Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально



Фото- и медиа-архив


 

ТВОРЕЦ ЗАГАДОЧНЫХ ПРОСТОРОВ

Автор: Ярцева Галина



Теги статьи:  выставки, Черноволенко, другие художники

Так называется выставка русского художника-космиста Виктора Тихоновича Черноволенко (1900 – 1972), открывшаяся в Музее Н.К.Рериха в Новосибирске 29 июня, в День города.

Замечательным подарком для Новосибирска стала коллекция его произведений — пятьдесят одну работу в дар Музею передала Мария Филипповна Дроздова-Черноволенко.

Хорошим дополнением к выставке стали 38 репродукций картин этого художника. Исследователь его творчества, Светлана Борисовна Семёнова, приехавшая на открытие выставки из Москвы, представила видеофильм о творчестве художника «Очарованный странник Вселенной».


Галерею работ В.Т. Черноволенко смотрите по адресу http://www.voshod.sibro.ru/photo/poster/624


В России в середине XIX века появилось новое на­правление в научно-философской мысли — русский космизм. Философы и мыслители, принадлежавшие к русскому религиозному возрождению, учёные, писатели, художники стремились осмыслить место человека во Вселенной. Возник интерес к таким понятиям, как космическая реальность, космическая фи­лософия, космическое мировоззрение...

В начале XX века становятся известными имена Н.Бердяева, К.Циолковского, А.Чижевского, В.Вернадского, П.Флоренского, художников М.Чюрлёниса, В.Кандинского и многих других, внёсших свой вклад в формирование нового мировоззрения.

Русский космизм — это новое понимание миро­устройства, в основе которого лежит идея единства человека и Космоса и духовной взаимосвязи внутреннего и внешнего мира человека. «Человек родственен и подобен Космосу, но не потому, что он дробная часть Космоса, а потому, что он сам целый Космос и одного с Космосом состава», — писал известный русский философ Николай Бердяев.

Тема космизма развивалась и в искусстве. Особенно ярко она проявилась в живописи. На полотнах художников-космистов изображена не реальная при­рода, а так называемый условный пейзаж, столь характерный для философской живописи Китая и Японии, где он является выражением определённого состояния человеческой души.

В своих картинах космисты стремятся донести до зрителя понимание Беспредельности, одухотворённости Космоса, взаимосвязи человека и Вселенной. Их полотна говорят о творческой эволюции разума, о смерти и бессмертии, о жизни на далёких планетах. Философ Павел Флоренский писал: «Художник не сочиняет из се­бя образа, но лишь снимает покровы с уже... сущего образа: не накладывает краски на холст, а как бы расчищает посторонние налёты его ''записи'' духовной реальности. (...) Искусство воистину показывает новую, доселе незнаемую нами реальность...»

О том же говорит и писатель Фёдор Достоевский: «Многое на земле от нас сокрыто, но взамен того даровано нам тайное сокровенное ощущение живой связи нашей с миром иным, с миром горним и высшим, да и корни наших мыслей и чувств не здесь, а в мирах иных. (...) Бог взял семена из миров иных и посеял на сей земле и взрастил сад Свой, и взошло всё, что могло взойти, но взращённое живёт и живо лишь чувством соприкосновения своего таинственным мирам иным».

К плеяде русских художников-космистов принадлежит и Виктор Тихонович Черноволенко. Он родился 13 марта 1900 года в Москве. Его родители — Тихон Константинович и Наталья Владимировна — любили искусство, часто водили детей в театр, консерваторию, развивали вкус к прекрасному, приобщали к чтению.

Любовь к литературе и искусству со временем перешла у В.Т.Черноволенко «во всепоглощающую страсть к обретению знаний. Он не мыслил своего существования без книг любимых поэтов, особенно Лермонтова, без посещения выставок известных художников, без любимой Третьяковки. В залах галереи он часами простаивал у полотен М.А.Врубеля и М.В.Нестерова». Его восхищали рисунки Врубеля к лермонтовскому «Демону», исполненные на больших листах чёрной акварелью. Через всю жизнь Виктор Тихонович «пронёс особое благоговение перед творчеством этих замечательных художников, столь близких ему по духу».

В 1918 году В.Т.Черноволенко окончил Первое московское реальное училище с коммерческим уклоном. До призыва в Красную Армию работал статистом в частной опере С.И.Зимина, где имел счастье слушать выдающихся певцов современности — Фёдора Шаляпина и Леонида Собинова. В армии служил начальником пулемётной команды запасного лыжного батальона. После ранения в лёгкое при охра­не обоза с зерном был комиссован. Возможно, именно служба в Красной Армии и ранение спасли его в дальнейшем от репрессий. Вследствие ранения у В.Т.Черноволенко развилась опасная форма тубер­кулёза лёгких, врачи не давали никаких надежд на
вы­здоровление. Но в 1923 го­ду мать свозила его в Иркутск к тибетскому целителю, и тот поставил его на ноги.  

Вернувшись в Москву, Виктор Тихонович работал агентом по снабжению на московском заводе «Каучук», в типографии «Рабочей газеты». Выезжал на два года в Приморский край, где работал начальником отдела материально-технического снабжения крупного горнорудного комбината. Там он нашёл свою судьбу: в возрасте 33 лет женился на юной Марии Филипповне Дроздовой.

В годы Отечественной войны В.Т.Черноволенко работал на оборонном заводе в Москве. В послевоенные годы, вплоть до выхода на пенсию в 1960 году, занимался административно-хозяйственной работой на разных предприятиях Москвы. Последние двена­дцать лет, с 1960 по 1972 год, посвятил живописи.

Особым событием, круто изменившим жизнь В.Т.Черноволенко, было знакомство в 1926 году с молодыми художниками-интуитивистами, объединёнными в творческую группу «Квадрига». Художников было четверо: П.П.Фатеев — руководитель группы, А.П.Сардан (Баранов), Б.А.Смирнов-Русецкий, В.Н.Пшесецкая (Руна). Когда в объединение во­шли С.И.Щиголев и В.Т.Черноволенко, группу назвали «Амаравелла», что в переводе с санскрита означает «Ростки бессмертия».

Внешняя трудовая деятельность Виктора Тихоновича оставалась прежней, но внутренняя — жизнь духа — приобрела особый смысл.

Творческие искания художников были направлены на выявление «духовного содержания в людях, природе, любом явлении жизни», их объединяло стремление к познанию философии Востока и новых идей относительно феномена Космоса.

Специального художественного образования В.Т.Черноволенко не получил, но в середине двадцатых годов он делает первые попытки в живописи и рисунке. «Став членом группы ''Амаравелла'', Виктор понимает, что ему предстоит большая работа над
совершенствованием своей техники. Он начинает мно­го и серьёзно работать над рисунком и одновременно пи­шет маслом. Друзья помогают советом и вдохновляют на серьёзные поиски».

В 1929 году В.Т.Черноволенко вместе с Б.А.Смирновым-Русецким совершает поездку по Ладоге. Результатом её стал цикл графических произведений «Север». Кроме того, художник пишет маслом и акварелью.

Главным событием жизни для членов «Амаравеллы» стала встреча с Н.К. Рерихом. Из газет художники узнали, что в Москву по пути на Алтай приехал из­вестный русский художник Николай Рерих вместе с супругой Еленой Ивановной и старшим сыном Юрием. Б.А. Смирнов-Русецкий первым встретился с ни­ми в московской гостинице и рассказал о своих друзьях. Позднее он вспоминал: «Возвышенной — легендарной — была встреча членов ''Амаравеллы'' с Николаем Константиновичем и Еленой Ивановной. Её торжественность и глубочайшее содержание запечатлелись навеки, вошли в жизнь мою и друзей».

Они встречались пять или шесть раз. Н.К.Рерих подарил молодым художникам книги «Пути Благословения» и «Листы Сада М.». Позже к ним пришли книги «Община» и «Агни Йога».

По сути, эта группа стала первым Обществом Н.К.Рериха на территории Советского Союза, и на него возлагались определённые надежды. В алтай­ских дневниках Е.И.Рерих записано: «Учитель доволен, как сегодня Ф[уяма]1 говорил с художниками. Можно им послать книгу. Последователи пригодные. Не жду народные толпы, но малые колосья. Зёрна соберём... Советую дать знаки художникам» (8 июля 1926 г.).

Сотрудники Нью-Йоркского музея Николая Рериха супруги Морис и Зинаида Лихтман (позднее Фосдик) присоединились к Рерихам в Москве в июне 1926 го­да для участия в алтайском маршруте Центрально-Азиатской экспедиции. Они вернулись в Москву в сентябре того же года, и Зинаида Григорьевна сразу же встретилась с молодыми художниками. Она много беседовала с ними об организации в России будущего филиала Общества друзей Музея Н.Рериха и формах его работы. Однако вести активную работу по распространению рериховских идей в России в те годы было чрезвычайно трудно, почти невозможно. Молодая Советская республика проповедовала материализм, духовные идеалы были чужды восторженной молодёжи, строящей бесклассовое общество.

Год спустя Зинаида Григорьевна по указанию Николая Константиновича Рериха передала художникам «Амаравеллы» приглашение принять участие в международной выставке «Современное искусство ми­ра», организованной культурным центром «Корона Мунди» в Нью-Йорке в апреле 1927 года. В. Черно­воленко не смог тогда принять в ней участие, но в 1928 го­ду на выставке в Чикаго участвовали все шестеро, каждый послал по две картины. Именно тогда у группы «Амаравелла» появился свой символ, изображающий бегущего с факелом человека, а также Манифест группы — «исторический документ времени исканий новых путей в искусстве 20-х годов».

Из Манифеста объединения: «Наше творчество, интуитивное по преимуществу, направлено на раскрытие различных аспектов космоса — в человече­ских обликах, в пейзаже и в отображении абстрактных образов внутреннего мира.

В стремлении к этой цели элемент технического оформления является второстепенным, не претендуя на самодовлеющее значение.

Поэтому восприятие наших картин должно идти не путём рассудочно-формального анализа, а путём вчувствования и внутреннего сопереживания — тогда их цель будет достигнута».

В последний раз художники «Амаравеллы» представили свои работы в 1929 году, на выставке худож­ников Замоскворечья «Жизнь — творчество». А вско­ре члены этой группы разделили судьбу многих талантливых людей России: Смирнов-Русецкий был арестован и осуждён на 15 лет за связь с «художником-эмигрантом, мистиком Рерихом» и за хранение «антисоветских, мистических сочинений Рериха»; в разной степени пострадали Пшесецкая, Сардан, Щиголев. «Космическое» искусство на долгие годы оказалось под запретом.

Потенциал художников «Амаравеллы» не был раскрыт полностью, их творческая работа, хотя и не прерывалась, не была основной: все члены группы ушли в производство и были вынуждены зарабатывать другими способами, во многом далёкими от искусства.

В.Т.Черноволенко полностью посвятил себя искусству только после выхода на пенсию в 1960 году. Расцвет его таланта пришёлся на последние двенадцать лет: за это время им было создано 250 акварелей и 20 работ маслом. Всего кисти В.Т. Черноволенко принадлежит 319 картин. Известность к Виктору Тихоновичу пришла уже после его ухода из жизни в 1972 году.

О том, как создавались его живописные произведения, Виктор Тихонович рассказывал: «Всё, что изображено, я просто вижу в процессе созидания картины. Возможно, эти формы, линии, цвета в гармонии с иными планетами Вселенной, но это, повторяю, реальность, а не фантазия. Это совершенно реальный мир, быть может, это тот мир, который в будущем дано будет увидеть каждому человеку, когда спектр его восприятия станет богаче и совершеннее». «Можно сказать, что это картины не мои, я не мог их выдумать».

«...Когда я работаю над картиной, мне совершенно необходимо, чтобы я был в одиночестве, чтобы никто не мешал мне своим присутствием. Начав работать, я не могу ни на минуту оторваться или отвлечься. Если меня прерывают, происходит как бы обрыв потока линий, форм, цветовой гаммы. Происходит разрушение того, что уже было создано... Уходят линии куда-то, распадаются формы, и мне нужны уже другие: те неповторимы и ушли безвозвратно. Меняется композиция... нужно всё творить сначала.

Работаю я только при дневном свете, никогда не смешиваю краски. Во мне постоянно живёт неиссякаемое желание работать. Причём никогда не делаю никаких карандашных зарисовок, заранее у меня нет никаких замыслов или плана будущей работы. Всё начинается как бы само собой, всё начинается с интуиции. Перед началом работы всегда ощущаю ра­достное чувство ожидания предстоящей встречи с неизвестным прекрасным... Картина рождается как импровизация. И когда я каким-то своим нутром приму все линии, формы, цвета, ритмы — всё, что вы­шло из-под кисти, только тогда считаю, что работа закончена...

Моя мечта — познакомить всех с тем, что я делаю. Мечтаю, чтобы нас окружала КРАСОТА. КРАСОТА приносит радостное, возвышенное настроение и
устремляет нас к добру и милосердию. И когда я ви­жу, что моё творчество приносит радость, безмерно счастлив. Это воодушевляет и придаёт силы работать. Люблю Красоту, люблю, когда люди радуются, когда живут мирно, и очень хочу, чтобы было единение в Красоте. Мне кажется, что во всяком благородном творчестве можно найти единение... Мне хочется, чтобы не было никаких войн, чтобы люди жили в красивых городах, гуляли в прекрасных садах. Красота влияет на людей, на их развитие, мораль, на взаимоотношения друг с другом».

Неотъемлемой частью творчества В.Т. Черноволенко стала музыка. Он обладал абсолютным музыкальным слухом, и часто после показа своих картин художник садился за рояль и начинал импровизировать. Он никогда не мог повторить сыгранное, всегда это было что-то новое. Сохранилось 14 часов аудиозаписей его музыки, сделанных в 1960-е годы.

Художник признавался: «У меня живопись настолько связана с моими музыкальными импровизациями, что думаю — если у меня отнять инструмент, я не смогу ничего нарисовать, и, наоборот, если у меня отнять живопись, я не смогу играть».

 «Музыка многих композиторов близка была художнику по духу. Рахманинов, Мусоргский, Римский-Корсаков, Григ, Чайковский — все они значились среди любимых и почитались, но Вагнер и в самой высокой степени Скрябин были вершиной, — пишет М.Ф.Дроздова-Черноволенко. — Виктор считал творчество Александра Скрябина высочайшим достижением человеческого гения». «Симфонические произведения Скрябина полны необычных сочетаний звуков, — говорил художник. — Они уносят нас к звёздам, к свету и рождают в душе ощущение причастности человека ко всей Вселенной».

Знаменательным событием в жизни Виктора Тихоновича была встреча и в дальнейшем дружба с Юрием Николаевичем Рерихом. Более сорока лет В.Т.Черноволенко дружил с семьёй С.С.Митусова — двоюродного брата Елены Ивановны Рерих. Дочери Митусова, Людмила и Татьяна, Б.А.Смирнов-Русецкий и В.Т.Черноволенко были частыми гостями Ю.Н.Рериха в его московской квартире.

 «Общаясь с Юрием Николаевичем, энциклопе­дистом, человеком большой культуры — и вместе с тем таким скромным и обаятельным, — вспоминал Виктор Тихонович, — мы чувствовали себя в его присутствии хорошо и непринуждённо. Я, не имея специального художественного или музыкального образования, всегда ощущал какое-то чувство неполно­ценности, когда мне приходилось показывать свои картины или играть для тех, кого считал намного компетентнее меня.

Но с ним всё было иначе. Он видел не раз мои художественные произведения и слушал мои музыкальные импровизации. Ему всё нравилось. Он мне как-то сказал: ''Ваше видение мира отличается от многих, которых я знаю, ваша музыка не похожа на музыку других — это говорит о том, что вам доступно то, что недоступно другим. Это — дар, и принимайте его с благодарностью''.

Я очень дорожил его мнением. Своим отношением к моему творчеству Юрий Николаевич поддержал меня и вселил уверенность: то, что я делаю, нужно людям. После этого я с большей радостью работал с большим подъёмом в душе».

В.Т.Черноволенко — это самобытный художник, он никому не подражал, шёл своим путём, донося до зрителя собственное видение мира. Человек в его картинах — неотъемлемая часть Вселенной; иногда это едва угадываемый силуэт, иногда — фигура человека, смотрящего вглубь картины как бы через окно, как интуитивный созерцатель и высокий собеседник Космоса.

Мария Филипповна Дроздова-Черноволенко рассказывала, что Виктор Тихонович «никогда сам не раскрывал содержания сво­их работ, и на традиционный вопрос: ''Что вы хотели сказать этим или что изображено на картине?'' — художник отвечал во­просом: ''А что вы сами увидели здесь?'' Он не навязывал зрителю своего видения мира, отражён­ного в работах, прежде всего потому, что они несут в себе много такого, что пока трудно ''расшифровать'' и объяснить. Нам ещё предстоит научиться видеть и ''слышать'' эти картины-импровизации: они слишком многомерны и полифоничны... По-видимому, художник не любил их подписывать и давать им названия, поскольку они ''бессюжетны'', а название может вы­светить лишь одну грань и, быть может, не самую главную.

Он предпочитал работы последнего периода объединять в сюиты и циклы», такие как «Неведомый мир», «Мир озера», триптих «Звёзды» и т.д. Он признавался: «...Мне кажется, когда я работаю над картиной, мне удаётся запечатлеть только одно мгновение из этой непрерывно развёртывающейся ПАНОРАМЫ ВСЕЛЕНСКОЙ КРАСОТЫ...»

Одно из таких мгновений он запечатлел на картине «Песнь звёзд» (1970). На ней мы видим подобие нескольких колонн или столбов. Двадцать пять лет спустя после создания картины на одном из снимков, полученных с телескопа Хаббл, учёные увидели газопылевые столбы в центральной части диффузной туманности М 16 в созвездии Змеи. В этих газопы­левых столбах происходит процесс звёздообразования. Снимок назван «Звёздные ясли» (в другом источнике — «Колонны творения») и признан сенсацией XX ве­ка. При сравнении снимка и картины В.Т.Черноволенко астрономы отметили удивительное сходство. Характерно и то, что даже названия их, данные авторами независимо друг от друга, удивительным образом перекликаются: «Песнь звёзд», — говорит Черноволенко, «Звёздные ясли», — утверждают астрономы.

Три картины Виктора Черноволенко посвящены Рерихам: «Тор­жество» (1966) — Елене Ивановне, «Святыня» (1964) — Николаю Константиновичу, «Сокровище» (1966) — Юрию Николаевичу.

 «Реквием» (1972) — последняя картина худож­ника, ставшая его «лебединой песней». Компози­ционно она разделена на две части. Вверху — пространство иссиня-голубого цвета со светящимися золотистыми точками, соединёнными тончайши­ми линиями; а внизу, за чертой извилистой дуги, открывается ещё один мир, мир иного измерения. Здесь
всё по-другому: цветовая гамма, кристаллы огня, золотистые линии, пронизывающие верхний пласт. М.Ф.Дроздова-Черноволенко считает, что картина является своеобразным воплощением музыки сфер в цвете.

Творчество В.Т.Черноволенко высоко ценили учёные и священники (Владыка Питирим, А.Мень), альпинисты и врачи, музыканты и многие другие.

В 1984 году в Новосибирске Наталии Дмитриевне Спириной были показаны слайды картин В.Т.Черноволенко. Приведём несколько её высказываний: «Неимоверная интенсивность красок, возможная только в снах». «Удивительно выразительные фигуры, человек — Сотворец». «Звезда с звездою говорит». «Тонкие высокие планы — символ устремлённости человека».

В августе 1994 года в Москве состоялся X Международный конгресс Ассоциации участников космических полётов. В рамках конгресса проходила вы­ставка живописи «Космос русской души», на которой было представлено 20 работ В.Т.Черноволенко. За развитие идей русского космизма он был посмертно награждён дипломом «Царь-Колокол», который подписали известные космонавты России и астронавты США. С тех пор установилась традиция: Мария Филипповна открывает выставки В.Т.Черноволенко звоном старинного валдайского колокола.

В свои 95 лет Мария Филипповна подвижнически несёт весть о творчестве Виктора Черноволенко. Фактически она дала вторую жизнь его картинам.

Официальных персональных выставок при жизни художника было всего три: в Институте атомной энергетики им. И.В.Курчатова (1965), в Мемориальном музее композитора А.Н.Скрябина (1968) и в До­ме учёных г. Черноголовки Московской области (1971). Основных персональных выставок по­сле его ухода тоже немного: на 3-й конференции «Свет и музыка» в Казани (1975), в Научном центре АН СССР в Пущино (1978), в редакции журнала «Декоративное искусство» (1981), в Центральном Доме кино (1986). В 1984 году выставка произведений В.Т.Черноволенко состоялась в Будапеште, а в 1989-м — в Музее Ф.М.Достоевского в Ленинграде.

К настоящему времени благодаря М.Ф.Дроздовой-Черноволенко в разных городах России состоялось более 60 выставок, изданы альбом «Почитание Света» и монография «Виктора Черноволенко век лучезарный», проведено более 20 «круглых столов» и вечеров, посвящённых творчеству художника.

Мария Филипповна подарила картины мужа государственным и общественным музеям, а также част­ным лицам. Она уверена, что в своём творчестве Виктор Тихонович выразил мечту о дальних мирах, о добром Космосе, в котором торжествуют начала Гармонии и Красоты.

«Его картины — как удар молнии, на мгновение осветившей вход в неведомый мир» (Н.Д.Спирина).

 


 1 Н.К.Рерих.


Литература

Почитание Света: Художественный альбом. М.: Янтарный сказ, 1997.

Смирнов-Русецкий Б.А. Семья Рерихов: Воспоминания. Одесса, 1997.

Виктора Черноволенко век лучезарный / Сост. М.Ф.Дроздова-Черноволенко, С.Б.Семёнова. М.: Дельфис, 2001.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Обитель всех Муз. События Музея Н.К.Рериха в Новосибирске

Статьи по теме, смотреть список




 

 

 
Мысли на каждый день

Признательность есть оправа справедливости.

Община, 211
Неслучайно-случайная
статья для Вас: