширенном объёме.

В том же 1989 году, осенью, Наталия Дмитриевна пригласила меня на конференцию. Там я впервые увидела её слайд-программы. Это было что-то удивительное! Такое сочетание и философских текстов, и живописных слайдов, и музыки, которую Наталия Дмитриевна искусно подбирала сама, — это было именно что-то возносящее! На конференцию приехали представители из Хабаровска, Владивостока, буквально со всей страны собрались люди, и была такая сплочённость! Никому не хотелось разъезжаться — с таким ощущением я уезжала домой.

Корр.: Была ли у Вас переписка с Наталией Дмитриевной?

С.П.: Была. Правда, довольно лаконичная. Наталия Дмитриевна присылала чаще открыточки. Мы звонили друг другу.

О слайд-программах я написала в «Советскую Си­бирь». Тогда я настолько была поражена ими, что поехала в редакцию и договорилась, что из Москвы непременно пришлю материал. Заранее получила согласие, отправила статью, и тут же эта вещь пошла. Вот так у нас шло сотрудничество.

Сама Наталия Дмитриевна была просто великолепным популяризатором! Из всех рериховедов, которых я к тому времени узнала, Наталия Дмитриевна была самым эрудированным. У кого-то были лекции «Рерих — художник», или «Рерих — археолог», или «Рерих — учёный» и т.д. А Наталия Дмитриевна синтезировала все аспекты деятельности Николая Константиновича, и не только его, но и всей семьи Рерихов. Это было всеобъемлюще, и неудивительно, потому что здесь всем правила любовь. Любовь — к подвижникам духа. Поэтому у неё и жизнь плодотворно сложилась и она оставила великолепное наследие — и творческое, и как организатор — создатель Рериховского Общества и, наконец, Музея Н.К. Рериха. Это было Великое Служение. Этим надо гореть.

П.Ф. Беликов тоже крупный, широкого диапазона рериховед, но когда я с Наталией Дмитриевной познакомилась, его уже не было на земном плане. Читала и слышала многих рериховедов, но такого всеобъемлющего — никогда. Она, быть может, больше чем учёный. Вот что может сделать любовь.

Последний раз я видела Наталию Дмитриевну в 2001 году, у неё дома на Цветном проезде. Был крепкий мороз. Я привезла ей в подарок огромную книгу о театрально-декорационном искусстве Н.К. Рериха. Наталия Дмитриевна сидела в кресле, она не совсем хорошо себя чувствовала, но её ответы на вопросы звучали чётко, исчерпывающе, в них была какая-то совершенная чистота.

Корр.: Если коротко сказать — что Вам дала, что значила для Вас Наталия Дмитриевна?

С.П.: Много, очень много. Главное, она дала целостный подход к изучению наследия Рерихов. Тогда только-только всё возникало, складывалось какими-то отдельными фрагментами, а Наталия Дмитриевна дала сразу просветительский синтез — в этом была её сила. Понимаете, даже первые слайд-программы строились так, чтобы человек видел суть в целом. Очень важен такой космический, глобальный подход и к творчеству, и к биографии семьи Рерихов.

Говорится: «Ищите — и обрящете, стучите — и откроется вам». И у меня это буквально получилось, я сама постучалась, и мне открылось такое постижение, такая чистота, мудрость, устремлённость! Нельзя, чтобы в большом деле был какой-то эгоизм, честолюбие или что-то подобное, ведь это очень мешает, отталкивает и всё рушит. У Наталии Дмитриевны этого не было, и отсюда её созидательная сила и творящий результат. Она трудилась не для себя, а для Общего Блага. Это было главное.

Интервью взяли Т. Бугаева, С. Деменко

Декабрь 2008 г.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Н.Д. Спирина

Статьи по теме, смотреть список



Материалы чтений по теме, смотреть список