Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

Встречи со Святославом Николаевичем Рерихом*

Автор: Беликов Кирилл



Теги статьи:  Святослав Рерих, Павел Беликов

* Из черновых записей К.П.Беликова (25.06.1942 – 19.09.2003). Записано в сентябре 2003 г. Приводится в сокращении.


Мой отец — Павел Фёдорович Беликов — встретился со Святославом Николаевичем Рерихом в 1960 году, во время его первого приезда в Советский Союз. Заочно они хорошо знали друг друга, а с этой встречи началась постоянная переписка. Перед каждым приездом на Родину отец подробно информировал С.Н.Рериха о состоянии дел, интересующих его, что было совершенно необходимо для пребывания его в СССР. У Святослава Николаевича с отцом было настолько единое мнение по всем вопросам, что они понимали друг друга без длинных обсуждений. Большую часть переписки занимала тема составления библиографии работ Н.К.Рериха, а в дальнейшем — работа Павла Фёдоровича над книгой о Николае Константиновиче.

О каждом своём приезде Святослав Николаевич извещал Павла Фёдоровича телеграммой или письмом. Павел Фёдорович почти неотлучно находился со Святославом Николаевичем во время его визитов. В 1974 – 1975 и 1981 годах я вместе с отцом ездил в Москву и Ленинград для встреч со Святославом Николаевичем и Девикой Рани-Рерих.

В 1974 году впервые в Союзе широко отмечался юбилей Н.К.Рериха. В Москву приехали С.Н.Рерих
с Девикой и З.Г.Фосдик. В честь открытия выставки С.Н.Рериха в Третьяковской галерее состоялся торжественный вечер в Большом театре. Там меня и представили Святославу Николаевичу. Он сразу спросил: «Какое впечатление от выставки?»

Прямой, с красивой сединой, во всём облике благородство. Его сразу же окружили посетители музея. Кто-то сказал: «Прямо царь-батюшка!» На выставку Святослав Николаевич приходил каждый день, в течение 1–1,5 часов отвечал на вопросы. Люди окружали его плотным кольцом; бывало, приходилось сдерживать натиск толпы.

Обычно Святослав Николаевич и Девика Рани останавливались в гостинице «Советская». Он не любил современных интерьеров и в гостинице «Россия» чувствовал себя неуютно.

С.Н.Рерих сохранил красивый русский язык. Девика Рани по-русски не говорила, но кое-что понимала. Владела немецким, отдельные фразы знала по-фински, так как, будучи киноактрисой, снималась в Финляндии. (...)

С.Н.Рерих и Девика Рани привлекали всеобщее внимание: Святослав Николаевич в светло-сером или бежевом строгом костюме типа френча, Девика всегда была в сари и, по индийским обычаям, на несколько шагов позади мужа. Несмотря на возраст, она была очень привлекательна. В годы своей кинематографической карьеры она носила титул «первой леди индийского кино».

В конце 1974 года, после юбилейных торжеств, прямо из Москвы Святослав Николаевич и Девика поехали в Европу, где пробыли два месяца: навестили в Швейцарии Кэтрин Кэмпбелл, в Англии — Шибаева, а также уладили личные дела в Париже. Из Европы, не возвращаясь в Индию, они снова приехали в Советский Союз.

В начале 1975 года мы с отцом приехали в Ленинград на открытие выставки С.Н.Рериха в Эрмитаже. Директор Эрмитажа Б.Б.Пиотровский предоставил кабинет для встреч Святослава Николаевича с общественностью. Святослав Николаевич лично руководил развеской полотен. Картину «Сын человече­ский» (или «Возлюби ближнего своего, как самого себя») чиновники посоветовали не показывать широкому зрителю, опасаясь ненужных вопросов. В течение всей выставки эта картина находилась в кабинете. Святослав Николаевич изредка показывал её знакомым, зачитывая древние записи с описанием облика Христа. Кабинет находился в служебном помещении на первом этаже, выставка — наверху, в Николаевском зале. Несколько раз в день Святослав Николаевич поднимался наверх и, как всегда, по 1–1,5 часа беседовал с посетителями музея.

Запомнились такие вопросы: «Почему на ваших картинах такое ярко-голубое небо?» Святослав Николаевич показывал в окно на серое ленинградское небо: «А разве оно не голубое?»

«Как совершенствовать себя?» — «Начинайте с простого. Старайтесь сделать лучше, чем вчера, то, что Вам предстоит сделать сегодня. Например, надо пришить пуговицу — пришивайте лучше, чем вчера, а завтра — лучше, чем сегодня. И так во всём».

Из бесед в более узком кругу. О Рембрандте: «Каждый мазок отражает его чувства, мысли и будет жить для тех, кто сможет в них включиться».

«Шамбала — священное место, где духовный мир сочетается с материальным. Дверь в Шамбалу открывается с той стороны».

«Понятие вечности и бесконечности ускользает от анализа». И добавил с долей юмора: «Советую не углубляться в рассуждения о вечности и бесконечности, а то можно раствориться в них полностью и не вернуться обратно».

«Если искусственно ограждать себя от неприятностей, то можно превратиться в парниковое растение».

«Учение Живой Этики расширяет сознание для будущего». «Молитва не есть прошение».

Святослав Николаевич повторял неустанно, как одну из заповедей, и это всегда было к месту: «Самое главное — наш внутренний рост, внутренние устремления, направление мысли».

В 1982 году я встречал Святослава Николаевича в Шереметьево уже без отца**. Святослав Никола­евич выразил соболезнования. Он попросил меня приходить в гостиницу к семи утра и принимать телефонные звонки. Святослав Николаевич вставал очень рано, ждал деловых звонков из Индии, Швейцарии, но подойти к телефону он практически не мог из-за обилия неофициальных звонков и желания людей лично пообщаться с ним... Я записывал, кто звонил.

С.Н.Рерих был гостем Советского правительства, и Министерство культуры на время визита предо­ставляло ему помощника и одновременно переводчика для Девики Рани — Генриетту Михайловну, которая приходила в гостиницу к девяти утра. Я передавал ей просьбы желающих встретиться со Святославом Николаевичем, и Генриетта Михайловна искала для них подходящее время в промежутках между офи­циальными встречами. Когда Святослав Николаевич с Девикой уезжали на официальные встречи и переговоры, я также оставался в номере и принимал телефонные звонки. (...)

Вечером оставались наиболее близкие люди: Л.С.Митусова, А.М.Кадакин, Микульские, Р.А.Григорьева, Б.А.Смирнов-Русецкий и др.

Каждый день визита был насыщен до предела, это видно по моим кратким записям в 1981 году.

Каких только вопросов не приходилось решать С.Н.Рериху!

В области медицины он обсуждал с известным офтальмологом С.Фёдоровым возможность создания в Индии передвижной глазной клиники.

Кинематографисты просили С.Н.Рериха дать согласие на экранизацию биографии Н.К.Рериха. С предложением приходил Р.Нахапетов. Я читал план сценария. В нём в хронологическом порядке перечислялись места, где будут проходить съёмки: Карелия, США, Индия, Англия и т.п. Святослав Николаевич не приветствовал создание художественного фильма и вежливо отклонил это предложение. Трудно было в художественном фильме представить себе истинные образы Н.К. и Е.И. Рерихов. (...)

Интервью для «Литературной газеты» брала И.Мамаладзе; для журнала «Наука и религия» — В.Пожилова (интервью напечатали в журнале в сокращённом виде). Всевозможные фотосессии, киносъёмки и интервью происходили постоянно.

С представителями Русского музея и издательства «Аврора» обсуждалась подготовка к изданию репродукций картин Н.К.Рериха.

С директором Музейного центра Ленинградской области Г.И.Вавилиной и сотрудниками музея «Извара» велись обстоятельные беседы о тематике экспозиции в Изваре, подбор фотоматериалов. Святослава Николаевича очень беспокоил вопрос о состоянии дел в Изваре и планы открытия музея на Мойке. Открытие музея в Изваре продвигалось медленными темпами, а музей на Мойке, вопрос о котором поднимал ещё Юрий Николаевич, так и не был реализован.

Приветливо Святослав Николаевич принимал Т.И.Вараксину — директора Барнаульского краеведческого музея, организовавшую экспозицию о Н.К.Рерихе и его пребывании на Алтае.

Святослав Николаевич очень ценил энтузиастов, он говорил, что один такой человек заменяет целый коллектив. Он с большим уважением относился к истинным профессионалам в своей области...

Часто приходили целые группы. Запомнилась встреча с сибирской молодёжью (конечно, к ним примкнули не только сибиряки). Всего человек двадцать. Из номера вынесли лишнюю мебель, принесли стулья... Иногда гости разделялись на группы: кто-то беседовал со Святославом Николаевичем в кабинете, а другие — в гостиной с Девикой Рани.

Это далеко не весь перечень официальных встреч, визитов, выставок, личных бесед и пр. во время приездов С.Н.Рериха. (...)

Хочу отметить, что в Святославе Николаевиче чувствовалось глубокое внутреннее равновесие и не­обыкновенное самообладание. Когда пришло известие о трагической гибели Индиры Ганди, я увидел неподдельную скорбь на его лице, он ушёл в спальню и через некоторое время вышел собранный, сдерживая свои эмоции.

Желающих лично встретиться со Святославом Николаевичем было очень много, удовлетворить все просьбы было невозможно. Иногда чувствовался нездоровый ажиотаж, навязчивое желание узнать от него «сокровенное», получить некие тайные записи. Не раз приходилось слышать такие вопросы: «Мы прочитали все книги Живой Этики, что же нам читать дальше?»

Мой отец, Павел Фёдорович Беликов, в течение всей жизни перед сном полчаса читал книги Живой Этики. Считал, что сон — это сосуществование в Тонком Мире, во сне происходит расширение сознания, во сне мы продолжаем творческую работу, а книги Живой Этики настраивают на эту волну. Эти книги способны напитать сознание нескольких земных воплощений.

Главной заботой Святослава Николаевича было возвращение наследия Рерихов в Россию. Он искал различные пути для осуществления этой мечты. (...)

Но часто суета вокруг Святослава Николаевича во время его визитов была лишь видимостью деловой активности, на самом деле неспособной пробить бюрократический аппарат и благополучно затихающей после его отъезда. Святослав Николаевич не раз высказывал сожаление по этому поводу. А ведь он ставил конкретные цели. (...)

В 1960–1970 годы чиновники даже не утруждали себя сообщать Святославу Николаевичу маршрут его передвижной выставки, годами путешествовавшей по Союзу. Святослав Николаевич намеренно задерживал её возврат в Индию, желая, чтобы она оставалась на Родине.Мой отец фактически оставался единственным связующим звеном и по просьбе Святослава Николаевича, полностью доверявшего ему, освещал положение дел в Союзе: маршруты выставки, отзывы о ней, Извара, квартира Ю.Н.Рериха, комиссия по наследию с планом организации музея Н.К.Рериха, Рериховские чтения и т.д.

В мае 1987 года С.Н.Рерих ждал встречи с М.С.Горбачёвым. Ни точного дня, ни часа не оговаривалось. За день до отъезда, 14 мая, пришёл представитель и сообщил, что Святослава Николаевича и Девику Рани ждут Михаил Сергеевич и Раиса Максимовна Горбачёвы...


 ** П.Ф.Беликов ушёл из жизни 15 мая 1982 г.

Благодарим А.П.Беликову за предоставленный материал и фотографии, переданные в архив СибРО.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : С.Н. Рерих

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Принимается слово хор как созвучие голосов, но может быть хор энергий, хор сердец, хор огней.

Мир Огненный, ч.2, 205

Неслучайно-случайная
статья для Вас: