Издательский центр РОССАЗИЯ                контакты          написать нам           (383) 223-27-55


Мысли на каждый день

«Величайший человек тот, кто велик в терпении».

Рерих Е.И. Письмо от 17.08.1934
"Мочь помочь - счастье"
Журнал ВОСХОД

Неслучайно-случайная
статья для Вас:

Актуально


Подписаться

Музей:           
Книги:         

ИСТОЧНИК ВДОХНОВЕНИЯ

Автор: Сереброва Ирина



Теги статьи:  Алтай, отзывы, стихи

Красота и Алтай... Для многих из нас, кто время от времени приезжает сюда, эти два понятия в какой-то момент стали неразрывно связанными, превратившись в единое целое. Вспоминая об Алтае, рассказывая о нём своим близким и знакомым, мы не однажды произнесём эти два слова рядом.

Что может быть краше Алтая? Возможно ли пресытиться его красотами? Даже подумалось: что оздоровляет больше — чистый воздух или любование природой, которая восхищает всякого, обратившего свой взор на горы, долины, небо? И что такое красота, которую без устали воспевают поэты, писатели, художники, о которой размышляют философы и которая, несомненно, влияет на всех без исключения? Что значит красота в нашей жизни и насколько часто мы обращаем на неё внимание? Такие вопросы пришли после очередной поездки в Горный Алтай, вернее — через какое-то время по возвращении в Новосибирск, когда после чистого воздуха и необыкновенно гармоничного звучания природы, после всей этой красоты пришлось окунуться в шумную и загазованную атмосферу большого города...

В этом году довелось дважды побывать на Алтае, в Уймонской долине, — в июле и октябре. Июль в этом году выдался необыкновенным — и по погодным условиям, и по богатому, яркому цветению алтайских лугов. Каким цветовым разнообразием изукрашена долина в летнее время! Даже обычная травяная зелень имеет множество оттенков, названия которых знает только художник. И среди этой зелени — неописуемое богатство: щедро цветут синие и фиолетовые медуницы, акониты, розовый иван-чай, солнечно-жёлтый донник и альпийский мак. А вот небольшие пятачки нежно-сиреневого чабреца, или богородской травы, которую ботаники именуют тимьяном ползучим. Растёт он в равнинной части долины. А на взгорках в более яркий цвет принарядился его ближайший родственник, прозванный кем-то заморским именем «зизифора». И говорить об этом щедром богатстве можно бесконечно.

Если говорить о красоте алтайского неба и гор, то вряд ли можно найти точные слова, чтобы суметь описать всё это великолепие. Как впечатляет бесконечное разнообразие оттенков, особенно в часы восхода и заката! Словно магнитом притягивается взгляд к облакам, постоянно меняющим цвет и форму. А под ними — Теректинский хребет, который временами приобретает удивительный бархатисто-синий цвет. Когда наступает осень и деревья меняют свой наряд, горы, обрамляющие долину, становятся необыкновенно яркими — настоящая феерия красок!

А сколько певчих птиц радовало нас этим летом! С вечера до самого полудня были слышны трели какой-то необыкновенной певуньи. Её песня такая многообразная и чудесная, слушаешь — не наслушаешься. Но как зовут эту таинственную птаху, прячущуюся в густой листве деревьев, — нам неизвестно. Нежно перекликаются овсянки, которые любят летать небольшими стайками. Повсюду слышно, как «синькают» шустрые синицы, весело перекликаются славки. Беспокойная чечевица день-деньской ищет кого-то, всё спрашивает: «Витю видел? Витю видел?» Высоко над долиной завис жаворонок, житель степей. Как не вспомнить с детства знакомую песенку: «Между небом и землёй песня раздаётся...» При всей этой красоте звуков кажется, что шумные вороны должны стесняться произносить своё грубое «кар-р».

«Слушать прекрасное и смотреть на прекрасное — значит улучшаться», — говорили древние мыслители. Сколько же людей улучшилось здесь, на Алтае? И умеем ли мы действительно слушать и смотреть? Оказывается, красота, окружающая нас, может только тогда влиять благотворно, когда мы осознанно обратим на неё свой взор. Многие знают, что хороший врач, выписывая больному рецепт, обязательно скажет, для чего нужно то или иное лекарство: сознательно принятое, оно скорее действует и лучше помогает. То же самое с красотой. Обращая на неё внимание, любуясь её многообразием, разлитым в окружающей нас природе, мы словно впитываем в себя благотворную частичку этой красоты, исцеляем свою душу, уставшую от городского шума и суеты. И даже не подозреваем, насколько сильно её воздействие!

Что, как не красота природы, вдохновляло староверов, поселившихся около трёх веков назад в Уймонской долине, украшать одежду изящной вышивкой, часто используя «травные» узоры — листики и цветики, то есть всё то, что есть в природе. В семьях старообрядцев с самого раннего возраста обучали девочек прясть, шить, вышивать. Девушку «на выданье» ценили не столько за красоту лица, сколько за мастерство в рукоделии, ведь она сможет наполнить красотой свой дом.

Когда Рерихи посетили Верхний Уймон, их внимание привлекли старинные русские костюмы, самотканые опояски с узорами и письменами-молитвами. Они увидели, что, несмотря на трудную и трудовую жизнь, люди старались украсить и себя, и дом, в котором жили.

Наверное, кто-то из жителей Уймонской долины ещё помнит сестру Вахрамея Семёновича Атаманова, верхуймонскую художницу бабушку Агашевну, домик которой, расписанный её рукой, был похож на сказочный теремок. В путевом дневнике «Алтай – Гималаи» Николай Рерих посвятил несколько строк этой одарённой женщине: «И лекарь, и травчатый живописец, и письменная искусница. Тоже знает травы и цветики. Распишет охрой, баканом и суриком любые наличники. На дверях и на скрынях наведёт всякие травные узоры. Посадит птичек цветистых и жёлтого грозного лёву-хранителя... Такая искусница!»

А как было востребовано её мастерство! Со всей Уймонской долины Агашевне поступали заказы: кто-то просил расписать домашнюю утварь, кто-то — наличники и двери, были и такие, кто просил разрисовать и пол и потолок. Это говорит о том, что жители долины любили и ценили красоту и, несмотря на суровость быта, стремились украсить своё жилище. Несколько предметов, расписанных рукой этой мастерицы, хранятся в музеях Алтая, в том числе и в Музее Н.К.Рериха в Верхнем Уймоне. Свои узоры она рисовала не кистью, а пальчиком. Известно, что её настоящее имя — Елена, но селяне величали Агашевной, по имени её матери — Агафьи. И здесь обнаруживается любопытное совпадение. Русская художественная роспись пальчиком, существующая уже несколько столетий, называется «агашки», по имени крепостных крестьянок, работавших в мастерских: всем им давали одно имя, очень распространённое в те времена, — Агафья. А вообще художников, изображавших растительные узоры, называли травщиками.

Так опять возвращаемся к теме природы, её красоты, которая с самых незапамятных времён и до сего дня вдохновляет человека на творчество. И многие из тех, кто приезжает на Алтай, начинают писать стихи и прозу, рисовать... Так, в книге отзывов Музея Н.К.Рериха нередко можно прочитать поистине вдохновенные строки, рождённые от соприкосновения с прекрасным. Вот что написала Катя Юркевич из Минска: «Расцвели в душе цветы горные, растеклась речка, отразилось в ней небо. Сижу — улыбаюсь, хожу — улыбаюсь, не спрятать радости. Глаза, раскрытые Алтаем, ещё раскрылись, возрадовались. Чувствую себя как дома, как в идеальном доме, в этой долине и в этом музее, — дышится легко, травы пахнут. Взгляд — и на горе оказалась, ещё взгляд — на другой, ещё — на вашем балконе... И время пошло не днями — минутами! Наполненную чашу выношу из музея, спасибо!!! Спасибо, что приоткрыли во мне что-то важное и простое, звенящее и тихое одновременно. Буду помнить вас и рассказывать о вашем музее, о волшебном месте его среди гор...»

Какой поэзией и искренностью веет от этой записи, оставленной юной студенткой, впервые побывавшей и в Горном Алтае, и в Музее Рериха. А какие замечательные строки пишут те, кто летом приезжал в Музей потрудиться. Это и сотрудники новосибирского Музея Рериха, и наши друзья из Рериховских Обществ других городов.

В июле этого года здесь впервые побывали Валентина Николаевна Баршина и Светлана Демидочкина из узбекского города Зарафшана. Две недели они трудились в Музее, а потом от них пришло письмо: «Алтай стоит перед глазами. Незабываемые дни и ночи, проведённые там, останутся в памяти навсегда. Нам было о чём рассказать зарафшанцам, хочется и с вами поделиться этой радостью.

Когда мы выезжали рано утром 5-го июля из Новосибирска, сердца наши радостно пели: едем, едем на Алтай. Мечта сбылась! Встреча с Алтаем — как сказка, жданная и радостная. Сколько удивительного и прекрасного открылось перед нами! Пейзажи менялись очень быстро: то горы, покрытые лесами, встречали нас; то поля с разнотравьем фиолетового, белого, розового и жёлтого цвета. Не передать словами красоты полей алтайских, их нужно видеть. Многим удивляет Алтай. Катунь сине-изумрудными водами очаровывает нас — то стремительная и бурная, то спокойная и величавая. Так и хочется сказать словами Николая Рериха: "Приветлива Катунь. Звонки синие горы. Бела Белуха. Ярки цветы и успокоительны зелёные травы и кедры. Кто сказал, что жесток и неприступен Алтай? Чьё сердце убоялось суровой мощи и красоты?"

КАТУНЬ

КАТУНЬ

Поздно вечером мы приехали в Верхний Уймон. Утром, придя на усадьбу, увидели Музей. С трепетом осмотрели его, порадовались тому, с какой любовью выполнены все работы и как красиво всё оформлено. Так состоялось наше первое знакомство с Музеем.

Мы сразу почувствовали себя частью коллектива. Многих сотрудников мы уже знали и никакой неловкости не ощущали, да и глаза у всех родные, добрые, улыбающиеся. Как в слаженный механизм, мы тоже включились в общую работу. Здесь ощущается новая жизнь и каждый чувствует себя общинником.

Мы соприкоснулись с красотой Уймонской долины. Солнышко светило радостно, роса блестела на траве, так и хотелось разуться и походить по этому мягкому ковру, что мы и сделали.

Несмотря на занятость, были организованы поездки и походы по окрестностям Уймонской долины. Мы поднимались на гору Батун, были на Святом источнике, видели скифские захоронения, или, как их называют, "каменные бабы". Собирали грибы, ягоды, купались в Катуни. На второй день после приезда нам посчастливилось увидеть вершину Белухи.

В течение всего времени мы видели поток людей, идущих в музей на экскурсию, и очень этому радовались. Люди едут со всех концов света, чтобы побывать здесь и увидеть воспетую Рерихом природу Алтая, прикоснуться душой к заповедному месту, которому столько предназначено.

На Алтае у нас осталось много друзей. Уехали мы с чувством большой благодарности каждому сотруднику и с мечтой снова приехать на Алтай.

Глаза сомкну — и снова на Алтае, 
Где горы величаво стали в ряд, 
И радуга сияет над Уймоном, 
В траве росинки россыпью горят!..

Катунь ведёт душевную беседу, 
И солнце отражается в воде. 
Какое буйство красок у природы! 
Такого не увидите нигде.

Светлана Демидочкина. 7.08.2007»

А вот что написала Любовь Тимофеевна Завьялова из города Новоуральска, которая впервые работала в Музее в качестве экскурсовода: «Наконец исполнилась давняя мечта: потрудиться в Музее-усадьбе Н.К.Рериха в селе Верхний Уймон...

Алтай очаровал синими далями, переливами всех оттенков зелёного цвета на склонах величественных гор и звоном бирюзовых и белопенных рек.

Музей Н.К.Рериха в Верхнем Уймоне

Приходят на память слова Григория Ивановича Чорос-Гуркина: "Взгляните на девственную чистоту Алтая, на его красавицу волшебную Катунь, этот символ вечной жизни, неустанного стремления вперёд... В её волне вы ощутите биение жизни и почувствуете, что дух вселенной бодрствует в ней от создания мира..." Эти слова алтайского художника словно бы объясняют интерес Н.К.Рериха к Алтаю, ведь он называл Алтай "средоточием", "Сердцем Азии"...

Посетители едут в Музей со всех концов света. Местное население приводит в Музей своих гостей, приехавших издалека... Бабушка с внучкой приехали из Москвы в село Тюнгур в гости к деду и посетили наш Музей. Посмотрев выставку предметов старообрядческого быта и послушав рассказ экскурсовода, они поняли ценность подарка, на который вчера не обратили внимания: дед подарил внучке "не то псалтырь, не то часослов" старообрядческий в деревянном переплёте. И они сразу вспомнили слова деда о том, что "на чердаке ещё целый музей", и вознамерились "сегодня же обследовать этот чердак".

В августе Музей посетила внучка Вахрамея Семёновича Атаманова, Мария Васильевна, со своим супругом, дочерью и двумя внучками. Встреча была очень тёплой, мы подарили им сувениры, слушали воспоминания Марии Васильевны...

Эти двенадцать дней показались мне целой жизнью, наполненной до краёв светом Любви, Красоты и Сотрудничества. Уезжать не хотелось».

Как отметили экскурсоводы, среди посетителей растёт интерес к творчеству Рериха. Многие задаются вопросом — что же влекло художника на Алтай, в чём он видел его значимость? Чуткие к красоте, они нередко говорят о том, что краше Алтая нет места на земле.

Закончилось лето — разгар туристического сезона, когда посетители шли в Музей буквально непрерывным потоком. С наступлением осени этот поток постепенно уменьшался. Наступило время года, которое на Алтае не менее прекрасно, чем лето. Октябрь в этом году был отмечен таким разнообразием состояний природы! Одна из особенностей этих мест — частая смена погоды в течение дня: по утрам опускается густой туман, полностью закрывающий горы, днём светит яркое солнце, а потом вдруг набегут тучи, выпадет снег, и горы становятся столь ослепительно сверкающими, что на них трудно смотреть. Через день выпавший снег начинает таять на солнце и появляются признаки весны — с крыш свисают сосульки, весело поют птицы, зеленеет трава и кое-где желтеют робкие одуванчики.

Стоит октябрь — а в воздухе весна. 
Щебечут птицы, будто бы в апреле, 
И слышен звон разбуженной капели, 
Сияет пышной зеленью сосна, 
И чувствуется в воздухе весна!

И всё-таки время берёт своё. Золотая осень уходит, и природа готовится к долгой, почти на полгода, зиме. Но от этого Алтай не становится менее притягательным и прекрасным.

Над Уймонской долиной раскинуто небо ночное, 
Жемчугами сверкает таинственный древний шатёр. 
Где-то плещется речка, осенним объята покоем, 
И вдали догорает оставленный кем-то костёр.

После бурного лета природа как будто устала, 
Не спеша погружается в долгий целительный сон. 
А потом упадёт белоснежной зимы покрывало, 
Принеся за собой освежающий, бодрый озон.

Нас зима не смутит, даже если она на полгода, 
Даже если мороз или жгучие будут ветра. 
Ведь известно давно, что плохой не бывает погоды 
И природы закон всё же выше людского добра.

Говорят, что человек никогда не забывает о том, что полюбил по-настоящему. Каждый раз уезжаешь с Алтая наполненный красотой и любовью к этому удивительному краю. Его прекрасные образы, вдохновляющие на творчество, невозможно забыть, и при каждой новой встрече они будут только обновляться.

Рассказать о статье друзьям:
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Назад в раздел : Вести с Алтая