Учение Живой ЭтикиСибирское Рериховское
Общество
Музей Н.К. Рериха
в Новосибирске
Музей Н.К. Рериха
в с. Верх. Уймон
Книжный
интернет-магазин

  Наши Учителя и
  Вдохновители
   
"Мочь помочь - счастье"
Актуально


Подписаться
Другие сайты СибРО


 

МАГНИТ АЛТАЯ

Авторы: Осипова Татьяна / Сереброва Ирина




Гость из Италии пишет отзыв


Алтайские дети на экскурсии


В.Романова (слева) со Знаменем Мира


Уймонские дети в гостях у строителей клуба


Цветы для Музея Н.К. Рериха


Первые признаки осени

В судьбе как отдельных людей, так и различных сообществ каждый прожитый год оставляет свои вехи, по которым можно проследить развитие и человека, и его дел. Для Сибирского Рериховского Общества 2006 год будет навсегда связан с Алтаем.

Этот год, как никакой другой, показал мощь объединённого сотрудничества в том едином духовном пространстве, которое составляют сегодня Музеи Н.К.Рериха, Музеи-братья — в Новосибирске и в Верхнем Уймоне. Сотрудники СибРО почти перестали ощущать разницу в том, где каждый из них находился физически — в одном Музее или в другом, за сотни километров. Пики напряжения, возникавшие в Верхнем Уймоне, мгновенно чувствовались в Новосибирске, и телефонная связь только проясняла детали. В Новосибирске координировалось и увязывалось всё: работа очередной алтайской вахты, взаимодействие друзей из других Рериховских Обществ, быстрое осуществление необходимой связи с единомышленниками.

Совместная работа множества людей и организаций из Москвы, Барнаула, Новосибирска, Екатеринбурга, Таллинна и других городов способствовала тому, что на Алтае достойно зазвучало имя Н.К.Рериха. В августе, на юбилейных праздниках, представители разных уровней власти открыто, с трибуны поздравляли всех присутствующих с юбилеем экспедиции Н.К.Рериха, звучали искренние слова благодарности великому деятелю Культуры. Считаем, что это — переломный момент в истории утверждения имени Николая Константиновича Рериха на Алтае и признания его идей. Впереди — продолжение этой большой работы, без которой никто из нас уже не мыслит своей жизни.


В чём же заключается наша работа? Одна из её сторон малозаметна для тех, кто приходит в оба Музея Рериха: это сбор, оформление, изучение материалов, составляющих основу их деятельности. Другая сторона работы — у всех на виду: мероприятия, экскурсии, контакты с людьми, и всё это требует постоянной тщательной подготовки и большой самоотдачи.

В журнале мы часто публикуем отзывы людей, посетивших Музеи Н.К.Рериха. У экскурсоводов впечатлений от самих гостей — не меньше: их столько, что мы подумываем о том, чтобы открыть рубрику «Глазами экскурсовода». Вот несколько таких зарисовок летней работы Музея Н.К.Рериха в Верхнем Уймоне.

Посетители, приезжающие в этот Музей отовсюду, имеют самые разные интересы, социальное положение и род занятий. Студенты из Московской консерватории, бизнесмен из Барнаула, кинопродюсер из Италии, молодая пара из Голландии, пенсионерка из Усть-Коксы, научные работники СО РАН, журналисты, учителя, артисты... Бывает, что люди приходят сюда и уставшие, с тяжёлыми рюкзаками на плечах, и чем-то опечаленные. И скоро они забывают обо всём, любуясь сиянием и многоцветием красок Рериха и слушая весть о Красоте, принесённую людям Великой Семьёй и прекрасно выраженную в стихах Наталии Дмитриевны Спириной. Слушают о том, какой удивительной силой обладает Красота: преображая внутренний мир человека, она непременно приведёт к преображению окружающего мира.

В основном народ идёт пытливый, доброжелательный. Задают много вопросов, на которые нужно быть готовым ответить. Многие фотографируют, делают видеосъёмку, записывают экскурсию на диктофон. Восхищаются качеством архивных фотографий, сделанных в этих местах Рерихами 80 лет тому назад. Мы поясняем, что Николай Константинович, понимая всю значимость этой экспедиции, очень серьёзно подходил к вопросу её технического оснащения, и поэтому кино- и фотоаппаратура, приобретённая им в Америке, была самого высокого класса на то время.

Знакомим посетителей с жизнью и творчеством членов семьи Рерихов, с историей Уймонских переселенцев. В большинстве случаев проходят экскурсии-беседы. Нередко люди хотят высказаться, разрешить какой-то внутренний спор или понять что-то неуловимое, не дающее покоя сердцу; не хотят больше жить в серых буднях, не хотят мириться со злом. Начинают понимать, что все страдания на земле — от невежества. Очень радует, когда приходят отзывчивые, ищущие люди, которым созвучно всё, о чём мы говорим, и близки идеи Рериха. И таких в последнее время очень много.

У картин Рериха из Героической серии разговор идёт о мужестве русского народа, выковавшего стойкий дух в защите Родины; народа, которому близки понятия подвига, самоотверженности, самопожертвования во имя высокой цели. И у многих появляется чувство радости и гордости за свой народ.

А как загораются глаза людей, слушающих о пророчествах, указанных во всех мировых религиях, о наступлении на земле Новой Эпохи — Эпохи мира и процветания, которая преобразит сознание и жизнь народов и направит их по пути сотрудничества и созидания. Многих интересует вопрос: «Нашёл ли здесь Рерих Беловодье?» В глазах — ожидание и надежда: а вдруг эта загадочная страна, откуда идёт помощь человечеству, — не вымысел, и она действительно существует, и в суждённые сроки жизнь на планете изменится? Для многих это не праздное любопытство, а поиск истины и смысла жизни.

Здесь, в Музее, людей поражает всё: и чистота, и красота, и доброжелательность сотрудников. Многие говорят: «Какая у вас удивительная атмосфера! Здесь так легко дышится и совсем не хочется уходить». Редко кто из гостей не обратит внимания на качество строительных работ, выполненных в Музее, на то, как ухожена усадьба. Отвечаем: здесь такое значимое место, что по-другому к нему и нельзя относиться. Особую атмосферу, царящую на втором этаже, отмечают даже те, кто не знаком близко с мировоззрением Рерихов и потому не знает, что во многом эту атмосферу создаёт «память» стен, которые навсегда запечатлели здесь присутствие этих необыкновенных людей.

Врач из Подмосковья, приехавший сюда целенаправленно, много знает о Рерихах, и всё же с неподдельным интересом слушает давно ему известное — ведь рассказ ведётся в том самом месте, где Елена Ивановна работала над книгой «Община», а Николай Константинович создавал картины.

Супружеская пара из Алтайского края — потомки староверов, и их, конечно же, интересует всё, что касается истории переселенцев-кержаков, и очень трогает уважительное отношение Рериха к староверам. Мужчина, внимательно выслушав рассказ о картине Рериха «Ведущая», очень серьёзно говорит, что его жена для него — действительно ведущая, и он очень рад этому. Через несколько дней эта семья вновь посетила Музей, уже со своей приятельницей, которую они специально привезли сюда на экскурсию. К их радости, в Музее появились новые экспонаты — большая карта экспедиции Н.К.Рериха, выставка работ Н.Н.Нагорской и принадлежавшие староверам предметы обихода, возраст которых насчитывает более трёхсот лет. Снова с большим интересом и оживлением слушают рассказ экскурсовода. Мужчина с изумлением отметил: он никогда и не думал, что повторное посещение Музея может произвести даже более сильное впечатление, чем первое; многое стало более близким и понятным, замечены нюансы, упущенные во время первого прихода. На втором этаже, на пороге комнаты, где жил Юрий Николаевич, он вдруг воскликнул: «Посмотрите, как сияют картины! Как будто сзади них сделана подсветка!» И действительно, мы увидели нечто необыкновенное: «Песнь о Шамбале» и «Чинтамани» так сияли, словно свет исходил изнутри гор, изображённых на них. (А ведь это были не картины, а репродукции!) Посетители уходили растроганные, наполненные радостью и ощущением чего-то несказуемого... Надолго запоминаются такие моменты, когда люди зажигаются невидимым огнём, которым насыщено творчество Рерихов.

В один из июльских дней в Музее побывала пожилая женщина из Усть-Коксы со своими внучками и правнучками. На вид лет 80, в платочке и в простом ситцевом платье. Очень внимательно и подолгу рассматривала всё — и фотографии 1926 года, и акварели Н.Н.Нагорской, на которых изображены староверы Уймонской долины, и каждую репродукцию Н.К.Рериха; читала аннотации и стихи Н.Д.Спириной к картинам. После экскурсии, выйдя на балкон, женщина присела на скамейку и негромко сказала: «Ну вот, теперь и умереть не страшно». На вопрос: «Зачем же умирать?» — она пояснила: «Я здесь такой красоты насмотрелась, что теперь ничего не страшно». Потом, прощаясь, она тихо сказала: «Как в раю побывала».

В конце июля была ещё одна незабываемая встреча — с тремя студентками Московской консерватории и их преподавателем. Они не первый год путешествуют по городам России, собирают народные песни. Знают о Рерихе, задают много вопросов. В конце экскурсии выходим на балкон, беседуем и любуемся горами. Вдруг видим группу людей, направляющихся к нам в Музей. Говорим ребятам: «К нам идёт министр культуры Алтая». «Неужели Кончев? — оживились они. — Нам очень нужно поговорить с ним. Мы писали ему письмо из Москвы, и сейчас хотелось бы решить важный для нас вопрос». Разговор у ребят с В.Е.Кончевым произошёл замечательный. Видно было, что студенты ему понравились. Внимательно выслушал, улыбаясь их молодому задору. Шутил, смеялся вместе с ними, обещал помочь. Прощаясь, предложил не терять связи, сотрудничать. После его отъезда студенты обсуждали происшедшее. Удивлялись, как неожиданно произошла встреча, которая им была очень нужна. Говорили: «Какой удивительный день, просто незабываемый. Столько хорошего сегодня произошло!»

Студенты-музыканты побывали во многих городах, видели немало интересного, но Сибирь и Алтай впечатлили их больше всего, и не только красота этих необыкновенных мест, но и люди, которых они встретили здесь. Их поразило радушие и гостеприимство, которое на Алтае — обычное явление. Кто-то довёз их до места назначения, не взяв за это денег, кто-то водой напоил, кто-то доброе слово сказал. «Почему люди не везде такие замечательные, как на Алтае?»

Уходили неохотно. Обещали на следующее лето приехать сюда с друзьями и обязательно спеть для нас. Наполненные впечатлениями о Музее, они написали в книге отзывов: «Мы будем рассказывать о вас всем – всем – всем!»

Действительно, наш Музей не похож ни на какой другой. Необычность его заключается уже в том, что он живёт по особому распорядку: посетители приходят сюда и рано утром, задолго до открытия, и поздно вечером, и ни один не остаётся без внимания. Нередко нам приходилось наполнять туристам термосы кипятком или поить их чаем в нашей небольшой, но уютной походной кухне, которая помнит много интересных встреч и бесед.

Бывали и курьёзные случаи. Однажды пришли хмурые, настороженные посетители. По мере экскурсии их лица начали преображаться, светлеть, напряжение явно спадало. Выяснилось, что на их пути встретился недоброжелатель, который отрекомендовал сотрудников Музея как «баптистов и сектантов». Но люди оказались любознательными и решили во что бы то ни стало посмотреть, как они выразились, «на живых сектантов», и даже приготовились соответственно реагировать, как только их начнут «обрабатывать». Гости смеялись и много шутили по этому поводу. Написали восторженный отзыв и ушли весёлые и довольные. Так у нас появились новые друзья.

Нередко в Музей приходят с детьми. Четырёхлетний малыш замер перед картиной «Победа», которая полюбилась ему больше всех. Его впечатлил воин, защитник Родины, победивший Змея Горыныча. Бежит к маме, тянет её за руку: «Пошли со мной, я тебе что-то покажу!» Подводит к картине и гордо говорит: «Когда я вырасту, я тоже буду героем!» А после экскурсии он увидел в книжном киоске открытки с «Победой». Схватил их все со стола, прижал к груди и, несмотря на мамины уговоры, никак не соглашался оставить себе только одну открытку, а остальные вернуть. Твердил: «Они мне все нужны!»

Отдельно стоит сказать о детях Верхнего Уймона, со многими из которых мы постоянно общались. Их любознательность, свойственная, в общем-то, всем детям, сочетается с крестьянской несуетливостью, степенностью. У них и игры другие, не такие, как у их городских ровесников. Дети были первыми из селян, кто стал заглядывать в клуб во время ремонта зала. Быстро подружившись со строителями, они являлись в клуб ежедневно, как на работу; часто приходили пораньше, терпеливо ожидая наших мужчин на крыльце; нередко прибегали и в Музей.

Не миновали нас и работники телевидения. Приезжала съёмочная группа Центрального телевидения за материалами для своей передачи. Через некоторое время появилась ещё одна группа от частного канала, возглавляемая достаточно известной телеведущей, собирающей материалы для авторской передачи. К сожалению, вопросы и одних и вторых были такого рода: «Рерихи искали Шамбалу, как вы полагаете, они нашли её? Могли они найти её на Белухе? Почему внезапно экспедиция была вынуждена покинуть Верхний Уймон?». Увидев наши недоумённые лица, они настойчиво продолжали: «А давайте пофантазируем на эту тему! Ну почему невозможно, давайте попробуем!». Грустно было видеть, что люди, имеющие выход на самую широкую аудиторию, считают возможным говорить о Рерихе, не познакомившись с его трудами. Думаем, им будет нетрудно найти тех, кто с удовольствием захочет «фантазировать» на предложенные темы, а потом эти мнения прозвучат в эфире и будут многими приняты как достоверные сведения.

В Музее побывала со своим спутником Р.Романова из московского Экоцентра «Свет». Они прибыли со Знаменем Мира — таким же, как то, что находится в Государственной Думе России: оба Знамени изготавливались одновременно и с её участием. Теперь второе Знамя Мира она берёт с собой во все экспедиции по тем странам мира, которые посещает. После Алтая у нашей гостьи запланирован Тибет.

Заканчивается очередная экскурсия. Гости стоят на балконе, смотрят на зелёные горы Теректинского хребта. Кто-то эмоционален и не может не высказать, как ему всё понравилось. Кто-то молчалив и задумчив, осмысливая увиденное и услышанное. Прекрасно понимая это состояние, мы не мешаем, чтобы разговорами не нарушить их внутреннюю гармонию, очарование прекрасным.

Перед приездом очередной вахты из Новосибирска мы подводили итоги нашей работы за месяц. Оказалось, что за июль было принято 1133 посетителя, — это в три раза больше, чем в июне. В августе — месяце, юбилейном для этого года, — было уже 1454 человека, почти столько же, сколько за весь 2005 год. Хорошо видна тенденция к увеличению потока людей и осенью. Этому в значительной степени способствует появление моста через Катунь, соединившего районный центр Усть-Коксу с Верхним Уймоном. Со всех концов России и мира приезжают сюда туристы. У нас появилось много друзей и единомышленников, а сколько будет ещё!

Удивительное сейчас время, и удивительные события происходят на земле: переосмысление жизни, переоценка ценностей, меняется сознание людей. Мир нуждается в переустройстве, которое уже происходит. Ещё Лев Толстой сказал, что только слепой не видит, как стремительно меняется мир. Да, рушатся старые догмы, нарождается что-то новое и прекрасное. И в этом обновлении — спасение.

В конце 1990-х годов Наталия Дмитриевна сказала: «Как бикфордов шнур пробуждается Алтай». В этом году мы особенно явно почувствовали, насколько стремительно, мощно идёт пробуждение сознаний. И этот процесс уже невозможно остановить.

 

Поэтическое творчество сотрудников СибРО, как камертон, всегда отзывается на главные моменты деятельности Общества. Не удивительно, что в этом году в стихах доминирует Алтай.

Над Алтайской землёй долгожданный рассвет,
Он устами пророков издревле воспет;
Радость сердца зовёт в заповеданный край,
Твоё Солнце встаёт, всемогущий Алтай!
(Людмила Ефимова)

Бывало, что в самые сложные периоды рождались строки, которые словно аккумулировали все энергии друзей, посылаемые на Алтай. В один из таких периодов появилось стихотворение Юлии Стройновой:

«Поле боя оставить нельзя».
Безнадёжность момента — лишь майя.
Нужно силы все духа собрать
И идти напролом, тьму сражая.
Наша вера в победу над злом,
Устремление ярое к Свету
Несломимую стойкость даёт:
Мы идём, и за нами победа!

В последний день июля, накануне нашего отъезда, мы увидели первые признаки осени: на склоне ближайшей горы начали желтеть берёзы, и резкий ветер срывал слабые листья. Сказывалась затяжная летняя засуха.

По возвращении в Новосибирск вдруг стало понятно, что там, на Алтае, даже среди выгоревшей Уймонской степи, есть нечто притягательное, тот самый необъяснимый магнетизм, который затрагивает душу и потом бередит её даже на расстоянии, особенно когда нахлынут воспоминания об этом чудесном крае. Ничего подобного не испытываешь в других местах, даже если находишься в настоящем сибирском бору или среди цветущих лугов. Всё это можно сравнить с человеческими встречами, когда попадается на твоём пути кто-то, пусть даже очень хороший, но если нет той самой связующей нити — то встреча быстро стирается из памяти. А бывают и другие, редкие встречи, яркие и незабываемые, когда вдруг чувствуешь необъяснимое словами родство, желание общаться ещё и ещё. Именно таков Алтай, магнетизм которого «не отпускает». И никакие богатства мира не могут с ним сравниться.

Сам воздух твой насыщен тайной,
А краски ярки и чисты,
Как будто свет необычайный
Пролился с горней высоты.
Твои просторы и теснины
Невольно память бередят,
И магнетизм необъяснимый
Не отпускает от тебя.
(Ирина Сереброва)

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Вести с Алтая

Статьи по теме, смотреть список


Новости по теме, смотреть список



 

 

 
Мысли на каждый день

Мысль есть первопричина и венец всего творения. Мысли правят миром, следовательно, правят кармою.

Рерих Е.И. Письмо от 24.09.1935
Неслучайно-случайная
статья для Вас: